«

»

Янв 24

Сценарий театрализованного представления, посвященного годовщине полного снятия блокады Ленинграда – «Да будет мерой чести Ленинград».

«Да будет мерой чести Ленинград»

Сценарий театрализованного представления, посвященного 68-й годовщине полного снятия блокады Ленинграда.

Существуют темы, актуальные только в определенное время, и темы «вечные», которые привлекают внимание режиссера и зрителя вне конкретных отрезков времени: любовь, смерть, война. Я, как человек, выросший в Ленинграде и проживающий в этом прекрасном городе и поныне, имею не только моральное право, но скорее обязанность – помнить о том беспримерном подвиге, который совершили жители и защитники города на Неве. Как режиссер, считаю своим долгом рассказать  современному зрителю, особенно молодому, о событиях тех 900 героических дней. Тема моего сценария –  жизнь ленинградцев в осажденном городе. Неотступным, мучительным, порой единственным желанием было утоление голода, а наиболее сильными эмоциями становились страх и желание возмездия врагу. Но долго жить ненавистью и страхом человек не может, это разрушает его изнутри, ведь человек жив созиданием.

Ленинградцы жили, а значит, созидали – сохраняли великое наследие прошлого, занимались научной работой, совершали открытия и защищали диссертации, восхищались искусством, отмечали праздники, играли свадьбы и рожали детей. Ленинградцы и сами не лишали себя жизни, и не позволили это сделать врагу.

Вышесказанное подтверждают неоспоримые факты и документы. В годы блокады продолжалась научная деятельность,  проходила защита диссертаций в Университете и Политехническом институте, была сохранена мировая коллекция семян Н. И. Вавилова, проводились спортивные соревнования и, в частности, легендарный блокадный футбольный матч 1942 года.  Не прекращалась работа Ленинградского Зоопарка, театров, был создан Блокадный театр, издавались книги и грампластинки, выпускались газеты. В 1942 году на станции юных натуралистов был выведен новый холодостойкий, скороспелый и урожайный сорт помидоров Юннат. Существует статистика регистраций браков. Мною был сделан запрос в архив Комитета по делам ЗАГС, полученные сведения отражены в сценарии.

Эти факты меня поразили и, по сути, послужили толчком к написанию сценария. Особенно значимы для меня: первый блокадный футбольный матч, блокадные свадьбы и празднование Нового года в городе-фронте. Именно они легли в основу  моего сценария театрализованного представления.

Идея сценария и самой постановки – донести до зрителя парадоксальную по своей сути, но реальную по факту существования мысль: ленинградцы выжили именно потому, что жили. Жили, верили, надеялись, мечтали, любили!

Я отдаю себе отчет в том, что меня могут упрекнуть в идеализации, в приукрашивании действительности. Но это не так! Дмитрий Сергеевич Лихачев в своих воспоминаниях писал: «На каждом шагу – подлость и благородство, самопожертвование и крайний эгоизм, воровство и честность… В голод люди показали себя, обнажились, освободились от всяческой мишуры: одни оказались замечательные, беспримерные герои, другие – злодеи, мерзавцы, убийцы, людоеды. Середины не было». И я, как режиссер, хочу и имею право рассказать о замечательных людях, об их благородстве и подвиге. Именно  о том, что помогло ленинградцам выжить.

Колосов Юрий Иванови – Президент «Ассоциации историков блокады и битвы за Ленинград в годы Второй мировой войны» на мой вопрос о том, как смог город выстоять, ответил следующее: «Город выстоял именно потому, что был духовно выше своего противника».

Приведу слова, сказанные Гавриловой Верой Константиновной, чья свадьба состоялась в 1943 году: «Никогда нельзя унывать!» И это сказано человеком, прошедшим через весь ужас блокады! Возможно, именно этот моральный принцип и спас ей жизнь. А также подарил встречу со своим суженым и позволил сыграть настоящую свадьбу в блокадном городе!

В  сценарии широко использованы блокадные документы, фото – и кинохроника, материалы архивов, воспоминания ленинградцев-блокадников, а также художественный материал. На мой взгляд, украшением театрализованного представления, а также подтверждением высказанной идеи являются песни и стихи, написанные в годы блокады в Ленинграде.

Зрители вовлекаются в действие незаметно, исподволь, до начала представления, их встречают юноши и девушки в форме солдат Красной Армии. Играет духовой оркестр. Также в  фойе организованы две выставки, рассказывающие о  подвиге ленинградцев, о том, что давало силы им жить.  «Ленинградский альбом» – стенды, стилизованные под листы фотоальбома с фотографиями, документами, рисунками и гравюрами архитектора А. С. Никольского. И «Былое глазами потомков: подвигу твоему, Ленинград, посвящается!» – выставка детских рисунков. На экранах, расположенных в фойе, демонстрируется фильм  Сергея Ларенкова  «Блокадный альбом».

Девушки в солдатской форме с почтальонскими сумками раздают зрителям программки представления.

Композиционное построение сценария: пролог «Память – преодоление времени, преодоление смерти», три эпизода и финал «Мы помним!»

Эпизоды посвящены:

«Новогоднее чудо» – празднованию Нового года в блокадном Ленинграде;

«О, спорт, ты – жизнь!» – спортивной жизни города-фронта;

«Блокадная свадьба» – блокадным свадьбам.

Сценография театрализованного представления такова: сцена – черный кабинет, задник сцены представляет собой большой экран, на него  проецируются кино и фотодокументы, необходимые для раскрытия темы театрализованного представления. Также мною использован прием теневого театра.

В прологе на экран проецируются кадры, запечатлевшие  салют 2011года, переходящие в  салют 1944 года, символически создавая цепочку памяти. Задается сценарно-режиссерский ход – перелистывание блокадного альбома – альбома нашей памяти.

В каждом эпизоде на примере жизни и судьбы конкретных людей, семей рассказывается история блокадной жизни ленинградцев. Присутствие реальных героев на сцене помогает осуществить живую связь прошлого и настоящего, а также показать преемственность поколений.

Так, в эпизоде, посвященном празднованию Нового года в блокадном Ленинграде,  на сцену выходит молодая санкт-петербургская поэтесса Надежда Щеголькова. В эпизоде, посвященном спортивной жизни, на сцену выходят педагог, писатель, спортсменка, жительница блокадного Ленинграда Наталья Борисовна Ветошникова,  российский спортивный комментатор, телевизионный журналист Кирилл Набутов и участник обороны Ленинграда, ветеран Великой Отечественной войны, хранитель музея Славы стадиона «Динамо» Григорий Васильевич Юркин. Часть эпизода построена по аналогии с футбольным матчем, и Кирилл Набутов играет роль комментатора. Основанием к приглашению Кирилла Викторовича являются факт участия его отца – Виктора Сергеевича Набутова – в мае 1942-го года в легендарном блокадном футбольном матче между командой «Динамо» и командой Металлического завода, проходившем на стадионе «Динамо», а также его профессия. Игра футболистов на сцене показана через теневой театр.

В эпизоде, посвященном блокадным свадьбам, на сцену выйдет Ольга Сергеевна Гаврилова – дочь блокадных молодоженов Веры Константиновны и Сергея Николаевича Гавриловых.

В финале театрализованного представления в память о подвиге ленинградцев звучит песня из кинофильма «Мы из блокады» режиссера Ефима Учителя «Ты помнишь» (слова М. Дахие, музыка В. Плешак). Зрители приглашаются к совместному исполнению песни вместе с участниками театрализованного представления. Я дерзнула добавить к легендарной песне один куплет, посвященный любви. Я считаю это возможным и обоснованным, потому что третий эпизод посвящен блокадным свадьбам и любви – в тех нечеловеческих условиях.

Мы можем идти, не сгибаясь,

Под грохот орудий вдали…

Мы можем летать, не касаясь

Неверующей нашей Земли…

Во время блокады – влюбляться,

Работать, творить, жить и Быть…

Ведь мы же с тобой ленинградцы,

Мы знаем, что значит Любить!

Возможно, на первый взгляд пафос дипломного проекта кажется излишним. Но он становится оправданным, как только знакомишься со статистикой современного общественного мнения.

Статистика неутешительна: согласно данным социологического опроса на сайте ИА «Росбалт», посвященного 65-ой годовщине полного снятия блокады, почти треть (!) опрошенных петербуржцев (из 3102 человек, принявших участие вопросе) не считают блокаду подвигом. На вопрос «Считаете ли вы Ленинградскую блокаду подвигом?» положительно ответили только 60% жителей северной столицы, участвовавших в опросе.

