«

»

Дек 14

Фестиваль фольклорных коллективов. Сценарий мероприятия.

Чудеса на Чухломском озере.

Фестиваль фольклорных коллективов.

Праздник проходит на берегу озера.

Действующие лица: Ч у х и М а н ю ш к а — озерные хозяева, вымышленные персонажи, С к о м о р о х и — от 4 до 10 чел., М и т я и Н а с т я — юноша и девушка из артели потешников.

Звучит музыкальное вступление. На сценическую площадку, устроенную на берегу озера, выбегает Скоморох с нарядным шестом, украшенным разноцветными длинными свисающими сверху лентами и напоминающим карусель. Остановившись посреди площадки, он издает молодецкий свист, и на площадку с разных сторон выбегают еще несколько Скоморохов. Это современные ребята и девушки, в их ярких нарядах — полное смешение старинных скоморошьих и современных молодежных элементов одежды. Скоморохи берут концы лент и затевают на сцене веселую кружащуюся карусель. Каждый, оказавшись по ходу кругового движения на авансцене, чуть выбегает из общего круга побли¬же к зрителям и произносит свою реплику.

Скоморохи. У, сколько народу-то! Видимо-невидимо! И еще валит!
А как разодеты все! А как разнаряжены! Аж глаза слепит!
А уж шуму, гомону! Аж в ушах гудит!
Доброго здоровья, народ честной!
Праздник на нашей земле чухломской!
Люди добрые, вниманье!
Начинается гулянье!
На зеленом на лужку!
На озерном бережку!
Тут забавы!
Там веселье!
Гомон шумный над водой!
И качели-карусели!
Песни, пляски чередой!
А на ярмарке богатой, погляди, товар горой!

Далее каждый, оказавшись по ходу движения на заднем плане, подхватывает в свободную руку подаваемый из-за помоста «товар» — в корзинке, в лотке, в решете, на подносе и т. д. «Доехав» на импровизированной карусели до авансцены, каждый называет зрителям свой товар.

Корзиночки плетеные!
Огурцы соленые! (С хрустом откусывает от большого огурца.)
Семечки каленые! (Кидает горсть в сторону зрителей.)
Веники зеленые!
Орешки миндальные!
Воды минеральные! (Можно шутки ради продемонстрировать бутыль не с минеральной водой, а с горячительным напитком.)
Фрукты африканские!
Штаны американские!
Караси живые!
Плошки расписные!

Музыкальная отбивка — протяжный какофонический аккорд. Все в «карусели» внезапно останавливаются и вдруг начинают пятиться назад, словно кто-то невидимый, стоя за помостом, тянет за ленты всех Скоморохов.

(Из последних сил стараясь удержаться на сцене.) Пряники да бублики! Ой!
Караваи кругленьки! Караул! Держите меня!
Что? Что такое, братцы?
Этого не было в сценарии!
Эй, режиссеры! Предупреждать надо!
Вообще дурацкие шутки!
Голос Чуха (раскатисто). Ха-ха-ха-ха-ха!
Скоморохи. Нет, это не режиссеры!
И это вовсе не шутки!
А что это?

Неожиданно кто-то невидимый словно отпускает ленты — и большинство Скоморохов валятся куда-то за сцену. На помост же падают только двое из них — Настя и Митя.

