Закрыть рекламу ×

Историко-патриотическая киноэпопея – «Меркурий» – бриг российский». Литературный сценарий художественного фильма.


«Ежели в великих деяниях древних и наших времён находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, а имя героя достойно быть начерчено золотыми буквами на храме славы: Он называется – капитан-лейтенант Александр Казарский, а бриг – «Меркурий».

(Из признания турецкого офицера, участника боя).

История этого подвига постоянно присутствовала в поле зрения кинематографистов. Инициатором создания художественного фильма о героическом бриге «Меркурий» был ещё Сергей Аполлинарьевич Герасимов, который прекрасно понимал значение этой темы для определения моральных ориентиров будущего России. Картина была запущена в производство, и только уход из жизни великого режиссёра не позволил осуществить данный проект.
В 90-х годах ХХ столетия картина дважды запускалась в производство, в том числе, была включена в программу организации и проведения празднования 300-летия Российского флота. Однако, кризисное состояние экономики страны тех лет остановило практическую реализацию данного фильма.
Случись подобное подвигу брига «Меркурий» с британским, французским или американским кораблём – не один бы фильм был снят на киностудиях этих стран. В России же такого фильма нет! А он нужен, как безотлагательный заказ времени именно сегодня, в наше время, время возрождения нравственных и патриотических идеалов.

В основу сценария положена повесть «Меркурий» – бриг российский» петербургского писателя Геннадия Черкашина, которая выдержала на сегодняшний день несколько изданий.
Авторы киносценария задумали фильм, как романтическую историко-патриотическую эпопею в двух вариантах: 2-х часовой полнометражный фильм и его многосерийную телевизионную версию.
В телевизионной версии предполагается существенно расширить сюжетные линии, добавить большое количество персонажей и эпизодов, охватить значительно большее число исторических событий с участием великих русских флотоводцев Нахимова, Истомина, Лазарева, отражённых в триптихе Г.А.Черкащина «Новый Илион» («Наварин», «Бриг «Меркурий», «Корабли в Босфоре»).
Создание фильма одобряется и поддерживается командованием Российского Военно-Морского флота, Российским Государственным Морским историко-культурным центром, Российским, Санкт-Петербургским и Московским Морскими собраниями, Главным управлением воспитательной работы Министерства обороны Российской Федерации, Русской Православной Церковью.

НА ЗЕМЛЕ ВСЁ ПРОХОДИТ,
ТОЛЬКО ЗВЁЗДЫ ИЗВЕЧНЫ И
ПЕСНИ О ГЕРОЯХ, ИБО, ПОГИБАЯ,
ГЕРОИ ОСТАВЛЯЮТ ПОТОМКАМ
ЖАЖДУ ПОДВИГА.
Из старинного сказания

Галера приблизилась к высокому борту трёхдечного корабля и, взбурлив веслами воду, замерла рядом. По перекинутым сходням Махмуд первым перешёл на палубу флагмана, где, прижав руки к груди, к нему подошёл капудан-паша.
М а х м у д (вместо приветствия, тихим голосом) СЕРАСКЕР РУМЕЛИИ, ХРАБРЫЙ ГУССЕЙН-ПАША БРОСИЛ НА ШТУРМ СИЗОПОЛЯ ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ ПЕХОТЫ И ТЫСЯЧУ ВОСЕМЬСОТ ВСАДНИК0В. НО НАШИХ ДОБЛЕСТНЫХ ВОИНОВ РУССКИЕ КОРАБЛИ ВСТРЕТИЛИ КАРТЕЧЬЮ. РАЗВЕ РУССКАЯ ЭСКАДРА В СИ30П0ЛЕ СИЛЬНЕЕ НАШЕЙ?…
Султан медленно пошёл по палубе и, со всё нарастающим гневом, продолжал.
М а х м у д . РУССКИЕ ПОВСЮДУ… В ФАРОССКОМ ЗАЛИВЕ ОНИ ЧУВСТВУЮТ СЕБЯ КАК ДОМА. Я СПРАШИВАЮ, ДО КАКИХ ПОР ЭТО БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ?
К а п у д а н – п а ш а (кланяясь). МОЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ, ФЛОТ ГОТОВ ВЫЙТИ В МОРЕ И СРАЗИТЬСЯ С ВРАГОМ.
Махмуд усмехнулся.
М а х м у д (повернувшись к великому визирю, с издёвкой) ПОСМОТРИМ, НА ЧТО ЕЩЁ ГОДЯТСЯ НАШИ МОРЯКИ. МАНЕВРИРОВАТЬ ХОТЬ НЕ РАЗУЧИЛИСЬ?
В сопровождении визиря и капудан-паши султан через адмиральскую каюту вышел на кормовой балкон. Лучи солнца то прятались в быстролётные облака, то пробив пелену, скользили по поверхности пролива, вспыхивая в бортах кораблей, двумя колоннами вытянувшихся вдоль Босфора.
По сигналу капудан-паши на верхней палубе громко ударили барабаны, и в ту же секунду ванты запестрели от бегущих к реям матросов. Вот разбежались по реям, вот поползли вниз, распускаясь, белые полотнища.
Припав к окуляру подзорной трубы, султан с жадностью следил, как, поймав в паруса ветер, понеслись к выходу в открытое море парусные громадины. Кровь закипела от нетерпения в жилах султана и, вторя барабанам, гулко стучало его сердце.
Но что это? Пелена туманной дымки, сгустившаяся над Чёрным морем, скрывая дали, и всё-таки какое-то судно двигалось в этой пелене. Вот мачты на мгновение обозначились, вот мелькнуло тёмное пятно корпуса…
Затаив дыхание, султан следил за тем, как корабль-призрак приближался к чистой воде. Вот показались кливера… Фок-мачта… А вот и весь корабль вынырнул из тумана. Шли левым галсом, чёрно-бортный бриг с Андреевским флагом на грот-брам-стеньге приближался, увеличиваясь на глазах. Приглядевшись, Махмуд в деревянной фигуре, украшавшей нос брига, узнал олимпийского бога, которого древние греки называли Гермесом, а римляне Меркурием.
Уничтожение основных сил турецко-египетского флота при Наварине объединённым флотом России, Англии и Франции значительно ослабило мощь Блистательной Порты и резко обострило русско-турецкие отношения.
Уже позади было сто лет кровопролитных войн, ведя которые, Россия не только вышла к Чёрному морю, но и помогла многим народам Закавказья и Балкан обрести свободу, отнятую у них в ХV веке воинами Османской Империи»
С полным основанием считая Россию виновницей своих поражений, султан Махмуд Второй призвал всех мусульман к новой “священной” войне против неверных? и в апреле 1828 года началась русско-турецкая война.
Недовольные усилением России, Англия и Франция активно способствовали началу этой войны, но в силу, подписанной ими, Лондонской конвенции о помощи Греции вынуждены были соблюдать нейтралитет, опасаясь потерять свой авторитет у борющихся за независимость народов и тем самым ослабить свои позиции на Балканах.
Столица Российской Империи жила в атмосфере непрекращающегося праздника. Санкт-Петербург торжествовал: русские войска и на суше и на море одерживали одну победу за другой.
Русская армия генерала Дибича форсировала Прут и Дунай, экспедиционный корпус генерала графа Паскевича нанёс сокрушительный удар турецкой армии в Закавказье, Cредиземноморская эскадра вице-адмирала Гейдена успешно блокировала Дарданеллы, а Черноморский флот под командованием вице-адмирала Грейга, овладев Анапой, Варной и многими другими приморскими крепостями противника, готовился уничтожить турецкий флот в случае его выхода из Босфора в Чёрное море.