За этими цифрами и самим фактом стоит начало не только нивелирования подвига ленинградцев, но и нежелания о нем помнить. На мой субъективный взгляд, этого допускать нельзя. Важно помнить о подвиге, потому что нет смерти для героев, пока их помнят люди! Этот факт послужил отправной точкой в решении выбора темы и аудитории – юное поколение жителей нашего города.

Для моего поколения, чьи родители родились уже в мирное время, память о подвиге блокадных ленинградцев – это память  не очевидцев, а их потомков. И моей задачей является не только ее сохранить, но и передать следующему поколению.

Если этого не сделаем мы – цепочка памяти прервется…

ПРОЛОГ

«Память – преодоление времени, преодоление смерти»

Музыкальные позывные нашего города возвещают о начале театрализованного представления. Декорации, выставленные полукругом, расставляются по рядам кулис.               

На задник сцены – экран  проецируются кадры праздничного салюта у стен Петропавловской крепости, посвященного 67-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов,  слышен звук салюта.

На сцену выходят ведущие – юноша и девушка, в руках у юноши альбом.

Ведущая: Добрый вечер! Поздравляем вас с праздником – 68-й годовщиной полного снятия блокады Ленинграда!

Ведущий: Добрый вечер! Поздравляем вас с Ленинградским Днем Победы!

Кадры современного салюта 2011 года сменяются кадрами кинохроники, запечатлевшей  салют 27 января 1944 года. Стоп-кадр – фотография салюта.

Ведущая (зачитывает из альбома): Из дневника Эсфирь Густавовны Левиной. « Сегодня, 27 января 1944 года, снята блокада Ленинграда. Салют – 24 залпа из 324 орудий. Я приподняла штору. За окном зарево – красное и зеленое – ракеты. Сердце, которое привыкло сжиматься, видя пламя над городом, не сразу последовало за разумом, который знал, что это салют победы. Вышла на улицу – раскаты залпов, трещащие и ослепительные  букеты фейерверка, толпы у перекрестков, продавцы в дверях магазинов. Женщины: «Господи, вот счастья дождались».

Ведущий: «Память – преодоление времени, преодоление смерти. Хранить память, беречь память – это наш нравственный долг перед самими собой и перед потомками». Эти слова принадлежат Дмитрию Сергеевичу Лихачеву, пережившему самую страшную зиму в блокадном Ленинграде.

Ведущая: Кадры кинохроники, дневниковые записи, рисунки, фотографиихрупкие звенья цепочки памяти. Мы бережно храним их в альбомах.

Ведущий: В нашем городе в разное время выпускалось множество альбомов: альбомы репродукций, фотографий, Новогодний альбом автографов и рисунков, Ленинградский альбомА.С. Никольского.

На экран проецируется видео перелистываемых страниц альбома с фотографиями блокадного Ленинграда.

Ведущая: Сегодня мы перелистаем страницы блокадного альбома – альбома нашей памяти.

Ведущий: Чтобы цепочка памяти не прервалась…

Затемнение. Ведущие уходят за кулисы.

Первый эпизод

  «Новогоднее чудо»

На экран проецируется  фотография довоенного Ленинграда, Сенатская площадь.

Звучит мелодия песни  «Довоенный вальс»,  музыка: Павел Аедоницкий,  слова: Феликс Лаубе. На сцену выходят  прогуливающиеся ленинградцы: пары, выпускники с воздушными шариками в руках, семья с детьми. Артисты задерживаются на авансцене, чтобы зрители услышали их диалог, и продолжают свою прогулку. 

Девочка: Мама, папа, завтра воскресенье, поедем на дачу.

Мальчик: Лучше в кино! Сейчас «Волгу-Волгу» показывают.

Выпускница: Ты уже решил, куда будешь поступать?

Выпускник: Да, я буду поступать в летное училище!

Выпускница: А я буду поступать в Университет!

Подруга невесты: Все готово к свадьбе?

Невеста: Конечно, свадьба ведь завтра. Я такое красивое платье сшила: белое в черный цветочек.

Мужчина 1: Ну, что завтра на стадион?!

Мужчина 2: Конечно! Завтра же 22 июня, «Зенит» с харьковским «Спартаком» играет!

Молодой человек: (выбегая на сцену, протягивает цветы) Это тебе!

Девушка: Спасибо!

Звучит отрывок из песни «Довоенный вальс» (Музыка: Павел Аедоницкий Слова: Феликс Лаубе) в исполнении Иосифа Кобзона (фонограмма). Актеры образуют пары и вальсируют.

Смотрит на Невском с афиши Утёсов,

В кинотеатрах идёт «Волга, Волга».

Снова Кронштадт провожает матросов:

Будет учебным поход их недолго.

А за кормой, за кормой белой ночи раздумье,

Кружатся чайки над Финским заливом.

Год сорок первый, начало июня.

Все ещё живы, все ещё живы,

Все ещё живы, все, все, все.

Перекрывая звучание песни «Довоенный вальс»,  звучит отрывок из 7-ой симфонии Д. Д. Шостаковича – тема нашествия. На экране появляется текст в огне: « 22 июня 1941 года». Из правой кулисы на штативе выдвигается конструкция – уличный репродуктор, у него собираются артисты. Трижды звучат позывные «Широка страна моя родная», а затем   –  слова о нападении фашистской Германии на СССР (фонограмма).

Голос Левитана: Внимание! Говорит Москва. Говорит Москва. Заявление Советского правительства. Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня, 22 июня, в четыре часа утра без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбардировке города Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и другие.

На экраны проецируются кадры кинохроники, звучит песня Лебедева-Кумача В. и Александрова А. «Священная война».  Ленинградцы делятся на две группы: мужскую и женскую. Мужская группа выстраивается в колонну по два и, маршируя, уходит из правого края сцены в левые кулисы. Одна пара задерживается.

Девочка: Мама, куда они идут?

Мама: На войну!

Затемнение. Луч света выхватывает прощающуюся пару. Молодой человек догоняет уходящих мужчин.
 Девушка исполняет песню Ф. Кравченко и Г. Хренникова «Прощание».

Девушка:  Иди, любимый мой, родной!

Суровый день принес разлуку…

Враг бешеный на нас пошел войной,

Жестокий враг на наше счастье поднял руку.

Иди, любимый мой, иди, родной!

Враг топчет мирные луга,

Он сеет смерть над нашим краем.

Иди смелее в бой, рази врага!

Жестокий дай отпор кровавым хищным стаям.

Иди смелее в бой, рази врага!

Звучит тревожная музыка, к ней  добавляется звук летящих самолетов и падающих бомб. На экраны проецируются кадры кинохроники – летящие самолеты и падающие бомбы.

Мама: (останавливается в центре сцены, прикрывает руками дочь и сына)

23 июня – первая воздушная тревога в Ленинграде. Немецкая авиация бомбила Кронштадт.

К музыке добавляется звук метронома. На экраны проецируется фотография блокадного репродуктора  – «тарелки».

Мальчик (Сын):  26 июня по радио начал работать метроном.

На  экраны проецируются фотографии эвакуации.

Выпускница 1: (останавливается в центре сцены)29 июня – началась эвакуация населения из Ленинграда.

 К музыке добавляется звук рвущихся снарядов. На экраны проецируется карта Ленинграда и Ленинградской области с движущимися стрелками, отражающими наступление немецко-фашистских войск.

Девочка (Дочь): 10 июля – немецкие войска вторглись в пределы Ленинградской области.

На экраны проецируются карточки распределения продовольствия.

Девушка: (останавливается в центре сцены) 18 июля – введена карточная система распределения продовольствия. Рабочие и инженерно-технические работники – 800 граммов хлеба в день, служащие – 600, иждивенцы и дети – 400.

На экране кадры приближающегося поезда. К музыке добавляется стук железнодорожных колес и  резко обрывается. Гудок поезда.

Невеста: (останавливается в центре сцены) 27 августа прервано железнодорожное сообщение со страной. В город пришел последний поезд.

Мальчик (сын): 2 сентября – первое снижение норм продажи хлеба населению.

На экраны проецируется карта Ленинграда и Ленинградской области в черно-красном кольце линии фронта.

Подруга невесты: (останавливается в центре сцены) 8 сентября пал Шлиссельбург.  Кольцо блокады замкнулось.

Ленинградцы стоят  в центре сцены, прижавшись, друг к другу в луче красного цвета.

