«

»

Дек 26

Театрализованный концерт победителей фестиваля гармонистов.

Театрализованный концерт победителей фестиваля гармонистов.

Действующие лица: Пафнутий Силыч Скоробогатов — разбогатевший крестьянин, Матрена — его сестра, разбитная бабенка, которая совсем не боится своего «грозного» братца, Ненила Прохоровна — немолодая женщина, сваха, знакомая Скоробогатовых, Половой в трактире, участники ансамблей гармонистов из разных районов области.
Действие происходит в трактире на пристани губернского города. Задник — фотобаннер или проекция.


Причаливают и отчаливают пароходы, гудят на разные голоса. Колокол подает сигналы к отплытию. Слышится говор, шум, смех. На авансцене — два столика с белыми скатертями. Половой готовится к открытию трактира — встряхивает скатерти, ставит приборы для специй, хлебницы. В трактир заходят два мужика с гармонями, усаживаются за столик, тихо разговаривают с Половым. Тот уходит и возвращается с самоваром. Затем приносит стаканы, сахар, баранки. Мужики наливают чай, неспешно пьют. В трактир входят Пафнутий Силыч и Матрена.

Матрена. Ох и притомилась… Перекусим, братец!
Пафнутий Силыч. Не шлось тебе в хороший-то трактир… Куды меня притащила? Не по чину мне с мужичьем рассиживать!
Матрена. Ой-ей! Экой изваженый! Давно ли сам-то мужиком был? Забыл уж? Скоренько!
Пафнутий Силыч. Цыц мне!
Матрена. А ты на меня не цыкай, а не то разозлишь, не дай бог… Ишь Аника-воин какой! Садись лучше, отдышись — эка жарища стоит… А тут, у Волги, прохлада…

Скоробогатовы садятся за стол. Тут же подбегает Половой.

Половой. Доброго здоровьичка! Чего изволите?
Пафнутий Силыч (указывая на мужиков). Что за народ?
Половой. Да так-с, люди. С ярмарки-с!
Пафнутий Силыч. Босота! Небось побираться приезжали на ярмарку-то?!
Половой. Никак нет-с. Гармони покупали. Гармонисты-с!
Матрена. Пошто ты за разговоры-то принялся? Али не наговорился? (Обращается к Половому.) Вот что, любезный, принеси-ка ты нам перекусить чего… Ну, там, телятины, икорки, огурчиков малосольных. И водочки графинчик — похолодней, со льда.
Половой. Слушаю-с! (Уходит.)
Матрена. Чего задумался, братец?
Пафнутий Силыч. Про свои именины думаю…
Матрена. А чего бы об них думать? Харчи все закуплены, гости приглашены… Оболочайся в новый сюртук да празднуй!
Пафнутий Силыч. Оно так. А помнишь ли, как в деревне именины гуляли? Гармонисты со всей округи приходили. Как грянут разом — в городу слыхать! И до утра песни, пляски…
Матрена. Ой, помню, было… А ты, братец, тоскуешь по прежней-то жизни!
Пафнутий Силыч. Бывает. Денег было мало, а веселья — через край. Нонче наоборот… (Вдруг что-то решив про себя.) Вот что…

Половой приносит закуски, ставит на стол.

(Половому.) Слышь-ка, братец, кликни ко мне гармонистов этих!
Половой. Слушаю-с! (Подходит к мужикам, о чем-то тихо с ними говорит.)
Матрена. Чего это ты вздумал? Ох, верно тятенька про тебя сказывал: «С придурью у нас Пафнутий-то!»
Пафнутий Силыч. Тихо ты, не мешай.

Подходят мужики, кланяются.

Откудова сами-то будете?
Мужики. Из Павина мы. (Здесь и далее называются города и селения Костромской области.)
Пафнутий Силыч. А ну сыграйте по-вашему, по рублю заплачу.

Музыканты исполняют наигрыш.

Хорошо! Приходите-ка нонче ввечеру ко мне. Дом на Руинной улице, насупротив Козьмодемьянской церкви. (Следует назвать подлинную улицу и узнаваемое место в городе.) На моих именинах станете играть. Не обижу. Да, может, знаете еще каких плясунов да певунов — нынче ведь много народу на ярмарку приехало — пущай сюда идут. Коли по душе мне придутся да по мысли, и их позову!

Мужики кланяются и уходят.

Матрена. Ай да Пафнутий Силыч! Ай да Скоробогатов! Какую штуку удумал! Оно, конечно, может, ты и с придурью, однако придурь-то твоя светлая! Ох и развеселимся нынче! А уж я напляшусь, как давно не плясывала!

В трактир входят артисты. Половой подбегает к ним, потом подходит к столику Скоробогатовых.

Половой. Это к вам-с! Сказывают, из Шарьи-с!
Пафнутий Силыч. Ну, расстарайтесь! Попойте, поиграйте, не обижу.

Ансамбль исполняет программу на 5-7 минут.

Каково поют, а, сестрица?!
Матрена. Ой, до того складно, до того душевно! Пущай и они приходят на именины-то, Пафнутий.
Пафнутий Силыч. Приходите ввечеру ко мне — гостей потешите.

Ансамбль уходит. Тут же входят следующие артисты.

Гармонисты. Здорово живешь, батюшка! Тут, что ли, нанимают песни петь да в гармони играть?
Матрена. Тут, тут! Из каких краев будете?
Гармонисты. Судиславские мы. Играть, что ли?
Пафнутий Силыч. Играйте!

Ансамбль исполняет программу.