Сизополь. Раннее утро.
Штурм начался внезапно.
По склону прилегающей к бухте горы спускались турецкие войска, среди которых были видны яркие долимены и высокие тюрбаны сипахов и блестели в лучах восходящего солнца кривые ятаганы башибузуков.
На кораблях русской эскадры давно заметили движение в турецком лагере и на мачтах взвились предупреждающие сигналы. Через несколько мгновений раздались сигналы боевой тревоги. Вице-адмирал Алексей Самуилович Грейг поднялся на мостик и навёл подзорную трубу на турецкий лагерь, где на крутом обрыве стоял Гуссейн-паша и отдавал распоряжения своим многочисленным офицерам.
Вот уже толпа атакующих башибузуков с длинными ружьями ввалилась на перешеек, а с флангов, по мелководью, подняв тучи водяной пыли, ударили конные сипахи. Вращая над головой саблями, с истошным воем, сипахи попытались зайти русским егерям в тыл, и кое-где русские войска, не выдержав натиска, попятились, отдавая узкий перешеек туркам.
Успех атакующих длился считанные секунды. Как только первые сипахи влетели на городские улицы, заговорила артиллерия и на перешеек обрушился град картечи с кораблей русской эскадры. Неся огромные потери, турки бросились назад, но русские канониры еще долго крушили их картечью и бомбами.
Очередной штурм Сизополя был отбит.

Сизопольский рейд. Палуба флагмана «Париж».
Грейг посмотрел на часы, положил их в карман и повернулся к стоящему рядом начальнику штаба флота, капитану первого ранга Мелехову.
Г р е й г. ПЕРЕДАЙТЕ МОЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ЭКИПАЖАМ ЗА ДОСТОЙНУЮ БАТАЛИЮ! С БОЖЬЕЙ ПОМОЩЬЮ ОПЯТЬ ПЕРЦА ТУРКАМ ЗАДАЛИ.
Мелехов кивнул.
М е л е х о в. НЕТ СОМНЕНИЯ, АЛЕКСЕЙ САМУИЛОВИЧ, ЧТО ЗА ПЕРВЫМИ ДВУМЯ ПОПЫТКАМИ ПОСЛЕДУЮТ ДРУГИЕ, ЕЩЁ БОЛЕЕ ЯРОСТНЫЕ. НЕ СМИРИТСЯ ГУССЕЙН С ПОТЕРЕЙ СИ30П0ЛЯ.
Г р е й г. ВОТ И Я ОБ ЭТОМ ПОДУМАЛ, ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ, СЛАБОЕ ЗДЕСЬ МЕСТО, НА ПЕРЕШЕЙКЕ… ПРАКТИЧЕСКИ НЕЗАЩИЩЁННОЕ. ПОКА ФЛОТ НАХОДИТСЯ В БУХТЕ, Б0Г ДАСТ, НЕ ПУСТИМ ПОГАНЦЕВ. НО В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ – НЕ УДЕРЖАТЬ ЕГЕРЯМ ПЕРЕШЕЕК.
Грейг задумался, посмотрел на перешеек в подзорную трубу.
Г р е й г. СВЯЖИТЕСЬ, ПОЖАЛУЙСТА, С МЕСТНЫМИ ЖИТЕЛЯМИ, ПУСТЬ СЕГОДНЯ ЖЕ НАЧНУТ ДОСТАВКУ КАМНЕЙ И ЗЕМЛИ. НАДО ОРГАНИЗОВАТЬ ВОЗВЕДЕНИЕ УКРЕПЛЕНИЙ, А МЫ ПОДСОБИМ, ЧЕМ СМОЖЕМ.
Внезапно тишину нарушил залп салюта. Грейг и Мелехов оглянулись. Сзади них появился флаг-офицер и вытянувшись в струнку отрапортовал.
Ф л а г – о ф и ц е р. РАЗРЕШИТЕ ДОЛОЖИТЬ, ВАШЕ ПРЕЮСХОДИГЕЛЬСТВО, “МЕРКУРИЙ” НА ТРАВЕРЗЕ ОСТРОВА СВ. КИРИЛЛА.
Г р е й г. ОЧЕНЬ ХОРОШО, ГОЛУБЧИК, СПАСИБО. ПО ПРИБЫТИИ, КАПИТАНА КО МНЕ!
Офицер отдал честь и исчез. Грейг и Мелехов прошли по шканцам и стали наблюдать за подходящим бригом.
На палубе “Меркурия” кипит работа. На брасах, на вантах и на реях группы матросов, Мелькают лица. Все действуют быстро и слаженно. Вот уже в воду, взбив фонтаны, летят якоря. Ещё мгновение – и бриг, лишившись парусов, замирает на рейде. На худом лице Грейга появляется улыбка.
Г р е й г. ОТМЕННЫЙ КАПИТАН, ОТМЕННАЯ КОМАНДА, БРАВО СТРОЙНЙКОВ! Я ДУМАЮ ЧТО ОН БОЛЕЕ ДРУГИХ ДОСТОИН ЗАНЯТЬ ОСВОБОДИВШУЮСЯ ВАКАНСИЮ НА “РАФАИЛЕ”, ТЕМ Б0ЛЕЕ, ЧТО ПОЛУЧЕН УКАЗ ОБ ОЧЕРЕДНОМ ЕГО ПОВЫШЕНИИ В ЧИНЕ.
М е л е х о в. А КОГО ВЫ РЕКОМЕНДУЕТЕ НА “МЕРКУРИЙ”?
Г р е й г. КАЗАРСКОГО. ПРЕКРАСНЫЙ ОФИЦЕР… ХОРОШО ПОМНЮ ЕГО ЗАСЛУГИ ПРИ АНАПЕ И ОСОБЕННО ГЕРОЙСТВО ПРИ ВАРНЕ. ПОМНИТЕ, КАК РАСЦЕЛОВАЛ АЛЕКСАНДРА ИВАНОВИЧА ГОСУДАРЬ, КОГДА ВРУЧАЛ ЕМУ ЗОЛОТОЕ ОРУЖИЕ ЗА ХРАБРОСТЬ! НЕГОЖЕ НАМ ТАКИХ ОРЛОВ НА ПОСЫЛКАХ ДЕРЖАТЬ! ОНИ НАМ В ДЕЛЕ НУЖНЫ, ОСОБЕННО СЕЙЧАС. ДА И НА “МЕРКУРИИ” ОН УЖЕ ХОДИЛ. ИЗНУТРИ КОРАБЛЬ ЗНАЕТ, КОМАНДУ ТОЖЕ… ТАК ЧТО ЖЕ НАМ ЕЩЁ ДУМАТЬ? НАЗНАЧАЙТЕ, ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ.