Затемнение. Звук падающих бомб и разрывающихся снарядов.  Ленинградцы смотрят на экран (задник),  на который проецируются кадры блокадной кинохроники – летящие самолеты и падающие бомбы, пожар Бадаевских складов. Звучит Вокализ С.В. Рахманинова в исполнении ______________ (фонограмма). Актер, читающий стихи поворачивается в зрительный зал, после своих слов отворачивается к экрану.

Мама:                      Неделя первая блокады,

Бои за Гатчину идут.

Горят Бадаевские склады

На низком невском берегу.

Мальчик (сын):    Мука сгорает. Над районом

Дым поднимается высок –

Красивым пламенем зелёным

Пылает сахарный песок.

Девочка (дочь):     Вскипая, вспыхивает масло,

Фонтан, выбрасывая вверх.

Три дня над городом не гаснул

Печальный этот фейерверк.

Выпускница:         И мы догадывались смутно,

Горячим воздухом дыша,

Что в том огне ежеминутно

Сгорает чья-нибудь душа.

Невеста:                 Не понимали, обречённо

Вдыхая сладкий аромат,

Что вслед за дымом этим чёрным

И наши души улетят.

На экраны проецируются кадры кинохроники – доставка продовольствия немецким войскам, обед немецких солдат.

Подруга невесты: 11 сентября – второе снижение норм продажи хлеба.

Выпускница 2: 1 октября – третье снижение норм продаж хлеба.

Выпускница 1:  8 ноября пал Тихвин.

Девушка: 13 ноября – четвертое снижение норм продажи хлеба.

Мама: 20 ноября – пятое снижение норм продажи хлеба. «125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам».

На экране две фотографии: фото Филиппова с блокадным хлебным пайком и немецкий солдат с бутербродом.

Мальчик (говорит, прижимаясь к маме):  Наш хлебный суточный паёк

Ладонь и ту не закрывает.

Выпускница 1:  И человек, который слёг,

Теперь – всё чаще – умирает.

На экран проецируется лист альбома с  фотографией остановившихся троллейбусов.

Выпускница 2: 8 декабря – прекращена подача электроэнергии в жилые дома, не работает транспорт и канализация.

Затемнение. Артисты уходят за кулисы. Сдвигается занавес теневого театра. Завывание вьюги. На занавес теневого театра, служащего также  экраном,  проецируются кадры блокадной кинохроники.  Выходят ведущие. Они листают альбом. На экран проецируются листы альбома с  фотографиями блокадной зимы. Под фотографиями подписи,  соответствующие изображениям.

Ведущая:Для ленинградцев началась самая страшная из всех блокадных

зим. Сколько книг, воспоминаний, стихотворений и в каждой

строке боль, страх и надежда.

Ведущий:Стихотворение  «Живи» написано через 60 лет после войны.

Ведущая:Сегодня  молодая петербургская поэтесса Надежда Щеголькова,

автор этого стихотворения наш гость.

Ведущий:Чтобы цепочка памяти не прервалась…

На сцену выходит поэтесса Надежда Щеголькова.
Звучит музыка – Enternidad
(вокализ) Антона Шварца. На теневом театре зимняя улица блокадного города. Ленинградцы медленно передвигаются закутанные в теплую одежду, везут на саночках воду, встают в очередь за хлебом.

Щеголькова:  Саночки, саночки… лёд, лёд…

Кто-то осядет, а кто-то идет.

Окна-глазницы пустые глядят …

Только живи, Ленинград!

Холодно. Медленно. Надо шагать.

Ждут драгоценные – 125…

И метронома – тревожный набат.

Только живи, Ленинград!

По человечку, но вместе – народ,

Страх нависает, но вера – ведёт,

И одинаковы – боль их и взгляд…

Только живи, Ленинград!

Город, накрытый чужим колпаком.

Воздуха! Воздуха… С каждым глотком,

В сетке сжимается неба квадрат…

Только живи, Ленинград!

Саночки, саночки… лёд, лёд.

Свист тишину надо мной разорвет.

Карточки стисну. Вдох. Выдох. Снаряд.

Только живи…

Поэтесса уходит за кулисы. На экран проецируется лист альбома с  фотографией О. Ф. Берггольц. Под фотографией   подпись: Ольга Федоровна Берггольц. На сцену  выходит актриса, играющая роль О.Ф. Берггольц. Она высвечивается пушкой. На теневом театре у  блокадного радио – тарелки собираются люди.

Берггольц:
«Дорогие товарищи! Послезавтра мы будем встречать Новый год. Год тысяча девятьсот сорок второй. Еще никогда не было в Ленинграде такой новогодней ночи, как нынешняя. Мне незачем рассказывать вам, какая она. Каждый Ленинградец знает об этом сам, каждый чувствует сейчас, вот в эту минуту, ее небывалое дыхание… И все-таки, вопреки всему, да будет в суровых наших жилищах праздник».

На экран проецируется фотография празднования нового 1942 года. (Елена Александровна Герке с дочерью встречают новый 1942 год в семье пригласивших их знакомых.) Актриса уходит за кулисы.  Луч света выхватывает в разных углах сцены артистов. На экран проецируется карта военных действий. Боец Красной Армии выходит и встает перед первой левой ширмой с декорациями.

Боец Красной Армии: Первым подарком к Новому году стало освобождение 9 декабря города Тихвина. Окончательно сорвана попытка немецких войск установить второе кольцо блокады.

На экран проецируется фотография Дороги Жизни –  машины на ледовой трассе. Артистка выходит на сцену и встает перед первой правой  ширмой с декорациями.

Невеста: 25 декабря – первое увеличение норм продажи хлеба. Рабочие и ИТР – 350 граммов хлеба в день, служащие – 200, иждивенцы и дети – 200.

На экран проецируется слайд-шоу из рисунков А.С. Никольского. Заканчивается слайд-шоу листом с рисунком «Ночь под Новый год» и фотографией А.С. Никольского. Пушка высвечивает актера, исполняющего роль советского архитектора Александра Сергеевича Никольского. Артист выходит на сцену и встает перед второй левой ширмой с декорациями.

Никольский: 31 декабря 1941 года. В убежище нет света около полутора недель. Нет отопления. Сидим в темноте при коптилках. Но чувствуем себя неплохо и предполагаем, встретить новый, 1942 год. Я склеил из полуватмана небольшую елку. Делаю на нее украшения из золотой бумаги. Лучше ее подвесить к потолку…

На экран проецируется лист альбома с   фотографией  блокадного Эрмитажа и его директора – Иосифа Абгаровича Орбели. Луч света выхватывает актера,

исполняющего роль директора Эрмитажа Иосифа Абгаровича Орбели. Артист выходит на сцену и встает перед второй правой ширмой с декорациями.

Орбели: Вечером мне позвонили из Радиокомитета: в канун Нового года, 31

декабря, Ленинград будут транслировать все радиостанции Советского Союза; не могу ли я  выступить со словом из осажденного Ленинграда? Я пометил на календаре: «31 декабря – выступление по радио». Через несколько часов кремлевские куранты пробьют полночь. Пусть же наступающий 1942 год станет годом наших побед над фашистскими варварами, вторгнувшимися на священную землю нашей советской Родины!

Затемнение. Завывание вьюги. Снеговая машина выдувает пенный снег. Его высвечивают пушкой. Артисты сдвигают к центру сцены  и разворачивают ширмы с декорациями, получаются стены блокадной комнаты. На ширмах изображены:  нарисованная елка, «тарелка» – радио, комод и окно. У  ширмы, где изображена елка, расположились  дедушка и  внук. На сцене рядом с ними стоит буржуйка и  коробка. Входит бабушка. 

Бабушка: Ну, зачем ты испортил обои?

Дедушка: Молчи, Ликсевна, эти обои после войны в музей возьмут! А нам все равно ремонт делать, блокадную копоть смывать…

Внук: На гвоздики мы повесим елочные игрушки, и будет у нас настоящая елка!

Дедушка открывает коробку, они достают игрушки и находят конфеты.

Внук: Дедушка, бабушка, смотрите, здесь конфеты!«Раковая шейка»,

«Мишка на севере»! И еще грецкие орехи в посеребренной скорлупе!

Бабушка: Они висели в прошлом году на елке, их сняли и убрали вместе с

игрушками.

Дедушка: Вот так новогодний клад! Вот так чудо!