Матрена. Вечером к нам бывайте. Дом Скоробогатовых. 10 рублев плачу!
Пафнутий Силыч. Вона! 10 рублев! Больно много наобещиваешь! Так и разориться недолго!
Матрена. А я свои заплачу, с тебя не спрошу! Чай, не прежние времена — в кармане пошуршивает!

Ансамбль уходит. Входит Ненила Прохоровна. Проходит к соседнему столику, не замечая Скоробогатовых, садится. Говорит подошедшему Половому.

Ненила Прохоровна. Чайку, братец, да пирогов с капустой.
Матрена. Ненила Прохоровна, аль не узнаешь?
Ненила Прохоровна. Охти мне, не узнала! Здравствуешь, Матрена Силовна! Здорово, Пафнутий Силыч!
Матрена. Подсаживайся к нам. Чаю успеешь еще напиться. Давай-ка мы водочки выпьем со свиданьицем.
Ненила Прохоровна. Пила уж сегодня. Я ведь сваха, в разных домах бываю. Где чаю нальют, где водочки поднесут… И отказаться нельзя: люди от доброй души угощают. Я ведь почетную должность справляю — семьи строю! Ну да со свиданьицем грех не выпить. (Выпивают.)

В трактир входят гармонисты.

Гармонисты. Поклон всей честной компании! Дозвольте «Вохомскую Восьмеру» сплясать? (Исполняют программу.)
Матрена. Ух, черти! Едва усидела! Бывайте к нам вечерком гостей потешить.

Ансамбль уходит.

Ненила Прохоровна. Как поживаешь, Пафнутий Силыч?
Пафнутий Силыч. Живу, слава богу, хлеб жую. Чаще с добропорядочными, как сам. А то и с тобой вот случилось за одним столом сидеть…
Матрена. Ну! Опять понесло его по кочкам… Чего мелешь-то?
Ненила Прохоровна. Ты, Матренушка, за меня не вступайся, я и сама за себя постоять сумею. Эк ты, Пафнутий, нос-то дерешь… Не сломил бы шейку лилейную… А не упомнишь ли ты, откудова к тебе богатство свалилось? Не я ли тебе невесту сосватала? А ты брать не хотел, упирался — ростом, мол, не вышла, телом бедна, ликом бледна… Еле ведь уговорила тогда. А теперь что? И при денежках, и дело свое наладил. А уж как Анфиса твоя расцвела — что и лицом, что телом — королевишна! Детки какие у тебя славные — и красивые, и здоровые — всем на зависть! Что же тебе за одним столом со мной не посидеть? Окромя хорошего ничего ты от меня не видел. Так не стыдно ли тебе такие слова говорить?
Пафнутий Силыч (пристыженно). Да ладно тебе, чего взъелась-то? Ну, брякнул не то, чего лаяться?
Матрена. Верно она говорит. Нет-нет, да и понесет тебя. Веришь ли, Ненилушка, как накатит на него спесь — вся семья не знает, куда деваться. Анфиса из своих покоев носа не кажет. Детки, ровно мыши, по углам скрываются. Только я и не боюсь «ихного величия»! И ведь неплохой мужик — и ласковой, и заботной, и дельной… Как его отучить кочевряжиться? Ведь самому потом противно: запрется, глаз не кажет.
Пафнутий Силыч (виновато). Да ведь должон же я себя поставить!
Ненила Прохоровна. А ты и ставь. Токмо мирком да ладком. На самодуров не гляди — не чета они тебе. У них деньги бешеные, а у тебя — головой да руками заработанные.
Пафнутий Силыч. Может, оно и так.
Половой. Прощения просим. На улице у трактира целая толпа-с. С музыкальными инструментами. Вас спрашивают. Прикажете впустить?
Пафнутий Силыч. Зови всех!

Входят три ансамбля.

Ненила Прохоровна. Чего это, Матрена Силовна? Никак братец ваш тиятр открывать сбирается?
Матрена. Именины у него нынче. Музыку нанимает.
Пафнутий Силыч. Коли мастера вы петь, плясать да играть, кажите свое умение. Мне сегодня много веселья понадобится!

Артисты двух ансамблей сами представляются и исполняют свои программы.

Елки-моталки! Сколь же таланту на Руси великой! И не скудеет год от года земля наша! И воевали ее, и жгли, и в полон брали, а ей все нипочем! Воздух у нас, что ли, какой особенный? А может, земля волшебная?
Матрена. Люди у нас такие! Отбирай все — только песню не трожь! Песня — душа наша.
Ненила Прохоровна. Ой, верно! Вот случись так, что не будет у русского человека ни балалайки, ни гармони, — так он на веревке сыграет. А не будь веревки — на пиле!
Пафнутий Силыч. Кто еще остался? Кажи свой талант!

Третий ансамбль называет себя и местность и исполняет свою программу. Во время исполнения в трактир входят все участники концерта. По окончании программы все вместе играют общий наигрыш и исполняют общую песню.

(Кидает шапку оземь.) Да на пса мне эти деньги?! Нету в них души. Карманы полны, а душа пуста. (Показывает на артистов.) Вот она — душа-то! Вот сила! Вот красота! Все ко мне! Каждому по червонцу! Коли платить деньги, так знать за что!

Пафнутий идет к выходу. За ним — все артисты.

Матрена. Ой, верно тятенька сказывал, с придурью Пафнутий, ох, с придурью! Пойдем, Ненилушка, может, и нам по червонцу отвалится!

Матрена и Ненила Прохоровна уходят со сцены. Занавес.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>