Сизопольский рейд. Палуба брига «Меркурий». День.
На палубе, у носового светового люка стояли несколько матросов, которые молча наблюдали, как в присутствии боцмана Игната Канивченко и мичмана Притупова два матроса пороли линьками матросе Афанасия Гусева, привязанного к фок-мачте. Плача и морщась от каждого удара, Гусев причитал, переходя с крика на почти шёпот.
Г у с е в. ПРОЩАЙТЕ, БРАТЦЫ! НЕ ПОМИНАЙТЕ ЛИХОМ, НЕ СДЮЖУ Я В ЭТОТ РАЗ ВЕРНО… ЭТУ ЭКЗЕКУЦИЮ. ВИНОВАТ Я ПЕРЕД ВАМИ… ТАК УЖ ПРОСТИТЕ! ПРОСТИТЕ МЕНЯ… ПЕРЕД СМЕРТЬЮ… СОВСЕМ ДУШУ СКРУТИЛО… НЕВМОГОТУ СТАЛО. МАТЬ ХОТЕЛ ПОВИДАТЬ! ПРОСТИТЕ…
П р и т у п о в. СТО ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТЬ, СТО ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ…
Стояла гнетущая тишина. Федя Спиридонов стоял, уткнувшись в грудь Артамона Тимофеева, и плакал. Тимофеев держал Федю за плечи и говорил как бы самому себе, но достаточно громко, чтобы все слышали.
Т и м о ф е е в. НЕ ПЛАЧЬ, ПАРЕНЬ! ЧТО ПЛАКАТЬ? ЭТО Ж, С ОДНОЙ СТОРОНЫ, ПОЖАЛЕТЬ НАДО; ОДНАКО ВИНОВАТ ОН ПЕРЕД ВСЕМИ… ГРЕХ НА ЁМ БОЛЬШОЙ! ПЕРЕД НАМИ ЧТО? МЫ ЕГО ПРОСТИМ, ПОТОМУ ЧТО ПОНЯТИЕ ИМЕЕМ… А ВОТ БОЛЕЕ ВСЕГО ВИНОВАТ ОН ПЕРЕД РАССЕЕЙ-МАТУШКОЙ, ПЕРЕД ГОСУДАРЕМ НАШИМ, КОТОРОМУ ПРИСЯГАЛ И КРЕСТ ЦЕЛОВАЛ. НИКТО ИЗ НАС НА СЛУЖБУ НЕ НАПРАШИВАЛСЯ, НО УЖ КОЛЬ ТАКА СУДЬБА ТЕБЕ ВЫШЛА – СЛУЖИ ДО КОНЦА И ЧЕСТНО… И НЕ ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО МЫ, БРАТИШКИ МОИ, НЕ НА БЛИНЫ ПЛЫВЁМ, А ТУРКОЙ ПОГАНОЙ БИТЬСЯ, А ПОТОМУ ЧТО ПО НАМ ВСЮ РАССЕЮ БУДУТ МЕРИТЬ И ТУТ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ОСЕЧКИ; НЕ БАРАМ СЛУЖИМ – НАРОДУ ПРАВОСЛАВНОМУ. ГОСПОДИ! ПРОСТИ ЕГО…
Все перекрестились, так как Гусев начал терять сознание. Мичман продолжал считать.
П р и т у п о в. СТО ДЕВЯНОСТО ОДИН, СТО ДЕВЯНОСТО ДВА…
В этот момент к борту “Меркурия” подвалила шлюпка, и из неё легко выскочил молодой офицер и быстро поднялся на палубу. За ним поднялся рыжий коренастый матрос, который нес офицерский рундук и небольшой чемодан.
Н о в о с и л ь с к и й. СМИРНА- А- А!
Экзекуция остановилась, и все бывшие на палубе вытянулись и замерли.
Н о в о с и л ь с к и й. ГОСПОДИН, КАПИТАН-ЛЕТЕНАНТ! НА КОРАБЛЕ ПРОИСШЕСТВИЙ НЕ СЛУЧИЛОСЬ, КОМАНДА ОТДЫХАЕТ! ВАХТЕННЫЙ ОФИЦЕР ЛЕЙТЕНАНТ НОВОСИЛЬСКИЙ.
К а з а р с к и й. ВОЛЬНО!
Н о в о с и л ь с к и й. ВОЛЬНО!
К а з а р с к и й. ЗДРАВСТВУЙТЕ, ФЕДОР МИХАЙЛОВИЧ! РАД, ЧТО СУДЬБА ОПЯТЬ СВЕЛА ВМЕСТЕ.
Н о в о с и л ь с к и й. ЗДРАВСТВУЙТЕ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ! ВЗАИМНО РАД ВИДЕТЬ ВАС И НЕСОМНЕННО РАД ВАШЕМУ НАЗНАЧЕНИЮ! ПРИКАЖЕТЕ ПОСТРОИТЬ КОМАНДУ?
К а з а р с к и й. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ! ДО ЦЕРЕМОНИЙ ЛИ СЕЙЧАС? ВЕЧЕРОМ ПОЗДОРОВАЕМСЯ. ЧТО СЕМЁН МИХАЙЛОВИЧ?
Н о в о с и л ь с к и й. ОН ЖДЁТ ВАС. ЧАПЛЕНКО!
За спиной Новосильского мгновенно вырос великан Чапленко.
Ч а п л е н к о. Я!
Н о в о с и л ь с к и й. ПРОВОДИ К КАПИТАНУ.
Ч а п л е н к о. ЕСТЬ! ПОКОРНЕЙШЕ ПРОШУ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ!
Порка Гусева продолжалась.
П р и т у п о в. ДВЕСТИ ПЯТЬ… ДВЕСТИ ШЕСТЬ…
Монотонно считает Притупов после каждого удара. Гусев полустоит, полувисит, руки связаны в обхват мачты, спина оголена. Он еще в сознании, но говорить он уже не в состоянии. Его некрасивое рябое лицо морщится при каждом ударе линьков. Казарский задержал взгляд на распухшей и окровавленной спине матроса и, резко отвернувшись, поспешил за Чапленко.