Митя. Ох!
Настя. Ах!
Манюшка (выбегая). Ахти, горемычные вы мои! Никак зашиблись маленько? Простите уж покорно. (За кулисы.) Ух, я тебе! Попридержал бы силушку-то, горе ты мое!
Митя. А это еще кто? Ты знаешь, Настя?
Настя. Нет… Я, вообще-то, на последней репетиции не была. Мить, а может, ты сам вспомнишь, что это за персонаж?
Манюшка. Персонаж… Это вы персонажи! Али еще как там по-вашему, по-ученому? Вы кто? Артисты ряженые?.. Вот то-то и оно… А мы от природы таковые, какие есть. И проживаем тута испокон веков.
Митя. Где это — тута?
Настя. Кто это — вы?
Манюшка. Вот непонятливые! Кто пошутил-то над вами ноне маленько? Он! Хозяин озера! А я при нем — как и положено жене при муже быть. Вроде как тоже тут живем-поживаем, над водами да над берегами властвуем.
Митя. Властвуете? Как это?
Манюшка. Охраняем от напастей всяких. Порядок тут блюдем. Бережем озерко-то наше. И много чего другого бережем…
Настя (изумленно). Митя… Ой…
Манюшка. Что «ой»? Хватит ахать-то да охать. О деле пора вспомнить. Вас сюда зачем позвали? Праздник для всего народа честного сотворить. Забыли, чай?
Митя. Да тут не то что праздник — мать родную позабудешь, когда такие вот… технические помехи.
Манюшка. А напрасно так о нас, милок. Мы не помеха, мы как раз, может, подмогою вам великою будем. Вы вот праздник-то ваш ой как весело начали, хорошо скакали… Да все как-то поверху, поверху… Вот мы и задумали вас маленько поправить. Так что слушайте дальше обоими ушами, отроки милые!
Митя. Кто-кто?
Манюшка. Тинейджеры!
Митя. А-а-а…
Манюшка. Ой, да как вас, милые, каждого звать-то величать?
Настя. Меня Настя.
Митя. А меня Митя. А… а вас ведь тоже, наверное, как-нибудь зовут?
Манюшка. Во! Насмешил! Зовут! Да не как-нибудь! А как озеро зовут, так и нас. А может статься, все как раз и наоборот: озеру по нашим именам названье дали. Мы уж не упомним, как оно было. Как озеро-то зовется, чай, знаете?
Настя. А как же не знать? Наше озеро знаменитое — Чухломское!
Манюшка. Так хозяину-то моему имя и есть такое же! Чух — хозяин озерный!
Митя. Чух? Гм… А ваше имя тогда как?
Манюшка. А мне в имечко досталось то, что от словечка Чухлома осталось.
Настя. Это как же? Ему — Чух, а вам — Ло… Лома?
Манюшка. Да не ломайте языки-то! Да, не больно красиво и благозвучно имечко-то мое… Так ить муженек-то мой придумал, как меня попроще и поласковее звать. Манюшка я. Просто Манюшка… Ох, и опять мы от дела-то отвлеклися!
Митя. Да-да! Вы сказали, что у вас к нам как к ведущим праздника есть какие-то претензии.
Манюшка. Есть претензии! Не без претензиев! Но тут уж сам хозяин озерный свое слово золотое вам скажет. А вот и он, батюшка!

Под музыку на площадку поднимается озерный хозяин Чух.

Чух. Приветствую вас, люди добрые! И землякам поклон мой низкий, и гостям дорогим, что издалече к нам прибыли! С праздником вас великим — нашим, чухломским! И вам поклон, артисты-потешники! Ладно да складно праздник начали! И ярмарка праздничная у вас ох какая богатая! Да вот увидел я, что не все, что надобно людям, нынче есть на вашей ярмарке!
Митя. Как не все? Огурцы соленые! Семечки каленые! Плошки расписные! Караси живые!..
Чух. Да ведь это все для того, чтоб животы свои ублажать. А праздник-то — он ведь для души придуман! Чтоб душа проснулась! Да запела, да возрадовалась! Да распахнулась, да развернулась — во всей красе своей русской!
Манюшка. А душа — она ведь ух! — как стержень всему остальному. И в человеке, и в целом народе. Так-то, голубчики! А что у вас на празднике есть такое, чтоб для души?
Настя. Ой, не знаю…
Митя. Да… в общем-то… ничего нету!
Чух. А нет — так будет!
Настя. Откуда?
Чух. Мы ж сказали: подмогнем вам праздник для души устроить! Подмогнем, Манюшка?
Манюшка. Подмогнем, батюшка!
Чух. Тогда… Выноси наши товары! Те самые, что сотни лет душу русскую радовали и еще сто веков радовать будут!
Митя. Откуда, какие товары?
Чух. Из кладовых наших, из при¬озерных! Из кладовых заветных, на семь замков запечатанных! Пришло времечко распечатать кладовые тайные ради большого праздника!

Озерные хозяева выносят и расставляют на площадке «товары», громко объявляя название каждой вещи: «Гусли-самогуды! Лапти-самоплясы! Дудка-самогудка! Балалаечка-самоиграечка! Гармонь-огонь — все запляшут, только тронь! И напоследок — туесок с водою, но не с простою, а с живою!»

Настя. Здорово! Ух, что сейчас будет! Я беру дудку!
Митя. А я — гусли!
Настя. Я — правый лапоть!
Митя. А я — левый!
Настя. А потом — сеанс омоложения живой водой! Хирурги-пластики все до одного умрут от зависти!
Митя. И — эх! Развернись, душа!
Настя. У-у-ух!

Отчаянно дуют в дудку, теребят струны гуслей, и каждый пытается топнуть ногой, засунутой в лапоть. Озерные хозяева с усмешкой сморят на них.