Звучит музыка – Танец Феи Драже из балета «Щелкунчик» П. И. Чайковского. Затемнение.  Ширмы с декорациями разворачивают  и разводят  по своим местам. Актеры,  играющие роли дедушки, бабушки и внука уходят за кулисы. Луч прожектора выхватывает актера, играющего роль Анатолия Молчанова. Он стоит, опершись на спинку стула. На экран проецируется лист альбома с фотографией новогодней елки.

Молчанов: Таким сохранила моя память праздник Нового 1942 года.

Мой дедушка был веселый и добродушный выдумщик. Став отцом, я рассказал эту историю своим детям в один из новогодних праздников.

На сцену выбегают девочка и мальчик, играющие роли дочки и сына А. Молчанова. На экран проецируется современная новогодняя елка. Актер, исполняющий роль А.  Молчанова садится на стул, обнимает детей, которые расположились у него на коленках. На теневом театре блокадная комната, дедушка, бабушка, внук. Дедушка снимает конфеты и раздает их.

Молчанов: Мы придвинули стул к стене с нарисованной елкой. Тускло горела на столе коптилка, а над ней таинственно отсвечивали стеклянные шары и волшебно белели обертки конфет – настоящих конфет из мирного времени! Ровно в полночь дедушка торжественно снял их, и мы разделили их поровну.

На экран (полотно теневого театра) проецируется современная новогодняя
елка. Дети подбегают к ней.

Дочка Молчанова: А у нас на елке тоже есть конфеты!

Дети играют у проецируемой на экран елки.

Молчанов: Когда через две недели мы убирали елку, снимали с нее украшения, неожиданно я заметил, что дочка, сняв с елки большие шоколадные конфеты, прячет их в коробку с игрушками. «Ты зачем это?» – удивился я.

Дети подходят к отцу.

Дочка: Ты же рассказывал…

Молчанов (смеясь):  Ну, что ты! Блокады больше не будет.

Дочка (серьезно): Нет, я это в память. Давай оставлять конфеты с елки в память того дедушки и того мальчика.

Молчанов (недоумевая): Какого мальчика? Ведь это же я о себе рассказывал.

Дочка:  Все равно, ты тогда был мальчиком.

На сцену выходят современные дети. В руках у них шоколадные конфеты. Они спускаются в зал и раздают конфеты в первом ряду почетным гостям – жителям блокадного Ленинграда. Дети, играющие роль дочки и сына А. Молчанова спускается вместе с ними. Звучит Весенний вальс Д. Шостаковича.

Молчанов: Я понял, что в представлении моей дочери я – блокадный мальчик – абстрагировался от меня современного и ушел в историю вместе с дедушкой, которому блокадная судьба отмерила жизни после Нового года – три с половиной месяца. Наверное, ему было бы легче умирать, если бы он знал, что хранить память о нем будет не только переживший блокаду внук, но и неведомая ему правнучка.

В зрительном зале дети встают у каждого ряда. В руках у них пакетики с конфетами.

На сцену выходят ведущие.

Ведущая: Конфеты в память о тех, кто совершил беспримерный подвиг.

Ведущий: В каждом пакете ровно столько конфет, сколько  зрителей в ряду. Разделите их поровну, передавайте бережно, не уроните.

Дети передают пакеты с конфетами крайнему, сидящему в ряду. Пакет с конфетами передается от зрителя к зрителю. Звучит музыка П. И. Чайковского из цикла «Времена года»  –  «Осенняя песня» (Октябрь).

На экран проецируются  кадры блокадной кинохроники.

Ведущая: Первая блокадная зима принесла много горя ленинградцам. Но она принесла и уверенность в том, что город не сдастся врагу. Живы! Выдержим. Победим! А в 1942 году в декабре уже продавались в магазинах елочные игрушки, и ленинградцы с удовольствием их выбирали.

На экраны проецируется лист альбома с  фотографией  декабря 1942года. Продажа елочных игрушек в одном из магазинов Ленпромторга.

Продавщица В.И. Яковлева показывает покупателям елочные бусы.

Ведущий: Новый 1943 год принес драгоценный подарок – прорыв блокады  Ленинграда 18 января 1943 года!

На сцену выходит актриса, играющая роль О.Ф. Берггольц.  Она  высвечивается пушкой.

Берггольц: «Дорогие товарищи, послезавтра мы будем встречать Новый, 1943 год. Второй Новый год встречаем мы в блокаде. (…) И вот прошел год. Не просто год времени. А год Отечественной войны, год тысяча девятьсот сорок второй, а для нас еще триста шестьдесят пять дней блокады. Но совсем по-иному встречаем мы этот Новый, 1943 год. (…)Да, за год изнурительной блокады наш город и все мы вместе с ним не ослабли духом, не изверились, а стали сильнее и уверенней в себе. (…) Мы победили их, победили морально – мы, осажденные ими!»

Затемнение.

Второй эпизод

 «О, спорт, ты жизнь!»

Звучит фрагмент  из 7-й симфонии Д.Д. Шостаковича. Ведущие высвечиваются пушкой.

Ведущая: Война! И всё переменилось

От слова этого в мозгу

Ведущий:  Всё-всё чем жили, отдалялось

На недоступном берегу.

На экран проецируется плакат «Ленинградец – враг у ворот, все силы на разгром врага!»

Ведущая:  Война отменила, запретила спорт.  «Ленинградец – враг у ворот, все силы на разгром врага!» Этот лозунг звучал в Ленинграде буквально. Более четырехсот лучших питерских спортсменов-спартаковцев вступили в ряды народного ополчения.

На экран проецируются фотографии ополченцев, солдат, работы Всевобуча (Всеобщей воинской подготовки граждан СССР).

Ведущий: Команда ленинградского «Спартака» во главе со своим тренером — заслуженным мастером спорта Павлом Батыревым, 22 июня 1941 года буквально со стадиона ушла на фронт.

Ведущая:  Спортсмены Ленинграда, кто остался в блокадном городе, готовили боевые резервы, работали на предприятиях.

Ведущий: Требовалось восстанавливать здоровье, силы и тренированность раненых для скорейшего возвращения их в строй. Вводятся занятия лечебной физкультурой с выздоравливающими ранеными бойцами.

Затемнение. На теневом театре занятия в батальонах выздоравливающих: гимнастика, рукопашный бой.

Ведущая: За три года из батальонов выздоравливающих было возвращено Ленфронту 500 000 солдат и офицеров в состоянии высокой боевой готовности.

Звук летящих самолетов, на экран проецируются кадры летящих над Ленинградом самолетов, панорама Ленинграда.

Ведущий: В самом начале войны разведчики вынесли из-за линии фронта немецкий планшет с подробным планом Ленинграда. Особенно выделялись шпили, купола, кресты, с точным указанием расстояния до них. Это были своего рода артиллерийские “привязки”, благодаря которым немцы и вели прицельный огонь. Поэтому их решено было срочно замаскировать. Но кто справится с такой работой?

На экраны проецируется слайд-шоу из фотографий архитектурных вершин Ленинграда.

Ведущая:  Для исполнения этих работ привлекли спортсменов-альпинистов – участников спортивной секции ДСО “Искусство”: пианистку Ольгу Фирсову, секретаря ДСО Александру Пригожеву, сотрудника киностудии Ленфильм А. Алоиза Зембу, младшего лейтенанта Михаила Боброва. Руководили бригадой архитектор С. Н. Давыдов и инженер Л. А. Жуковский.

На экран проецируются листы альбома с фотографиями альпинистов: Ольги Фирсовой,  Александры Пригожевой, Алоиза Зембы и Михаила Боброва и фотографий проводимых работ по маскировке.

Ведущий: Самые трудные – первые бесстраховочные восхождения доставались мужчинам.

Ведущая: В помощь верхолазам был прикомандирован лётчик, старший лейтенант В.Г. Судаков, который на маленьком, специальном аэростате закрепил блок с веревкой под яблоком шпиля Адмиралтейства и альпинисты взялись за работу по маскировке.

Ведущий: На высоте под прицельным обстрелом, под мокрым снегом и проливным дождем велась работа:  золотые шпили и купола города-фронта  надежно зачехлили или покрыли защитной краской.

Ведущая: Голодные и больные маскировщики спасли жизни тысяч жителей блокадного Ленинграда. Двое из них – Александра Пригожева и Алоиз Земба – ценою собственной жизни.