Бриг «Меркурий». Каюта капитана.
Стройников передавал Казарскому нехитрое корабельное имущество: сундучок с судовой кассой, печать, вахтенные журналы, сигнальные книги. Они подписали какие-то бумаги и поднялись.
С т р о й н и к о в. НУ ВОТ И ВСЕ, КАЗАРСКИЙ! ВЛАДЕЙ “МЕРКУРИЕМ”!
К а з а р с к и й. ПРОСТИ, СЕМЁН МИХАЙЛОВИЧ, Я ВЕДЬ ЕЩЁ ТЕБЯ НЕ ПОЗДРАВИЛ С ОЧЕРЕДНЫМ ЗВАНИЕМ И НОВЫМ НАЗНАЧЕНИЕМ! (пожимает Стройникову руку) ДАЙ ТЕБЕ БОГ И ПУСТЬ СОПУТСТВУЕТ УДАЧА!
С т р о й н и к о в. БОГ-ТО БОГ, ДА И САМ НЕ БУДЬ ПЛОХ. СПАСИБО ТЕБЕ, ДУША КАЗАРСКИЙ. РАД, ЧТО ИМЕННО ТЕБЕ “МЕРКУРИЙ” ПЕРЕДАЮ, ЗНАЮ, В НАДЁЖНЫЕ РУКИ! (смеётся) СУДНО ДОСТОЙНОЕ, МАНЕВР ЧУВСТВУЕТ, ПАРУСУ ПОСЛУШНО.
К а з а р с к и й. НЕ ПАРУСУ – РУКЕ! ЗНАЕШЬ, С НЕКОТОРЫХ ПОР, ПОСЛЕ АНАПЫ, ПОЖАЛУЙ, Я СТАЛ ЧУВСТВОВАТЬ КОРАБЛЬ! СЛИВАЮСЬ С НИМ, ЧТО ЛИ. Я ЕМУ ГОВОРЮ, А ОН ОТВЕЧАЕТ…
С т р о й н и к о в (захохотал). О! УЗНАЮ КАЗАРСКОГО! Я ПОМНЮ, ТЫ ЕЩЁ С НИКОЛАЕВА – ВСЁ ПРО ЧУВСТВА… МЫ ТОГДА ЕЩЁ УДИВЛЯЛИСЬ, КАК ТЫ НА ФЛОТ ПОПАЛ? ТЕБЕ БЫ РОМАНЫ ДУШЕВНЫЕ СОЧИНЯТЬ ИЛИ ПИИТОМ БЫТЬ…
Казарский опустил глаза и смущённо улыбнулся, но мысль свою продолжил:
К а з а р с к и й. КОРАБЛЬ – ОН ИЗ РУССКОГО МОГУЧЕГО ДУБА СДЕЛАН, И ВЫРОСЛИ МЫ С НИМ НА ОДНОЙ ЗЕМЛЕ, И КОРНИ У НАС С НИМ ОДНИ, И ЧУВСТВОВАТЬ МЫ ДОЛЖНЫ ОДИНАКОВО… ПОНИМАТЬ ДРУГ ДРУГА С ПОЛУСЛОВА. ВОТ ПРИ ВАРНЕ… ВЗЯЛИ МЫ ПРИЗОВОЕ СУДНО. Я КАК НА НЕГО СТУПИЛ… ЧУВСТВУЮ, ЧУЖОЕ… ДЕРЕВЯШКА. ТОЛЬКО ЧТО В БРАНДЕРЫ И ГОДИТСЯ! А «МЕРКУРИЙ» – НАШ РОДНОЙ… (Казарский с любовью погладил полированное дерево) А ТЫ, ПОДИ, БУДЕШЬ ТОСКОВАТЬ ПО “МЕРКУРИЮ”?
С т р о й н и к о в. БУДУ ЛИ ТОСКОВАТЬ? ПОМИЛУЙ, КАЗАРСКИЙ, О ЧЁМ? (Стройников посмотрел вокруг и развел руками) НА “РАФАИЛЕ” МАСШТАБЫ ДРУГИЕ. ТАМ МОЩЬ, МОЖНО ТАКИЕ ДЕЛА ЗАВОРАЧИВАТЬ, БОЕВОЙ КОРАБЛЬ! А ЗДЕСЬ?! КАК МАЛЬЧИК НА ПОБЕГУШКАХ, ТУДА-СЮДА… СКУЧНО!
К а з а р с к и й . А КОМАНДА. КАК, КАКОВА В ДЕЛЕ?
С т р о й н и к о в. ЭТО ТЫ У БОЦМАНА СПРОСИ… ОН ТЕБЕ ВСЁ В КРАСКАХ РАСПИШЕТ, А МЕНЯ УВОЛЬ… ОСОБО НИКОГО НЕ ПРИМЕЧАЛ… СЕРАЯ МАССА, ВСЕ НА ОДНО ЛИЦО. ОФИЦЕРЫ СТАРАТЕЛЬНЫЕ, А ТАК… В ОБЩЕМ НЕТ… НЕ ТО ЭТО… НА ПОСЫЛЬНОМ СУДНЕ СЛАВЫ НЕ СЫЩЕШЬ, СУЕТА ОДНА!
Казарский задумался, но по его лицу было видно, что он не разделяет взгляды Стройникова.
К а з а р с к и й. А ЗА ЧТО ТАМ МАТРОСА НАКАЗЫВАЮТ?
С т р о й н и к о в. ЭТО ГУСЕВА-ТО? ДА, ПОНИМАЕШЬ, КАКАЯ ОКАЗИЯ С НИМ ПРИКЛЮЧИЛАСЬ, ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ ОТСЛУЖИЛ, А НА ШЕСТНАДЦАТЫЙ ВОТ ВЗДУМАЛ В БЕГА УДАРИТЬСЯ, ТРЕТЬЯ ПОПЫТКА ЗА ГОД. А ВЕДЬ ЗНАЛ, ШЕЛЬМА: ПОЙМАЮТ – НЕ ПОЗДОРОВИТСЯ! ТЕПЕРЬ ПОЛУЧИ ПЯТЬСОТ ЛИНЬКОВ!
К а з а р с к и й (выдохнул). ПЯТЬСОТ?! ВЫДЕРЖИТ ЛИ?
С т р о й н и к о в. ВЫДЕРЖИТ? ДА ОН У ТЕБЯ УЖЕ ЗАВТРА ПЛЯСАТЬ БУДЕТ ИЛИ ЕЩЁ КАКОЙ ФОРТЕЛЬ ВЫКИНЕТ. РУССКИЙ МУЖИК – ОН УПЁРТЫЙ, ОН ВСЕ ВЫДЕРЖИТ, ТЫ ЕМУ ТОЛЬКО ЧАРКУ ВОВРЕМЯ ПОДНЕСИ… ДА НУ ЕГО К ЧЁРТУ! ЗНАЕШЬ, У МЕНЯ ТУТ НА СЛУЧАЙ ПРЕКРАСНАЯ БУТЫЛОЧКА “РЕЙНСКОГО” СОХРАНИЛАСЬ… ДАВАЙ ОТМЕТИМ НАШИ НАЗНАЧЕНИЯ, А ТО КОГДА ЕЩЁ СВИДЕТСЯ ПРИДЁТСЯ… НЕ СКОРО!

Бриг «Меркурий». Судовой лазарет.
Два матроса бережно внесли и положили безжизненное тело Гусева на топчан. Фельдшер Михайло Прокофьев засуетился и запричитал
П р о к о ф ь е в. А, ГОВОРЯТ, ГОРЕ ОДНОГО ТОЛЬКО РАКА КРАСИТ, КАКОЕ ТАМ… ВОНА КАК РАЗУКРАСИЛИ, НЕ ПРИЩЛИ, ГОСПОДИ, ВЫТЕРПЕТЬ ТАКОЕ…
Оба матроса с трагическим и виноватым видом сняли с головы бескозырки. Прокофьев нагнулся к Гусеву и приподнял ему веко. Гусев не подавал признаков жизни. Фельдшер взял со стола флакон и

стал поливать изрубцованную спину матроса карболкой, которая по свисающим как плети рукам, стекала на пол. Гусев дернулся и застонал.
П р о к о ф ь е в (перекрестился). НУ, СЛАВА БОГУ, ОЧУХАЛСЯ!
Матросы радостно вернули на головы свои бескозырки и вышли.
П р о к о ф ь е в (наклонив свою добродушную физиономию к матросу). ЭХ, ГУСЕВ, ГУСЕВ…