Нет музыки!
Митя. Нет музыки!
Настя. Мить, нас надули!
Митя. Вещички ненастоящие!
Чух. Настоящие, настоящие! Просто… Позалежались малость. Ты вот, милок, на машине своей годок не поездишь — она и чихает, и заводиться не торопится. А это добро без употребления, чай, лет сто, а то и больше лежит-полеживает.
Манюшка. Раскочегарить его надо! Расшевелить ему память-то! Душу-то встряхнуть! Они ведь, душа-то и память, не только у людей — и у вещей есть!
Нонче это уже и наукой вашей доказано. Чай, сами читали, грамотные.
Митя. Точно, я читал. Вещи несут заложенную в них прошлыми поколениями информацию. И люди тоже!
Настя. Верно! И сохраняют ее в себе на долгие-долгие годы.

Выступление хозяев праздника — фольклорных коллективов Чухломы.

Митя. А вот что делать, чтобы оживить эту память — и в вещах, и в человеке — этого что-то нигде не читал…
Чух. И не прочитаешь. До такого ваша наука еще не дошла. Тут уж только на нас с Манюшкой вся ваша надежа. А ну-ка, где водица наша, хозяюшка? Угости ею гостей наших молодых!
Манюшка. Испейте на доброе здоровьице!
Митя. Спасибо вам!
Настя. Ой! Это же ваш туесок, из кладовых ваших! Но он же, вы сами сказали, не для всякой воды предназначен, а только для живой, для волшебной…
Чух. Для какой предназначен, такая в нем и плещется. Взгляни-ка, милок, туда. Видишь озеро широкое? Много лет ему, ой много… И все, чем ни жили люди на берегах его долгие века, — все в водице его отражалось. И хранит молчаливо эта самая водица озерная память о веках далеких…
Манюшка. О предках наших…
Чух. Об их душах — щедрых да красивых!
Манюшка. Ты испей водицы-то! И ты испей, голубушка! Ой непростая водица! (Наливает воду в старинный ковшик, подает и исчезает вместе с Чухом.)

Настя и Митя, передавая ковшик друг другу, отпивают из него.

Настя. Ох, Митя! Что-то… Что-то тут вот происходит… (Прикладывает руку к груди.) Какое-то чувство неведомое… Митя! На луг бы широкий сейчас, вон туда! Да чтоб парней, девушек по-больше, да чтоб песни, хороводы веселые… И на всю ночь, до утра!
Митя. И я — с гармошкой голосистой, да в картузе, да с цветком у козырька! И ты ни на кого не смотришь, только на меня…
Настя. Смотри, Митя! Все сбывается наяву, как нам привиделось! Девушки идут нарядные, парни с гармошками… И прямо к нам!
Митя. Эх, гуляй, как в стары годы, наша Чухлома!

Выступление фольклорных коллективов Чухломы.

Настя, как здорово, оказывается, земляки наши поют, пляшут!
Настя. А как на гармошках играют!
Митя. Это все водица озерная живая! Это она память в нас будит! Это от нее русское, родное в душе так и оживает!
Настя. Митя, а давай водицей живой со всеми поделимся! Смотри, народу сколько! Затеем гулянье русское! Как в круг все встанут — вот уж хороводище будет!
Митя. Ты думаешь, пойдут люди? Эх, была не была!

Разбрызгивают в сторону зрителей «живую воду» из туеска. Звучит музыка. На площадку выходит фольклорный коллектив и вовлекает зрителей в хоровод. Вместе с ними пляшут все персонажи представления, включая свалившихся за помост Скоморохов.

Настя, вот так чудеса! И правда — какая радость для души!
Настя. А вот еще гармошка, гляди! Вот это верно товар для души! Гармонь-огонь — все запляшут, только тронь!
Митя. А ну, тронь!
Настя. Нет, ты тронь! (Трогает планки гармони.)
Митя. Гм, молчит. Может, водицей на нее побрызгать?
Чух. А ничего не получится. Водица-то — наша, тутошняя, чухломская. Она и оживить может только то, что на этой земле родилось.
Манюшка. А вот товары-то эти все из дальних мест привезенные, из всех уголков земли нашей. Тут ведь ярмарки-то прежде игрались на всю округу! Чего да откуда только ни везли! Ну, времени много утекло, какой из этих товаров откудова — ноне уж и нам неведомо. Вот и молчит гармошечка с чужедальней стороны, не оживит ее наша озерная водичка!
Настя. Что же делать?
Чух. Да вам покамест ничего. Смотрите, слушайте да на ус мотайте.