Ведущий: Михаил Бобров был отозван на фронт еще в январе 1942, Ольга осталась одна. Была сформирована новая бригада альпинистов. С передовой был отозван альпинист Михаил Шестаков. Вошли в состав бригады верхолазов виолончелист Андрей Сафонов и художница Татьяна Визель.

На экран проецируются фотографии М. Шестакова и общее фото бригады альпинистов.

Ведущая: Ольга Афанасьевна Фирсова проработала всю войну. 30 апреля 1945 года она была удостоена чести срезать стропы, удерживавшие чехол на адмиралтейском кораблике.

На экран проецируются кадры кинохроники, запечатлевшей демаскировку шпиля Адмиралтейства.

Ведущий: В газетах тогда написали: “Вновь светла Адмиралтейская игла!”

Ведущая: Мечты ленинградцев о мирной жизни, о привычном облике города становились реальностью.

Ведущий: Сегодня среди нас присутствует человек, которому мечта о спорте спасла жизнь! Как именно – она расскажет сама.

Ведущая: Чемпионка СССР 1939 года  в разряде девушек. Всю блокаду города – от первого до последнего дня она провела в Ленинграде. В июле 1943 года стала 3-м призером блокадного первенства Ленинграда по теннису. Спортсменка, педагог, писатель, – все это гармонично сочетается в прекрасной женщине. Сегодня Наталья Борисовна наш почетный гость.

Звучит торжественная музыка. Наталья Борисовна Ветошникова выходит на сцену. Рассказ о блокадном спорте.

Ветошникова: Первая блокадная зима была страшной. В декабре уже многие стали умирать. Но это те, которые, в основном, не боролись за свою жизнь. А я? Я боролась и очень боролась – ведь мы обязательно победим фашистов. Война кончится, начнется мирная жизнь, все наладится, возродится теннис – я должна обязательно стать чемпионкой СССР по взрослым. Мне нужно выжить, чтобы выиграть! И я мысленно говорила себе: «От голода я не умру!» С этой мыслью я и жила все время. Первенство по теннису 1943 года проходило на стадионе имени В. И. Ленина – теперь это «Петровский». Там функционировала только одна площадка, но нам хватило, так как в первенстве участвовало только 8 женщин. В первом круге мне удалось выиграть у З. Грибовой со счетом 6:3, 6:0. В полуфинале я проиграла Налимовой 1:6, 1:6, которая в финале обыграла Клочкову. За третье место я играла с Г. Мавромати и выиграла 6:4, 6:0. Грамота, полученная мною за это 3-е место, – самая для меня дорогая из более чем 130, среди которых были и за 1-е места. Мечта дала силу воли не погибнуть в самые трудные блокадные голодные месяцы. Первенство Советского Союза я не выиграла, но жить осталась.

Дети  вручают цветы Н.Б. Ветошниковой и провожают ее в зрительный зал.

Ведущая: Второй спортивной площадкой,  на которой проходили спортивные соревнования,  и занятия по военной подготовке был стадион «Динамо».  Стадион, на котором 31 мая 1942 года состоялся легендарный первый в блокадном городе футбольный матч.

На экран проецируется лист альбома с фотографией блокадного матча 31 мая 1942 года.

Ведущая: В апреле 1942-го немецкие самолеты разбрасывали над линией фронта листовки.

Звук летящих самолетов, его перекрывает звучание текста листовки

на немецком языке. Постепенно затихая. Его перекрывает голос ведущего. Leningraddie Stadttot. Wir nehmen es bis nicht, weil wir vor der leichenepidemie fürchten. Wir haben diese stadt vom antlitz der erde ausgelöscht.

Ведущий: (читает листовку) Ленинград – город мертвых. Мы не берем его пока, потому, что боимся трупной эпидемии. Мы стерли этот город с лица земли.

На экран проецируются кадры кинохроники о том, как город расчищался от завалов, приводился в порядок.

Ведущая: Но город жил! Возобновилась подача электроэнергии и водоснабжения, ежедневно работало радиовещание, театр Музыкальной комедии, начиная с 5 марта, давал два спектакля в день. Силами ленинградцев санитарные условия в городе приведены в порядок.

На экран проецируется лист альбома с фотографией Д.В. Федорова.

Ведущий: Из воспоминаний Дмитрия Васильевича Федорова – футболиста «Динамо»: «Город жил, боролся, и надо было показать всем – самим ленинградцам, стране и коварному врагу, что мы не сломлены и быстро налаживаем городскую жизнь. Так возникла идея начать спортивные соревнования и провести футбольные матчи с участием популярных игроков».

Ведущие перелистывают альбом,  и на экран проецируются листы альбома с фотографиями спортивного дня 31 мая 1942 года.

Ведущая: 31 мая 1942 года – первый спортивный день в Ленинграде. Соревнования по легкой атлетике прошли в Таврическом саду, в парке Лесотехнической академии, на Васильевском острове. Состоялись также показательные выступления гимнастов и мастеров рукопашного боя.

Ведущие перелистывают альбом,  и на экран проецируется лист альбома с фотографией футбольного матча.

Ведущая:  На стадионе «Динамо» прошел первый в 1942 году футбольный матч между командами «Динамо» и Энского завода. Так в целях безопасности именовался Ленинградский металлический завод.

Ведущий: Чтобы вспомнить, как это было, на  сцену мы приглашаем Кирилла Викторовича Набутова – известного журналиста, телеведущего, телекомментатора. В легендарном матче принимал участие его отец – Виктор Набутов – знаменитый вратарь «Динамо».

Звучит торжественная музыка. На сцену выходит К.В. Набутов. В руках у него альбом.

Набутов: Александр Алексеевич Гаврилин, знаменитый футбольный хроникер ленинградского «Динамо» в самом начале войны сделал запись в своем дневнике: «Футбол отменяется до конца войны». Но жизнь внесла свои коррективы.

Звучит футбольный марш.

На экран проецируются фотографии блокадных матчей по футболу.

Набутов: Матчей в блокадные годы сыграно в Ленинграде немало. Проводились товарищеские встречи, первенство и Кубок города, преимущественно с участием команд воинских частей. В 43-ем даже юношеский турнир организовали. Но именно этот майский 1942 года товарищеский матч заставил весь Ленинград, всю страну, весь мир понять: город на Неве не умрет! Город на Неве будет жить! Матч решено было провести на запасном поле – главное было разбито снарядами, а на тренировочном был устроен огород.

Звук судейского свистка. На теневом театре – начинается  игра футболистов.

Набутов: На первых минутах ни ноги, ни мяч футболистов  не слушались. Было трудно, и мышцы болели страшно, и мяч казался тяжелее, чем обычно, и летел он не так далеко, игрокам пришлось перейти на мелкие пасы.   Но потихоньку ребята завелись, и игра пошла.  Зрителей на стадионе было немного, поначалу человек пятнадцать. Афиш из соображения безопасности в городе не было. Вскоре к полю подтянулись еще человек сорок – раненные из близлежащих госпиталей. Судит матч Павел Павлович Павлов – председатель футбольно-хоккейной секции городского спорткомитета. Вначале нападение ведут футболисты Н-ского завода, но динамовский вратарь Набутов легко берет подряд несколько мячей.

Свет теневого театра выключается, полотно теневого театра становится экраном, на который проецируется лист альбома с фотографией В. Набутова.

Набутов:
Отец посмотрел на своих товарищей: бледные, осунувшиеся, но все тщательно выбриты и подстрижены. Команда вспомнила свои прежние обычаи. Это было законом: на матч выходить, как на парад! Сейчас для них тоже был праздник.

На теневом театре идет  игра футболистов.

Набутов:
Инициатива переходит к «Динамо» и на восьмой минуте Алов сильным ударом открывает счет. Он же вскоре забивает и второй мяч. Следует   навес в  штрафную  энского  завода  и  защитник Анатолий  Мишук головой выбивает мяч.

Свет теневого театра выключается, полотно теневого театра становится экраном, на который проецируется лист альбома с фотографией Анатолия Мишука.

Набутов:
Из воспоминаний Анатолия Мишука: «Когда я вышел из стационара, меня разыскал Зябликов, сказал, что будет игра. Кажется, я был самым слабым из всех наших, помнил только, что надо продержаться. Первый же мяч, принятый на голову попросту сбил меня с ног. А много позже, когда я уже окреп, врачи говорили, что как раз эти нагрузки помогли организму устоять против сильно захватившей меня дистрофии».

На теневом театре идет  игра футболистов.