Лондон. Вестминстер. Кабинет короля Георга IV.
Перед разложенной на столе огромной картой стоят Первый лорд Адмиралтейства, адмирал Сазерлэнд и король Георг IV.
С а з е р л е н д. НА БАЛКАНАХ РУССКИЕ ВОЙСКА ПРЕОДОЛЕЛИ БАЛКАНСКИЙ ХРЕБЕТ И ВПЛОТНУЮ ПОДОШЛИ К АДРИАНОПОЛЮ, А НА КАВКАЗЕ ОВЛАДЕВ АХАЛЦИХОМ И КАРСОМ, ВЫШЛИ НА ЛИНИЮ ЭРЗЕРУМ – ТРАБЭОН. В ЭТОМ РАЙОНЕ ВНОВЬ ПОЯВИЛИСЬ РУССКИЕ КРЕЙСЕРА, ВЕРОЯТНЕЕ ВСЕГО, ДЛЯ ПРЕСЕЧЕНИЯ ПОДВОЗА МОРЕМ БОЕПРИПАСОВ И ПРОВИАНТА. В ОБЩЕМ, ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО, НЕ МОГУ НЕ ПРИЗНАТЬ ЧТО И НА СЕЙ РАЗ ДЕЙСТВИЯ РУССКИХ ДОСТОЙНЫ ПОХВАЛ, ГОВОРЮ ЭТО КАК МОРЯК,
Лицо короля хмурилось всё больше и больше, но на последних словах старого моряка король вскинул брови
Г е о р г IV. ДАЖЕ ТАК?! ЧЕМ ЖЕ ОНИ ЗАСЛУЖИЛИ ВАШИ ПОХВАЛЫ, АДМИРАЛ?
С а з е р л е н д. РУССКИМ УДАЛОСЬ ПОЛНОСТЬЮ БЛОКИРОВАТЬ ПРОЛИВЫ, ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО. ИХ ЭСКАДРЫ ОВЛАДЕЛИ ИНИЦИАТИВОЙ КАК В ЭГЕЙСКОМ, ТАК И НА ВСЕЙ АКВАТОРИИ ЧЕРНОГО МОРЯ, ГДЕ В КАЧЕСТЕЕ ГЛАВНОЙ БАЗЫ ИСПОЛЬЗУЮТ РУМЕЛИЙСКИЙ ПОРТ СИЗОПОЛЬ, НАХОДЯЩИЙСЯ НА РАССТОЯНИИ ДНЕВНОГО ПЕРЕХОДА ОТ СТАМБУЛА.
Колючий взгляд Георга некоторое время задержался на карте, потом он резко повернулся, сделал несколько шагов по кабинету и остановился у окна. Адмирал с почтением следил за королём.
Г е о р г IV . ДА, РОССИЯ ПРЕУСПЕЛА В СВОИХ ДЕЙСТВИЯХ! ЕЁ КОРАБЛИ ПЛАВАЮТ ВБЛИЗИ СУЛТАНСКИХ БЕРЕГОВ КАК У СЕБЯ ДОМА! И ВСЁ ЭТО ЛИШЬ ПОТОМУ, ЧТО ЭСКАДРОЙ ПРИ НАВАРИНЕ КОМАНДОВАЛ ТУПИЦА КОДРИНГТОН! ПРЕЖДЕ ЧЕМ СЖИГАТЬ И ТОПИТЬ СУЛТАНСКИЕ КОРАБЛИ, НУЖНО БЫЛО СПРОСИТЬ СЕБЯ, ЧТО ЭТО ДАСТ БРИТАНИИ? БЛЕСТЯЩАЯ ПОБЕДА! НАГРАДЫ! ДА НЕ ОРДЕНА ДОСТОИН ЭТОТ КОДРИНГТОН, А ВЕРЁВКИ! ИБО ЭТА ЕГО ПОБЕДА ДЛЯ БРИТАНИИ ОБЕРНУЛАСЬ ПОРАЖЕНИЕМ! ФЛОТ НИКОЛАЯ ПО ЧИСЛУ ВЫМПЕЛОВ И ПУШЕК СРАВНЯЛСЯ С ФЛОТОМ МАХМУДА, А КАПУДАН-ПАША ВЕДЁТ СЕБЯ КАК РАК-ОТШЕЛЬНИК И ДАЖЕ НЕ СМЕЕТ ПОДУМАТЬ О СРАЖЕНИИ С РУССКИМИ; КТО ВЕРНЁТ ЕМУ РЕШИМОСТЬ? АЛЛАХ, ПРОВИДЕНИЕ ИЛИ ЧЕЛОВЕК?
Король снова подошёл к адмиралу.
С а з е р л е д . Я ДУМАЮ, ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО, ЧТО ЧЕЛОВЕК, НО МЫ НЕ НАЙДЕМ ТАКОГО ЧЕЛОВЕКА В СТАМБУЛЕ, ЕГО НАДО ИСКАТЬ В ЛОНДОНЕ!
Король с удивлением посмотрел на старого адмирала.
Г е о р г IV. НЕУЖЕЛИ ВЫ ЗНАЕТЕ ТАКОГО ЧЕЛОВЕКА, АДМИРАЛ?
С а з е р л е н д . ДУМАЮ, ЧТО ЗНАЮ, ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО. ОН БЫЛ ВЧЕРА НА УАЙТ-ХОЛЛЕ И ВЫСКАЗЫВАЛ ЧРЕЗВЫЧАЙНО ИНТЕРЕСНЫЕ СУЖДЕНИЯ ПО ДАННОМУ ВОПРОСУ. НЕПОСРЕДСТВЕННЫЙ УЧАСТНИК НАВАРИНСКОГО ДЕЛА, ОН ПРЕКРАСНО ЗНАКОМ СО МНОГИМИ РУССКИМИ ОФИЦЕРАМИ, ПРЕКРАСНО ЗНАЕТ СТРАТЕГИЮ И ТАКТИКУ МОРСКОГО БОЯ, ЧРЕЗВЫЧАЙНО УМЁН, РЕШИТЕЛЕН, СМЕЛ, ЦИНИЧЕН, ВЛАДЕЕТ ТУРЕЦКИМ И ГРЕЧЕСКИМ ЯЗЫКАМИ. КРОМЕ ТОГО (адмирал улыбнулся) ИМЕЕТ УСПЕХ У ЖЕНЩИН И БЫЛ БЛИЗКО ЗНАКОМ С ЛОРДОМ БАЙРОНОМ.
При последних словах король слегка поморщился – он никогда не любил Джорджа Гордона Байрона.
Г е о р г IV (нетерпеливо). НЕ СЛИШКОМ ЛИ МНОГО ДОСТОИНСТВ ДЛЯ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА? КТО ЖЕ ОН?
С а з е р л е н д (с поклоном). ЛЕЙТЕНАНТ ФЛОТА ВАШЕГО ВЕЛИЧЕСТВА – АЛЕКСАНДР СЛЭЙД.

Лондон. Берег Темзы. Лунная ночь.
Лейтенант Слэйд в глубоком раздумье покидал Лондон, а в голове ещё звучали последние слова лорда Сазерлэнда: «ГОСПОДСТВО БРИТАНИИ НА МОРЯХ ЭТОЙ БРЕННОЙ ПЛАНЕТЫ! ТАК БЫЛО, ЕСТЬ И БУДЕТ! НО, НЕСМОТРЯ НА ОГРОМНУЮ СИЛУ, МЫ НЕ В СОСТОЯНИИ ПОБЕДИТЬ ВСЕХ НАШИХ ВРАГОВ. ПОЭТОМУ, СОЗДАНИЕ УСЛОВИЙ, ПРИ КОТОРЫХ БЫ НАШИ ВРАГИ САМИ УНИЧТОЖАЛИ ДРУГ ДРУГА – ЕСТЬ СУТЬ АНГЛИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ И ОСНОВНАЯ ЦЕЛЬ ВАШЕЙ МИССИИ. НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ОБ ЭТОМ, МОЙ ДРУГ!».
Карета, запряжённая четвёркой лошадей, проследовала мимо здания парламента, Биг-Бена и, свернув с Тауэрского моста, растворилась в ночи.