Чух достает кисет с табачком. Вместе с Манюшкой, встав рядом с гармонью, склоняются над кисетом, шумно вдыхают — и вместе чихают.

Ну как?
Манюшка. Просветлело!
Чух. И у меня просветлело! Просветлело в головушке-то!
Настя. Да что вы делаете? Вы хоть нас-то в курс введите, уважаемые!
Чух. Да ищем мы место — город ли, деревню ли — откудова эта самая гармошечка к нам сюды попала!
Манюшка. Где она играла-заливалася…
Чух. Где народ гармошке этой дивился да радовался…
Настя. Зачем вам это место?
Чух. Да ведь душу-то ей певучую тамошние гармонисты вдохнули! А душа — она всегда к родному тянется, родное в мире ищет. А как найдет — тут уж сразу и оживет, и заиграет…
Митя. Так называйте же место поскорее!
Чух и Манюшка. Да это… (называют населенный пункт области).
Настя. Ой, далеко-то как! Туда и не доберешься.
Чух. А и не надо добираться. Гости у нас нонче отовсюду, чай, есть и оттудова! (Зрителям.) А есть ли среди народа гости из… (называет населенный пункт области) — те, что душою от корней своих русских не оторвалися?.. Смотрите, есть!
Манюшка. Да вот они уже и сами к нам идут — с песнями своими да плясками, с гармошками да балалайками! Доброго здоровьица вам!
Чух. Ох и веселая артель у вас! Со всем почтением и посмотрим на вас, и послушаем.

Выступление фольклорного коллектива.

Митя (после выступления). Настя, какие молодцы! Спели, сплясали, откланялись — а наигрыши их веселые все в душе звучат, не умолкают!
Настя. И у меня тоже! Такая музыка в душе! (Напевает.) Ух ты да ах ты…
Чух. И-эх вы, неразумные! Это ведь уже другая музыка заиграла! Это гармошечка на родные напевы откликается. Заиграла тихонечко наша гармошка. Слышите? Все громче, громче!
Митя. Эх, гармонь-огонь, заиграй, чтоб все услышали! Чтобы вся округа в пляс пошла!

Звучит громкая музыка. Показательное выступление участвующего вне конкурса народного коллектива с вовлечением в танец зрителей.

Эй, хозяева озерные! Где вы? Спасибо вам за гармошечку вашу расчудесную!
Чух (появляясь). А дудочка-самогудочка уже и не интересна, что ли? Она ведь столько лет молчком пролежала, а теперь тоже наладилась вам свое слово сказать…
Манюшка. Вернее, песню свою заветную сыграть-прогудеть!
Настя. Нет, дудочка нам интересна! Правда, Митя? Пусть заиграет!
Чух. Заиграет-то она тогда, когда родные напевы память ей разбудят. Ай забыли?
Манюшка. Стало быть, табачок наш памятливый снова понадобится. Доставай кисет, батюшка!

Достают кисет, нюхают табачок.

Чух. Откудова дудочка?
Манюшка. Над какою рекою сначала прутиком тонким качалась, а потом пастушьи песни веселые наигрывала?
Чух и Манюшка. А-апчхи! Из… (называют) края дудочка!
Чух. А ну-ка, по нашему прошенью, по дудочкиному веленью, явитесь сюда к нам самогудочки нашей земляки! Те, которые удаль русскую да задор в душах своих сохранили и людям несут. Вот и они. Идут! С песнями-плясками да с гармошками своими сами к нам в гости пожаловали.
Манюшка. Добро пожаловать, дорогие…

Конкурсное выступление фольклорного коллектива.

Настя. Здорово! Здорово поют-пляшут в этих краях!
Митя. А как играют!
Настя. А дудочка? Дудочка напевы эти свои родные вспомнила?
Митя. А ты проверь! Подуй в нее.
Настя. Ой, я не сумею!
Митя. Так она же самогудка! Сама играет!
Настя. А может, пусть лучше земляки ее опробуют? В родных-то руках, не¬бось, как заиграет — всякий в пляс пойдет!
Митя. Посмотрим… Выходите… (называет коллектив)! Дудка, играй!

Фонограмма дудки, которую сменяет показательное выступление приглашенного коллектива.