Набутов: Очередная атака динамовцев, крайний правый Сазонов увеличивает счет до четырех и это несмотря на отличную игру защитника Зябликова.

Свет теневого театра выключается, полотно теневого театра становится экраном, на который проецируется лист альбома с фотографией Александра Зябликова.

Набутов:
Из воспоминаний Александра Зябликова: «Нас, игроков предвоенного «Зенита», осталось в городе зимой 1942 года не так уж и мало. Почти все мы трудились в цехах металлического завода. Ни о каком футболе, естественно, мы не помышляли. В начале мая на улице совершенно случайно я столкнулся с бывшим игроком «Динамо» Федоровым. И уж совсем неожиданно тут же получил от него приглашение сыграть с динамовцами. Проблем с комплектованием команды у меня было побольше, чем у динамовцев. Пришлось собирать игроков из «Спартака» и других городских команд. Некоторые включенные в состав так и не вышли на поле, настолько обессилели от голода.

На теневом театре игра футболистов.

Набутов:
Несмотря на очень активную и крепкую игру защитников команды энского завода Зябликова и Медведева, матч закончился со счетом 6:0 в пользу «Динамо».  Авторы еще двух голов остались неизвестны.

На теневом театре футболисты уходят с поля, обнявшись.

Набутов: Все почувствовали единение, уходили с поля, обнявшись, и не только из дружеских чувств – просто так было легче идти.  Матч в осажденном городе дался нелегко. Играли без замен.

Свет теневого театра выключается, полотно теневого театра становится экраном, на который проецируется лист альбома с фотографией Евгения Улитина.

Набутов: Из воспоминаний Евгения Улитина: «Мы с большим трудом набрали людей на два состава. За нас играли Михаил Атюшин, Виктор Иванов и Георгий Московцев  – оперативные работники, которых бросили нам на помощь. Они были спортсмены, но не футболисты. А у «Металлического завода» комплект так и не набрался, мы даже отдали им своего динамовца Ивана Смирнова. В воротах Ленинградского завода стоял полевой игрок И. Куренков».

Набутов: Игра закончилась победой более сыгранного «Динамо». Да так ли это важно! Не на поле были соперники, не друг против друга сражались в этот день футболисты. Другой враг был, общий, и обе команды бились из последних сил, вместе, против этого врага. И они победили. Ленинград победил! И в июле 1942 года в блокадном Ленинграде Всесоюзный день физкультурника был отмечен массовым кроссом и соревнованиями. Прошел физкультурный парад.

На экран проецируются кадры кинохроники, запечатлевшие физкультурный парад 19 42 года.

Натбутов:  Впоследствии историки назовут его парадом мужества.

На экран проецируется мемориальная доска с именами участников блокадного матча, установленная на стадионе «Динамо».

Многие из участников той встречи оставили след в большом спорте: Куренков и Смирнов стали обладателями Кубка Советского Союза 1944 года. Работали в дальнейшем в качестве тренеров «Зенита» Аркадий Алов и Валентин Федоров, детскими тренерами стали Александр Зябликов и Анатолий Мишук, чемпионом страны по хоккею стал Анатолий Викторов. Многие выбрали себе другие профессии: так, Александр Федоров работал военным врачом, а мой отец Виктор Набутов прославился на комментаторском поприще.

На сцену выходят ведущие.

Ведущий: На стадионе «Динамо» есть музей Славы. Сегодня в нашем зале почетный гость – Григорий Васильевич Юркин – ветеран Великой Отечественной войны, оборонявший  блокадный Ленинград, кадровый офицер,  снайпер, тренер и судья республиканской категории по стрелковому спорту, хранитель музея Славы стадиона «Динамо».

Звучит торжественная музыка. Г.В. Юркин поднимается на сцену.

Ведущая:  Григорий Васильевич, вы сохраняете память о победах динамовцев. А какие воспоминания у Вас остались от Ленинградского Дня Победы?

Юркин:  Свершилось то, о чем мечтали ленинградцы все 900 дней блокады, – город полностью освободился от вражеской блокады. В честь этой победы в 20 часов был назначен артиллерийский салют на Марсовом поле – 24 залпами из 324 орудий. Командованием мне было поручено со взводом солдат принять участие в этом торжестве. Вооружив двадцать солдат ракетницами и ракетами, мы отправились на Марсово поле. После инструктажа нам определили место, откуда мы должны стрелять, это была крыша дома, выходящего фасадом на Марсово поле и памятник А. В. Суворову. Рассредоточившись на крыше дома, глядя на Марсово поле, на котором находились орудия, мы, как и другие стрелки-ракетчики, находящиеся на здании «Ленэнерго», стали ждать сигнала. И вот наступила команда: расцвеченное ракетами небо, как будто вздрогнуло от мощных залпов, следовавших через каждые 30 секунд. Творилось невероятное: салютовали везде, со всех площадей города, с кораблей, стоящих на Неве. Люди со слезами на глазах обнимались, целовались. Этот день никто из ленинградцев, переживших блокаду,  не забудет никогда».

Ведущий: Установку памятника игрокам первого футбольного матча в блокадном Ленинграде можно расценивать как победу, как торжество нашей  памяти!

 Юркин: Спустя 70 лет
31 мая 2012 года состоится торжественное открытие памятника первому блокадному матчу. Его  установят на стадионе «Динамо» на том поле, где и  состоялась та легендарная  футбольная встреча.

Дети вручают цветы Г.В. Юркину и К. В Набутову. И   провожают их  в зрительный зал.

Ведущие уходят за кулисы.

Третий Эпизод

Блокадная свадьба.

На сцену выходит боец Красной Армии. На экран проецируется слайд-шоу,

состоящее из   листов   альбома с  фотографиями  женщин блокады.

Звучит музыка – Серенада №4 из цикла  «Лебединая песня» Ф. Шуберта (фонограмма).

Боец Красной армии:

А любовь – любовь зимою адской,

Той зимой, в осаде, на Неве,

Где невесты наши ленинградские

Были не похожи на невест…

Лица их – темней свинцовой пыли,

Руки – тоньше, суше тростника…

Как мы их жалели, как любили.

Как молились им издалека.

Это их сердца неугасимые

Нам светили в холоде, во мгле.

Не было невест еще любимее,

Не было красивей на земле.

Затемнение. Луч света выхватывает актрису, играющую роль О.Ф. Берггольц. На экран проецируется лист альбома с   фотографией Ольги Берггольц.  Актриса читает стихотворение «Молитва». Фоном звучит композиция группы Secret Garden под названием Songs From A Secret Garden.

Берггольц: Полземли в пожаре и крови,

Светлые потушены огни…

Господи, прости, что в эти дни

Начала я песню о любви.

Слышу стон людской и детский плач,

но кого-то доброго молю:

там, где смерть, и горе, и зола,

да возникнет песнь моя светла,

потому что я его люблю.

Потому что я его нашла

прежде как солдат, а не жена,

там, где горе было и зола,

там, где властвовала смерть одна.

Может быть, когда-нибудь казнишь

тем, что на земле страшней всего, –

пусть, я не скрываю – в эти дни

пожелала я любви его.

Матери просили одного –

чтобы на детей не рухнул кров;

я вымаливала – сверх всего –

неизвестную его любовь.

Воины просили одного –

чтоб не дрогнуть в тягостных боях,

я вымаливала – сверх всего –

пусть исполнится любовь моя.

Господи, я не стыжусь – о нет, —

ни перед людьми, ни пред Тобой,

и готова я держать ответ

за свершенную свою любовь…

Затемнение. Завывание вьюги. Снеговая машина выдувает пенный снег.  На экраны проецируется лист альбома с фотографией А. В. Королькевича. Постепенно на экране  появляется рукописный текст из дневника актера: «Запись в дневнике (без числа): «Декабрь 1941 год. Были на свадьбе. Шли с Петроградской под обстрелом на Выборгскую. Нина Болдырева боялась за свой чайный сервиз…».

На экран проецируется фотография блокадного Ленинграда. Свист снарядов, шум бомбежки. По сцене идет пара (мужчина и женщина), навстречу им военный патруль из 2 – х человек и случайный прохожий.

Болдырева:
Анатолий, не разбей сервиз – это ведь свадебный подарок!

Королькевич: Не волнуйся, Ниночка, все будет хорошо.

Патруль: Ваши документы! Куда направляетесь?

Болдырева и Королькевич  (хором): На свадьбу!

Патруль: Куда, куда? На свадьбу?

Прохожий: Ну и сумасшедшие!