Петербург. Царское село. Тронный зал Екатерининского дворца.
Бал был в самом разгаре. Зеркала тронного зала бесконечно множили собравшееся блестящее общество, в центре которого, как обычно, находился император Николай I. Среди разгорячённых танцами молодых людей стояли голландский посланник барон Геккерн и министр иностранных дел граф Нессельроде.
Г е к к е р н (глядя на императора). ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ЗНАЕТ НАУКУ ЦАРСТВОВАТЬ! В ЛИЦЕ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА НИКТО НЕ ЧУВСТВУЕТ ПРИСУТСТВИЯ ЦАРЯ, А ТОЛЬКО ДРУГА. ЕГО НЕУТОМИМОСТЬ В ТРУДАХ ПОД СТАТЬ ТРУДОЛЮБИЮ ВАШЕГО НАРОДА, БЛАГОДАРЯ КОТОРОЙ УДАЛОСЬ УДЕРЖАТЬ РОССИЮ ОТ ПОДРАЖАНИЯ ДРУГИМ СТРАНАМ И ВЕРНУТЬ ЕЁ САМОЙ СЕБЕ.
Н е с с е л ь р о д е . СОВЕРШЕННО СПРАВЕДЛИВО, БАРОН. НАШ ГОСУДАРЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ КТО-ЛИБО ИЗ ЕГО ПРЕДШЕСТВЕННЖОВ ПОНЯЛ, ЧТО НУЖНО РОССИИ. РУССКИЙ НАРОД ДОБР, НО НУЖНО БЫТЬ ДОСТОЙНЫМ УПРАВЛЯТЬ ЭТИМ НАРОДОМ. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ЧРЕЗВЫЧАЙНО СТРОГ К ДРУГИМ В СВЯЗИ СО СТРОГОСТЬЮ К САМОМУ СЕБЕ: ЭТО, НЕСОМНЕННО, РЕДКОСТЬ В ГОСУДАРСТВАХ САМОДЕРЖАВНЫХ. И В03МОЖНО, ЧРЕЗМЕРНАЯ СТРОГОСТЬ КАК НЕЛЬЗЯ ЛУЧШЕ СПОСОБСТВУЕТ ПОДДЕРЖАНИЮ ТОГО ПОРЯДКА, КОТОРЫЙ ИМЕЕТ МЕСТО В ГОСУДАРСТВЕ, И ОСОБЕННО В АРМИИ.
Г е к к е р н. ДА, ЕВРОПА ЧРЕЗВЫЧАЙНО РЕВНИВО СЛЕДИТ ЗА УСПЕХАМИ РУССКОЙ АРМИИ, НО, ОСОБЕННО, ФЛОТА ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА. И НАДО ПРИЗНАТЬ, НЕ ВСЕМ ЭТО ПО ДУШЕ.
Н е с с е л ь р о д е (с улыбкой). НЕ ОДНОЙ ЖЕ БРИТАНИИ ЗАДАВАТЬ ТОН НА МОРЯХ! (заметив вошедшего в зал дежурного флигель-адъютанта, проговорил с легким поклоном) ИЗВИНИТЕ, ДОРОГОЙ БАРОН, Я ВЫНУЖДЕН НА ВРЕМЯ УДАЛИТЬСЯ. ДУМАЮ, ЧТО В СКОРОМ ВРЕМЕНИ КОЕ У КОГО В ЕВРОПЕ СНОВА ИСПОРТИТСЯ НАСТРОЕНИЕ.
Нессельроде выслушал флигель-адъютанта и подошел к императору.
Н и к о л а й . ЕСТЬ НОВОСТИ, ГРАФ?
Н е с с е л ь р о д е . ПРИБЫЛ КУРЬЕР ОТ ГЕНЕРАЛА ПАСКЕВИЧА, ВАШЕ ШЛИЧЕСТВО.
Н и к о л а й . ПРОСТИТЕ, ДУША МОЯ, Я НЕНАДОЛГО ОСТАВЛЮ ВАС.
Государь поцеловал руку императрицы Александры Федоровны и в сопровождении Нессельроде и флигель-адъютанта вышел из зала.

Царское село. Екатерининский дворец. Кабинет императора.
Николай закончил читать донесение графа Паскевича и поднял глаза на стоявшего у стола Нессельроде.
Н и к о л а й . УСПЕШНО ФОРСИРОВАЛИ ГОРНЫЕ ПРОХОДЫ, ОВЛАДЕЛИ ЭРЗЕРУМОМ. ПРОТИВНИК ОТСТУПАЕТ НА ФРОНТЕ СВЫШЕ ЧЕТЫРЁХСОТ ВЕРСТ. ПОТЕРИ ЕСТЬ, НО НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ…
Н е с с е л ь р о д е . ПРИМИТЕ МОИ ПОЗДРАВЛЕНИЯ, ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО, ЕЩЁ ОДНА ПОБЕДА!
Николай встал и прошелся по кабинету.
Н и к о л а й . ЕЩЁ ПЁТР ВЕЛИКИЙ ЗАВЕЩАЛ НАМ ОСУЩЕСТВИТЬ ПОДОБНОЕ, А МОЯ
ЦАРСТВЕННАЯ БАБКА НЕМАЛО СДЕЛАЛА, ЧТОБЫ ОТОДВИНУТЬ ОСМАНОВ ОТ НАШИХ ПРЕДЕЛОВ. БРАТ МОГ ПОЛУЧИТЬ КОНСТАНТИНОПОЛЬ, НО ВОЛЯ ПРОВИДЕНИЯ НЕ ПОЗВОЛИЛА ЕМУ ЭТО. СЕГОДНЯ МЫ БЛИЗКИ К ЦЕЛИ!
Н е с с е л ь р о д е . ГОСУДАРЬ, ВАШИ МУДРЫЕ ДЕЯНИЯ, ПОДКРЕПЛЁННЫЕ ГРОМКИМИ ВОЕНЫМИ ПОБЕДАМИ НЕ ВЫЗЫВАЮТ СОМНЕНИЯ, И Я УБЕЖДЁН, ЧТО ВЫ, ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО, ЛУЧШЕ, ЧЕМ КТО-ЛИБО ИЗ ВАШИХ ПРЗДШЕСТВЕННИКО ПОНИМАЕТЕ ЧТО НУЖНО РОССИИ И ДЕЙСТВУЕТЕ В СООТВЕТСТВИИ С ЕЁ ВЫСШИМИ ИНТЕРЕСАМИ. НО В ЕВРОПЕ СМОТРЯТ НА РУССКИЙ ГОРИЗОНТ С БЕСПОКОЙСТВОМ И ДАЖЕ СО ЗЛОБОЙ. ПАРИЖ И ЛОНДОН СЛИШКОМ ИНТЕРЕСУЮТСЯ НАШИМИ ДЕЛАМИ, НАМНОГО БОЛЬШЕ, НЕЖЕЛИ СВОИМИ СОБСТВЕННЫМИ.
Н и к о л а й . Я ОЧЕНЬ НЕДОВОЛЕН ПОВЕДЕНИЕМ НАШИХ СОЮЗНИКОВ, ГРАФ, И ВАША ЗАДАЧА ДАТЬ ПОНЯТЬ ВСЕМ, ЧТО ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ РЕШЕНИЙ БУДУТ ПРИНИМАТЬСЯ ТОЛЬКО В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ИХ ОДОБРИТ РОССИЯ.
Н е с с е л ь р о д е . ВСЕСТОРОННЕ ОБОБЩАЕТСЯ ВОПРОС О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ НЕЗАВИСИМОСТИ ГРЕЦИИ, А ТАКЖЕ ОЖИДАЕМОЕ ИЗГНАНИЕ ТУРОК ИЗ КОНСТАНТИНОПОЛЯ. ЕСТЕСТВЕННО НИКТО НЕ ЖЕЛАЕТ ТАКОГО ГЛУБОКОГО ПРОНИКНОВЕНИЯ РУССКИХ! ЗДЕСЬ ПОСЛЕДСТВИЯ МОГУТ БЫТЬ НЕПРЕДСКАЗУЕМЫ, И Я РИСКНУ ПОВТОРИТЬ СВОЮ МЫСЛЬ О НЕОБХОДИМОСТИ УСТУПОК В РАМКАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ.
Император недовольно покачал головой.
Н и к о л а й. ТОЛЬКО В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ЭТО НЕ НАРУШИТ ПРИНЦИПЫ ИСКОННЫХ
НАЧАЛ!
Н е с с е л ь р о д е . НО ОБСТОЯТЕЛЬСТВА МОГУТ, ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО…
Н и к о л а й (прерывая министра). ОБСТОЯТЕЛЬСТВА? ОБСТОЯТЕЛЬСТВА – ЭТО Я! НЕЗАВИСИМАЯ ГРЕЦИЯ – ЭТО СЛАБАЯ ТУРЦИЯ. ЗДЕСЬ ГЛАВНЫЙ ИНТЕРЕС РОССИИ! НЕОБХОДИМО ФОРСИРОВАТЬ НАСТУПЛЕНИЕ, ДАБЫ НЕ ЗАТЯГИВАТЬ КОМПАНИЮ ДО ЗИМЫ. ОБО ВСЕМ ЖЕ ОСТАЛЬНОМ У НАС ЕЩЁ БУДЕТ ВРЕМЯ ПОДУМАТЬ.
Н е с с е л ь р о д е (с поклоном). ВРЕМЯ, СКОРЕЕ, ЖДЕТ БЛАГОПРИЯТНОГО СЛУЧАЯ…
Н и к о л а й (перекрестившись на образа). ДА СОХРАНИТ ГОСПОДЬ РОССИЮ!