Эй, хозяева озерные! Где вы? Ау!
Чух. Здеся! (С иронией.) Чем служить прикажете?
Митя (деловито). Гусли на очереди!
Чух. Это как — на очереди?
Митя. Это значит, что надо вернуть в рабочее состояние вот эти гусли-самогуды.
Чух. Как ты сказал? В рабочее состояние? Ах ты, паршивец этакий! Ах ты, жертва технократии! Это тебе что — ширпотреб какой? А мы с Манюшкой — просто ремонтная бригада у тебя в наймах? Ты еще нам график повесь!
Настя. Постойте, можно я скажу? Дорогой дедушка Чух! Душу гусельную разбудить надо! Чтоб заиграли гусли звонко, по-старинному, чтоб людям всем, что здесь собрались, сердца зажгли и память разбередили!
Чух. Вот то-то! А все равно — не буду! Устал. И Манюшка устала. Попробуйте-ка сами, коль такие прыткие! Вот вам кисет, вот вам табачок памятливый. (Уходит.)
Настя. Митя, да чтоб я табак… Да я ни в жизнь!
Митя. Да это же не простой табак, а нюхательный. К тому же — чудодейственный. Ну, начали!
Настя и Митя. Апчхи!
Митя. Настя, а что такое… (называет по слогам населенный пункт)?
Настя. А я у тебя хотела спросить. Тоже вдруг в голове словечко это странное завертелось, завертелось… (называет по слогам название того же села или города).

Звучит музыка.

Что такое? Смотри, какая артель веселая к нам сюда идет! Кто это? Мы никого не звали.
Митя. Мы не звали, а те, кто нужен, сами догадались, что их пора петь да плясать настала. Настасья, гостей из далекого… (называет населенный пункт) встречай! Инструмента этого расчудесного земляков да землячек! Милости просим!

Выступление фольклорного коллектива.

Настя. Митя, ты слышишь? Что за звон такой волшебный — и справа, и слева, и отовсюду?
Митя. Это гусли наши заиграли. Душу им голоса родные разбудили. Да и народу всему окрестному тоже! Ишь как все ногами-то приплясывают! Уважим народ?
Настя. Уважим!

Показательное выступление приглашенного коллектива. Манюшка, продолжая общее веселье, выходит в пляске на сцену.

Манюшка. Ух ты! Ох ты! Словно силушка откуда взялась! А душа-то на сто лет помолодела!

Появляется удрученный Чух. Садится в сторонке, плачет.

Чух. Ох, горюшко мое горькое! Эх, и вещицы все волшебные, и кисет свой заветный в чужие руки отдал. Все теперь без меня своим чередом идет. А ты да я вроде как и ни при чем уж…
Манюшка. Не горюй, батюшка!
Настя. Вот вы где! А мы вас повсюду ищем, ищем!
Чух. А зачем?
Митя. А как же без вас? Вы ведь дело такое великое сотворили! Ну кто мы были без вас? Тинейджеры без роду без племени!
Настя. А теперь в нас столько русского проснулось!
Манюшка. А как же, коли не так бы было? Вы ведь, ребятки, сюда все не с Марса и не из Антарктиды какой прилетели. От наших, от русских корней выросли. И привязаны вы к земле родной этими корнями, как нитями незримыми. А тянутся эти нити из далекого прошлого, тянутся они к нашим русским сердцам.
Чух. Только вот растревожить эти струны у каждого надобно, чтоб заиграли они…
Манюшка. И ведь есть на земле нашей люди, которым под силу чудо такое сотворить!
Митя. Это вы! Спасибо вам, хозяева тайные озерные, что память души русской в своих кладовых бережете! Для будущих поколений! Поклон вам низкий!
Чух (расчувствовавшись). Так я это… Да я… Да мы с Манюшкой…
Манюшка. Да разве мы с тобой одне что смогли бы? Спасибо вам, дорогие земляки наши! Поклон великий тем, в ком душа наша русская и живет, и поет, и играет!
Настя. И память в народе будит!
Митя. Повсюду! По всей нашей земле костромской!
Настя. И за ее пределами!
Митя. Это вы нам всем праздник для русской души нашей устроили! Спасибо вам!
Чух. Ой! Лапоточки! Гляньте, за пазухой-то у меня лапоточки еще завалялись! Не простые лапти-то, а лапти-самоплясы!
Манюшка. Так чего же мы стоим? Разве что делать не знаем?
Все (склонившись над кисетом). Апчхи! Все ясно, откуда лапоточки!
Настя. А гости из… (называет населенный пункт) уж давно на приступочках стоят — переминаются! Милости просим, дорогие!

Выступление последнего фольклорного коллектива. Во время исполнения номера на сцену выходят все персонажи. Один из них лихо отплясывает в лаптях-самоплясах, другие ему аккомпанируют на дудке и гуслях, гармошке и балалайке. Общий поклон и аплодисменты. Далее идет официальный блок, награждение коллективов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>