Патруль: Нет, не сумасшедшие, а молодцы! Передайте им наш боевой привет, а вам – счастливого пути!

Звук обстрела. Затемнение. На  теневом театре гости, свадебный стол. Мужчина заводит патефон. Звучит песня Г. Намлегина и Е. Розенфельд «Счастье мое»  на фоне  звуков обстрела.

На сцене появляются танцующие пары.

Счастье моё я нашёл в нашей дружбе с тобой,

Всё для тебя, и любовь, и мечты.

Счастье моё – это радость цветенья весной,

Всё это ты, моя любимая, всё ты.

Танец прерывается, пары останавливаются.  Две пары, расположенные по центру,  отходят в стороны, чтобы был виден офицер на теневом театре.

 На теневом театре офицер Красной Армии  поднимает бокал, чтобы произнести  тост.

Офицер: Первый тост: «За победу!»

Звучит фонограмма песни «Счастье мое» на фоне звуков обстрела. Танец продолжается.

Счастье моё, посмотри, наша юность цветёт,

Сколько любви и веселья вокруг.

Радость моя, это молодость песни поёт,

Мы с тобой неразлучны вдвоём,

Мой цветок, мой друг.

Танец прерывается, пары останавливаются.  Две пары, расположенные по центру,  отходят в стороны, чтобы был виден офицер на теневом театре.

 На теневом театре офицер Красной Армии  поднимает бокал, чтобы произнести  тост.

Офицер: За здоровье молодых!

Танец продолжается. Пара останавливается в  центре.

Первая пара: За столом долго не сидели, так как стол был, не в обиду будет сказано хозяевам, в основном  бутафорский.

Вторая пара: Но каждый понимал ситуацию. Завели патефон и стали танцевать. А фашисты делали свое грязное дело, посылали снаряд за снарядом.

Молодожены: А мы плевали на них и танцевали, пели песни, вспоминали смешные рассказы, веселились, как на свадьбе… до утра!

Песня продолжается, пары танцуя, уходят за кулисы, на сцене в луче света танцуют молодожены.

Радость моя, это молодость песни поёт,

Мы с тобой неразлучны вдвоём,

Мой цветок, мой друг.

Счастье моё я нашёл в нашей дружбе с тобой,

Всё для тебя, и любовь, и мечты.

Счастье моё – это радость цветенья весной,

Всё это ты, моя любимая, всё ты.

Другой луч света выхватывает актера, играющего роль А. В.  Королькевича. Музыка постепенно становится тише и на ее фоне актер произносит свои слова.

Королькевич: Новобрачные в блокадном Ленинграде – это было необычайное событие! Это было поэтически – героическое событие! Жизнь шла наперекор всему страшному. Скажете – можно было подождать? Можно было переждать? Нет. Это был вызов врагу. Это был удар по врагу. За четыре блокадных месяца 1941 года было зарегистрировано 2223 брака.

Затемнение. Артисты, играющие роли молодоженов и А.В. Королькевича уходят за кулисы. На теневом театре в кругу сидят бойцы. В центре артистка, играющая роль  певицы  К. И. Шульженко.

Бойцы:  Клавдия Ивановна, спойте «Андрюшу»!

Звучит припев песни  Гридова Г. И Жака И. «Андрюша»

Пой, Андрюша, так, чтоб среди ночи

Ворвался ветер, кудри теребя.

Поиграй, чтобы ласковые очи,

Не спросясь глядели на тебя.

Поиграй, чтобы ласковые очи,

Не спросясь глядели на тебя.

На теневом театре бойцы окружают певицу. Фотографируются. Звучит мелодия песни «Синий платочек». На экран проецируется лист альбома с  фотографией  К. И. Шульженко и фронтового джаз-ансамбля. На сцену выходят ведущие.

Ведущая:Однажды в апреле 1942 года Фронтовой джаз-ансамбль  В. Коралли и К. Шульженко выступал в гвардейском подразделении генерала Н.А.Гагена, защищавшем легендарную «Дорогу жизни». Знала ли Клавдия Ивановна, что это весна подарит ей  одну из самых знаменитых песен Великой Отечественной войны «Синий платочек»?

Ведущий: После концерта, беседуя с бойцами, Клавдия Ивановна познакомилась с литературным сотрудником газеты 54-й армии Волховского фронта «В решающий бой!» лейтенантом Михаилом Александровичем Максимовым.

На сцену выходит артистка, играющая роль К. И. Шульженко , навстречу ей выходит артист, играющий роль лейтенанта  М. А. Максимова.

Максимов (смущаясь): Клавдия Ивановна, бойцам не хватает хороших лирических песен о любви и любимых.

Шульженко: Вот и написали бы новый текст “Синего платочка”. Мелодия есть, хорошая мелодия, нужны новые слова.

Уходят за кулисы. Затемнение. На теневом театре лейтенант сидит за столом, пишет что-то. Звучит мелодия «Синего платочка».

Выходят на сцену артисты, играющие роль Шульженко и Максимова.

Максимов (протягивая листок бумаги):Вот, прошу Вас.

Шульженко (читая):Простые, берущие за душу слова.  В них много правды. У каждого из защитников нашей Родины, у каждого воина есть одна, родная женщина, самая любимая, близкая и дорогая, за горе, страдание, лишения, за разлуку с которой он будет мстить врагу.

Ведущая: И вечером того же дня она спела в той военной части, где служил 22-летний лейтенант Михаил Максимов, “Синий платочек”.

Артистка, играющая роль К.И. Шульженко исполняет песню «Синий платочек».

Шульженко: Помню, как в памятный вечер

Падал платочек твой с плеч,

Как провожала и обещала

Синий платочек сберечь.

И пусть со мной

Нет сегодня любимой, родной,

Знаю, с любовью ты к изголовью

Прячешь платок голубой.

На сцену выходят бойцы Красной Армии.

Письма твои получая,

Слышу я голос живой.

И между строчек синий платочек

Снова встает предо мной.

И часто в бой

Провожает меня образ твой,

Чувствую, рядом с любящим взглядом

Ты постоянно со мной.

Ведущий (во время проигрыша):  Через несколько дней песню узнал весь Волховский фронт, а за ним и Ленинградский.

Бойцы Красной Армии  исполняют вместе с артисткой 2 куплета песни.

Шульженко и бойцы: Сколько заветных платочков

Носим в шинелях с собой!

Нежные речи, девичьи плечи

Помним в страде боевой.

За них, родных,

Желанных, любимых таких,

Строчит пулеметчик за синий платочек,

Что был на плечах дорогих!

На сцену выходят девушки и танцуют вальс с бойцами Красной Армии.

Кончится время лихое,

С радостною вестью приду,

Снова дорогу

К милой порогу

Я без ошибки найду…

И вновь весной

Под знакомой ветвистой сосной.

Милые  встречи,

Нежные речи

К нам возвратятся с тобой.

В вальсе девушки и бойцы уходят за кулисы. 

Шульженко:В 1942 году в блокадном Ленинграде было зарегистрировано 3386 браков.

Затемнение. Артистка уходит за кулисы. Слышен звук гитары и цыганской  песни «Очи черные». На теневом театре свадебный стол и гости. Гости вручают подарки молодоженам. На   сцену выходят молодые люди, одетые в военно-морскую форму, и девушки. У невесты на плечах платок голубого цвета. На экран проецируется фотография блокадной комнаты с окнами, затянутыми темной тканью для светомаскировки.

Василий:
Сережа и Клара! Будьте счастливы!

Василий танцует чечетку.

Сережа:
Спасибо всем вам, ребята! У нас настоящая свадьба.

Клара:
Спасибо за подарки!  Туалетное мыло – как до войны!

На сцену выходит матрос.

Матрос: Друзья, слушайте, что по радио передают, сказали, новая песня о нас, моряках.

Звучит отрывок из песни В. Соловьева-Седого С и А. Чуркина.  «Вечер на рейде» (фонограмма).

А вечер опять хороший такой,

Что песен не петь нам нельзя.

О дружбе большой, о службе морской

Подтянем дружнее, друзья.

На словах припева моряки и девушки,  обнявшись,  уходят за кулисы.

Прощай, любимый город

Уходим завтра в море.

И ранней порой мелькнёт за кормой

Знакомый платок голубой.

Молодожены (Клара и Сергей) прощаются,  Сергей уходит.  Клара остается на сцене, на плечах у нее голубой платок, она им машет вслед уходящему мужу.  Звук песни становится тише ,на экран проецируется видео  уходящей в море подводной лодки.