Сизопольский рейд. Палуба “Меркурия”. Раннее утро.
Солнце не встало, но было уже достаточно светло. Над бухтой висела голубоватая дымка, но горизонт был чист, и на нём уже обозначилась тонкая оранжевая полоска. На кораблях звучали отрывистые команды, звенели медяшки, плескалась вода.
На палубе заканчивалась утренняя приборка. Мыли палубу, чистили медные части, всюду вытирали пыль. Стоя на шкафуте, за работой наблюдал вахтенный офицер – лейтенант Сергей Иосифович Скарятин. Внизу, среди матросов прохаживался боцман Игнат Канивченко и, как положено, руганью подгонял матросов, хотя ругался он беззлобно, скорее отдавая дань вековой традиции.
К а н и в ч е н к о . НАЛЕГАЙ, РВАНЬ КАПУСТНАЯ. ПАЛУБУ ОКАТИТЬ И ПРОЛОПАТИТЬ! ШЕВЕЛИСЬ, ХОЛЕРА ВАМ В БРЮХО!
На носу, у битенга орудует тряпкой Тимофей АНИКИН.
А н и к и н (распрямляясь и бросая взгляд на горизонт). ЭХ, МОРЕ – ЧТО ГОРЕ, КРАСНО СО СТОРОНЫ! СЛУШАЙ, РЕБЯТА, ЗАГАДКУ! ЧТО МИЛЕЕ СТА РУБЛЕЙ? (матросы, работающие вокруг, заулыбались) ДВЕСТИ!
Щ е р б а к о в (канонир, орудуя у пушки). ДОСТАНЕТСЯ ТЕБЕ НА ОРЕХИ КОГДА-НИБУДЬ ЗА ЯЗЫК ТВОЙ,
А н и к и н . НИЧЕГО, КОМУ ПЕРВАЯ ПАЛКА, ТОМУ И ПЕРВАЯ ЧАРКА! И ВООБЩЕ… МАТРОС Я РАЖИЙ, ДА ЯЗЫК МОЙ ВРАЖИЙ! СЛУШАЙ ПРИСКАЗКУ, БРАТВА: НА МОРЕ-ОКИЯНЕ, НА ОСТРОВЕ БУЯНЕ СТОИТ БЫК КОПЧЕНЫЙ, В БОКУ ЧЕСНОК ТОЛЧЁНЫЙ, А ТЫ С ОДНОГО БОКУ РЕЖЬ, А С ДРУГОГО МАКАЙ ДА ЕШЬ!
Сзади подходит Канивченко и отвешивает Аникину затрещину. Тот поскальзывается и, падая, опрокидывает на себя ведро с водой. Матросы хохочут.
К а н и в н и ч е н к о . СМОТРИ У МЕНЯ, ШЕЛЬМЕЦ ЯЗЫКАСТЫЙ! ЕЩЁ ПОПАДЁШСЯ, БЫДЕРУ НЕЩАДНО! (громко, всем) НЕ РАССИЖИВАЙСЯ, КОМАНДА!
Скарятин вынул из кармана часы, не спеша посмотрел на них и, убрав обратно, поднял голову.
С к а р я т и н . БОЦМАН, РАПОРТ!
Твёрдыми шагами боцман направился к вахтенному офицеру, на ходу подкручивая свои густые усы, остановился, резко подкинул правую руку к козырьку.
К а н и в н и ч е н к о . ВАШЕ БЛАГОРОДИЕ! НА БРИГЕ “МЕРКУРИЙ” СОСТОИТ СТО ОДИННАДЦАТЬ ЧЕЛОВЕК, БОЛЬНОЙ – ОДИН, АРЕСТОВАННЫХ НЕТ. ПРИБОРКА ЗАКОНЧЕНА!
С к а р я т и н . НА ПАЛУБЕ ПРИБРАТЬСЯ! ЗАКОНЧИТЬ ВСЕ РАБОТЫ!
Боцман спустился вниз, матросы убирали с палубы вёдра, швабры и тряпки.
Г о л о с м а р с о в о г о м а т р о с а . ВИЖУ СИГНАЛ ФЛАГМАНА: “ПРИГОТОВИТЬСЯ К ПОДЪЁМУ ФЛАГА”
С к а р я т и н . КАРАУЛ, ГОРНИСТЫ И БАРАБАНЩИКИ НАВЕРХ! КОМАНДА НАВЕРХ ПОВАХТЕННО ВО ФРОНТ! ДАТЬ СИГНАЛ В КАЮТ-КОМПАНИЮ
На палубе выстроились: караул, горнисты и барабанщики на левых шканцах, офицеры на правых, команда на шкафуте повахтенно. Казарский поднялся последним, и в этот момент Скарятин скомандовал:
С к а р я т и н . СМИРНО! НА КАРА-А-УЛ! (отдав честь, подошел к капитану) ГОСПОДИН, КАПИТАН-ЛЕЙТЕНАНТ! КОМАНДА БРИГА “МЕРКУРИЙ” ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА ДЛЯ ПОДЪЕМА ФЛАГА ПОСТРОЕНА. ВАХТЕННЫЙ НАЧАЛЬНИК – ЛЕЙТЕНАНТ СКАРЯТИН.
Казарский поздоровался, выслушал доклады других офицеров и фельдшера и наконец повернулся к команде.
К а з а р с к и й . ЗДОРОВО, М0Л0ДЦЫ!
М а т р о с ы . ЗДРАВИЯ ЖЕЛАЕМ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ!
К а з а р с к и й . ВОЛЬНО!
С к а р я т и н . ВОЛЬНО!
На горизонте брызнул первый луч солнца, и мгновенно феерическим светом осветилась величественная картина стоящего в бухте флота. До самого торжественного акта осталась одна минута.
С к а р я т и н . НА ФЛАГ! СМИРНО! ФЛАГ ПОДНЯТЬ!
Кормовой флаг с синим Андреевским крестом, поднимаемый сигнальщиками, развеваясь, пошёл вверх. Все офицеры и команда сняла фуражки, горнисты и барабанщики играли “поход”, унтер-офицеры протяжной трелью свистали в дудки, а вахтенный отбил восемь склянок. С “Парижа” доносилась музыка духового оркестра. Андреевские флаги затрепетали и на гафелях других кораблей. Церемония кончилась.
С к а р я т и н . КОМАНДЕ ВОЛЬНО! СЛУШАЙ!
Казарский надел фуражку и вышел перед строем.
К а з а р с к и й . РАД ЧРЕЗМЕРНО, ЧТО ВНОВЬ ДОВЕЛОСЬ, ХОТЯ И ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ, ПРОДОЛЖИТЬ КОМПАНИЮ ВМЕСТЕ С ВАМИ. РАЗНИЦУ ВИЖУ ЛИШЬ В ТОМ, ЧТО СЕГОДНЯ КРЕПКО СТОИМ МЫ НА ЧЕРНОМ МОРЕ, НО ВСЁ ТАК ЖЕ ГОРЯЧО НАШЕ ЖЕЛАНИЕ БЫТЬ В ПОЛЕЗНОСТИ ГОСУДАРЮ НАШЕМУ И ОТЕЧЕСТВУ ЛЮБЕЗНОМУ В СЕЙ ТРУДНЫЙ ЧАС. ЛИШЬ БЫ ДЕЛО ДАЛИ, А МЫ ТО УЖ ПОДНАЖМЁМ, АРМЕЙСКИЕ НАВАЛЯТСЯ И КОНЕЦ БАСУРМАНАМ. КАК ГОВОРИТСЯ: ЕЖЕЛИ ЕХАТЬ, ТАК ЕХАТЬ… И ДО САМОГО ЦАРЬГРАДА, ОСВОБОДИТЬ ВСЕХ ПРАВОСЛАВНЫХ ДА БЛАГОЧЕСТИВЫХ ИЗ-ПОД ИГА ТЯЖЁЛОГО. ЕЖЕДНЕВНУЮ ЗАДАЧУ НАШУ ВИЖУ В ИЗЫСКАНИИ МЕР К ТОМУ, ЧТОБЫ БЕРЕЧЬ И ВО ВСЕГДАШНЕЙ ИСПРАВНОСТИ СОДЕРЖАТЬ ФЛОТ НАШ, А УЧЕНИЯ ПАРУСНЫЕ И АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ БУДЕМ БЛЮСТИ ПОСТОЯННО И НА НАДЛЕЖАЩЕМ УРОВНЕ. ЖАЛЕТЬ НИКОГО НЕ БУДУ! ТУТ ИСТИНА ПРОСТА: БОЛЬШЕ ПОТА – МЕНЬШЕ КРОВИ! ИБО НЕ УМИРАТЬ СО СЛАВОЮ ДОЛЖНО, А ПОБЕЖДАТЬ СО СЛАВОЮ НАДОБНО! ЭТИМИ СЛОВАМИ УЧИТЕЛЯ НАШЕГО ФЁДОРА ФЕДОРОВИЧА УШАКОВА, Я И ЗАКОНЧУ, БРАТЦЫ МОИ! ЧТО СЕЙЧАС НЕ ДОГОВОРИЛ, ПОТОМ… (повернувшись к офицерам, вынул маленький блокнотик в золотом обрамлении)
К а з а р с к и й . СЛУШАЙ ДЕЛА НА СЕГОДНЯ, ГОСПОДА!
За спиной Казарского прозвучала команда: “КОМАНДЕ РАЗОЙТИСЬ! КАРАУЛ ВНИЗ»..
К а з а р с к и й (открыв блокнотик, продолжает). КОМАНДЕ ПРОДОЛЖАТЬ СУДОВЫЕ РАБОТЫ. ПО ОКОНЧАНИИ НА ПАЛУБАХ ПРИБРАТЬСЯ. ПЕРВООЧЕРЕДНОЕ – КАНОНИРЫ, ОБУЧЕНИЕ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ. ДМИТРИЮ ПЕТРОВИЧУ ЕХАТЬ ЗА КРУПОЙ И ЗАБРАТЬ ГОЛИКИ ПО ВЗЯТОЙ ЗАПИСКЕ. ЕСЛИ БУДЕТ ХОРОШЕЕ УТРО, ТО ПРЕЖДЕ ОТДАТЬ ПАРУСА ДЛЯ ПРОСУШКИ. ПРОЧИЕ РАБОТЫ НА ВАС, ФЕДОР МИХАЙЛОВИЧ. (Казарский вырвал листок из записной книжки и передал его Новосильскому) Я К АДМИРАЛУ, ИМЕЮ ЧЕСТЬ, ГОСПОДА!
Отдав честь офицерам, Казарский пошел к шлюпке.