 Шум моря.  Луч света выхватывает Клару.

Клара: Подводная лодка Щ-406, на которой служил мой муж Сергей,  не вернулась из боевого похода. У нас родился сын,  как две капли воды похожий на своего отца.

Затемнение. Артистка уходит за кулисы. В луче света выходят ведущие.

Ведущая: Сколько не вернулось из боевых походов?!Сколько погибло на Ленинградском и Волховском фронтах?!

Ведущий: А сколько жизней унес голод и бомбежки Ленинграда?!

Ведущая: Мы просим всех встать и почтить минутой тишины память погибших и умерших в годы блокады и обороны Ленинграда минутой молчания.

Зрители встают. На экран проецируются кадры, запечатлевшие вечный огонь на Пискаревском кладбище.

Луч света выхватывает актрису, играющую роль О.Ф. Берггольц, выходящую на сцену.

Берггольц:  Что может враг? Разрушить и убить.

И только-то?

А я могу любить,

А мне не счесть души моей богатства,

А я затем хочу и буду жить,

Чтоб всю ее, как дань людскому братству,

На жертвенник всемирный положить.

В городе, обстреливаемом и бомбардируемом, во вражеском окружении мы научились любить и ценить каждую минуту жизни, каждую ее даже самую простую радость.

Затемнение. На экран проецируются кадры военной кинохроники.На сцену выходит пара военных (мужчина и женщина).

На экран проецируется лист альбома с фотографией и подписью Елена Васильевна Орчинская.

Орчинская:
Первый и самый страшный блокадный год я пережила в городе. Летом 1942-го меня взяли в армию. Наша Зенитная часть стояла у Пулковских гор. Сначала я носила донесения: каждый день ходила с Пулковских гор на Охту. Потом работала телефонисткой, передавала сообщения разведчиков.

Муж Орчинской:
Здесь, в нашей зенитной батарее мы и познакомились. В 1943-м мы поженились. Нам ребята где-то добыли на свадьбу бочонок пива! До сих пор удивляюсь, где они могли его взять.

Орчинская:
А стены в землянке выложили ромашками, чтобы не было видно земли. Вот такая фронтовая свадьба!

Звучит Вальс Цветов из балета «Щелкунчик»  П. И. Чайковского, пара вальсирует. На экран проецируется видео с полем ромашек, полетом бабочек. В вальсе пара уходит за кулисы.

Затемнение. Завывание вьюги, звук разрывающихся  снарядов. Снеговая машина выдувает пенный снег. На теневом театре за столом сидит укутанная женщина. К ней подходит пара, протягивает документы. В ответ она вручает свидетельство о браке.

На фоне  звука  разрывов падающих снарядов звучит стихотворение Юлии Друниной. По сцене идет пара молодоженов.

Ведущая:

Минуту счастья делим на двоих,

Пусть — артналет,

Пусть смерть от нас —

на волос.

Разрыв!

А рядом —

нежность глаз твоих

И ласковый

срывающийся голос.

Минуту счастья делим на двоих…

На экран проецируется лист альбома с фотографиями Гавриловых Веры Константиновны и Сергея Николаевича.

Сергей: Вот мы и стали мужем и женой!

На экран проецируется лист альбома со свидетельством  о браке Гавриловых Веры Константиновны и Сергея Николаевича.

Сергей: А кольцо я подарю тебе после нашей Победы!

Вера: Пойдем, Сережа, нас заждались.

Уходят за кулисы. На теневом театре навстречу Вере и Сергею выходит женщина – тетя Веры, в руках у нее зерна овса. Вера и Сергей подходят к женщине, она посыпает им на головы зерна овса.

Тетя Веры: Чтоб ваша семейная жизнь была счастливой!

На сцену в луче света выходит реальная героиня – дочь Веры Константиновны и Сергея Николаевича Гаврилова Ольга Сергеевна.  Звучит мелодия песни  «Сядь со мною рядом» С. Каца, Д. Толмачева и А. Коваленкова. На теневом театре танцуют пары.

Гаврилова: Семейная жизнь моих родителей Веры Константиновны и Сергея Николаевича действительно сложилась счастливо! Свадьба состоялась 15 ноября 1943 года. И была она настоящей! Мои дедушка и бабушка выдали свою дочь замуж так, как это делалось прежде.  Дедушка со всей любовью родительского сердца,  нежностью и заботой передал маму в папины сильные руки. Счастье и горе – они всегда рядом. И судьба отмерила дедушке совсем немного после свадьбы дочери. Я думаю, что именно это родительское благословение хранило моих родителей всю их жизнь.  К вечеру стали собираться гости: пришли тетушки со стороны мамы и две ее подружки, а со стороны жениха был командир корабля с супругой и трое друзей моряков. Стол был поистине праздничным: черный хлеб и консервы с корабля, а главным украшением стола был винегрет. Молодежь танцевала под любимые, бывшие тогда в моде лирические песни Вадима Козина и Георгия Виноградова. Танцевали  и радовались,  и жили мечтами о счастливой мирной жизни. А  в канун Дня Победы в мае 1945 года у моих родителей родилась моя старшая сестра. В 1943 году в блокадном Ленинграде было зарегистрировано 8185 браков. За 27 дней января 1944 года – 1059 браков.

Дети вручают цветы О.С. Гавриловой и провожают ее в зрительный зал.

Все пары,  игравшие молодоженов,  собираются на сцене. Выходят ведущие.

Ведущий:         Так, день за днем, без жалобы, без стона,

Невольный вздох – и тот в груди сдавив,

Они творили новые законы

Людского счастья и людской любви.

Ведущая:         Любовь не знает ни войны, ни смерти…

И пусть сейчас – «другие времена»,

Так хочется такой любви, поверьте,

Какой была их жизнь освещена!

Финал.

Затемнение. Слышны звуки гремящего салюта. На экран проецируются кадры кинохроники, запечатлевшие  салют 27 января 1944 года. На сцену выходят все участники театрализованного представления. Все радуются, обнимаются, кричат: «Ура! Блокада снята!»

Мама: Ох, как мы теперь заживем!

Молодой человек:  Какие рекорды поставим!

Невеста: И сколько свадеб сыграем! И каких свадеб!

Ведущая: Белое платье в черный цветочек, сшитое к 22 июня 1941 года, было надето на свадьбу, состоявшуюся в 1951 году! Жених и невеста шли друг к другу 10 лет!

Ведущий: Каждый день всё дальше уносит нас от той великой трагедии и великого подвига.

Ведущая: Но мы помним! И в наших силах сделать так, чтобы  цепочка памяти не прервалась!

На экран проецируются слова песни «Ты помнишь» М. Дахие и В. Плешака. Все участники театрализованного представления и зрители исполняют песню.

Ты помнишь, ты помнишь, товарищ,

Пусть память о том тяжела,

Как вьюга сквозь отсвет пожарищ

По улицам мертвым мела.

Мы насмерть умели сражаться,

Мы горе испили до дна.

Ведь мы же с тобой ленинградцы –

Мы знаем, что значит война.

Ты помнишь: руины дымятся

И чей-то оборванный крик…

Но каждый здесь был ленинградцем –

Ребенок, солдат и старик.

Бессмертно блокадное братство,

Свершившее долг свой сполна…

Ведь мы же с тобой ленинградцы –

Мы знаем, что значит война.

Мы помним с тобою сквозь годы

В разрывах сплошных горизонт,

И как из промерзших заводов

Шли грозные танки на фронт.

Душе не давая сгибаться,

Мы верили – с нами страна.

Ведь мы же с тобой ленинградцы –

Мы знаем, что значит война.

Мы знали отчаянье и смелость

В блокадных ночах без огня,

А главное – очень хотелось

Дожить до победного дня,

Нам с этим вовек не расстаться,

В нас подвигу память верна…

Ведь мы же с тобой ленинградцы –

Мы знаем, что значит война.

Мы можем идти, не сгибаясь,

Под грохот орудий вдали…

Мы можем летать, не касаясь

Неверующей нашей Земли…

Во время блокады – влюбляться,

Работать, творить, жить и Быть…

Ведь мы же с тобой ленинградцы –

Мы знаем, что значит Любить!

Ведущий:              Да будет сердце счастьем озаряться

У каждого, кому проговорят: –

Ты любишь так, как любят ленинградцы…-

Да будет мерой чести Ленинград.

 

По материалам http://vedavaleria.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>