Флагман “Париж”. Каюта Грейга.
Грейг поднялся из-за стола и, оглядел собравшихся офицеров – капитанов кораблей Черноморской эскадры.
Г р е й г . ИТАК, ГОСПОДА! НЕПРИЯТЕЛЬ ПРОДОЛЖАЕТ ИЗБЕГАТЬ НАС И ДАЖЕ НЕ ДЕЛАЕТ ПОПЫТОК ВОЗОБНОВИТЬ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ? ЭТО, КОНЕЧНО, ЧЕРТОВСКИ ПРИЯТНО, ЧТО БОИТСЯ НАС КАПУДАН, ВЫЖИДАЕТ, НО МЫ-ТО ЖДАТЬ НЕ МОЖЕМ! ПОЭТОМУ Я В ПОЛНОЙ МЕРЕ ОДОБРЯЮ НАМЕРЕНИЯ КАПИТАНА ПЕРВОГО РАНГА СКАЛОВСКОГО – НАЧАТЬ АКТИВНЫЕ ДЕЙСТВИЯ У БЕРЕГОВ АНАТОЛИИ. ПЕНДЕРАКЛИЯ (жестом показывает направление на карте) – ЭТО ПОСЛЕДНЕЕ, ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ, ЧТО У НИХ ОСТАЛОСЬ, И ЭТО ВАША ЗАБОТА, ИВАН СЕМЁНОВИЧ! ЗАДАЧА – УНИЧТОЖИТЬ ВЕРФИ И СЖЕЧЬ СТРОЯЩИЕСЯ КОРАБЛИ.
Скаловский кивнул. Грейг перевёл взгляд и обратился к Стройникову.
Г р е й г . А ВАС С “РАФАИЛОМ”, СЕМЁН МИХАЙЛОВИЧ, УЖЕ ЗАЖДАЛИСЬ В ВАШЕМ ОТРЯДЕ. ФЕЛЬДМАРШАЛ ВЫСТУПИЛ ИЗ ЭРЗЕРУМА ПРОТИВ ГАКИ-ПАШИ, ПОЭТОМУ САМОЕ ПРИСТАЛЬНОЕ ВНИМАНИЕ БЛОКАДЕ ТРАПЕЗОНТА. (рука адмирала описывает дугу на карте между Синопом и Батумом, определяя район крейсерства).
Грейг помолчал. Казарский сделал шаг к столу.
Г р е й г (опять Стройникову). И ЕЩЁ! КАК ПРИМИТЕ КОМАНДОВАНИЕ ОТРЯДОМ, ПЕРЕДАЙТЕ ПРИКАЗ ЮРЬЕВУ: “НОРД-АДЛЕРУ” ИДТИ НА УСИЛЕНИЕ ОТРЯДА СКАЛОВСКОГО (Грейг прошёлся вокруг стола и все офицеры поворачивались за ним). НЕСОМНЕННО, НАШИ ДЕЙСТВИЯ НЕ ОСТАНУТСЯ НЕЗАМЕЧЕННЫМИ И ВЫНУДЯТ КАПУДАН-ПАШУ ПОКИНУТЬ ПРОЛИВ. ОБЪЕКТИВНОСТИ РАДИ, НАДО СКАЗАТЬ, ЧТО СИЛА ПРОТИВНИКА ПО-ПРЕЖНЕМУ ВЕЛИКА, И ПОЭТОМУ Я С ОСНОВНЫМИ СИЛАМИ БУДУ ОСТАВАТЬСЯ ЗДЕСЬ. (Грейг снова остановился у стола и положил руку на карту) НА ШИРОТЕ МЫСА ИНБАС, ИМЕЯ КОНСТАНТИНОПОЛЬ НА ЗЮЙДЕ, С ПОСТОЯННЫМ КРЕЙСЕРСТВОМ НА ТРАВЕРЗЕ БОСФОРА, ДАБЫ ИМЕТЬ ПОСТОЯННОЕ УВЕДОМЛЕНИЕ О МЕСТОПОЛОЖЕНИИ НЕПРИЯТЕЛЬСКОГО ФЛОТА. ЕСЛИ ГОРА НЕ ИДЁТ К МАГОМЕТУ, МАГОМЕТ ИДЁТ К ГОРЕ. (адмирал усмехнулся) ВОПРОСЫ ЕСТЬ?
К а з а р с к и й (выступив вперёд). ВАШЕ ПРЕВОСХ0ДИТЕЛЬСТВО, ПРИКАЖИТЕ ВКЛЮЧИТЬ “МЕРКУРИЙ” В СОСТАВ ОТРЯДА КАПИТАНА ПЕРВОГО РАНГА СКАЛОВСКОГО!
Г р е й г (улыбаясь). НЕТЕРПИТСЯ ПОПРОБОВАТЬ “МЕРКУРИЙ” В ДЕЛЕ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ? Я НЕ ВОЗРАЖАЮ, А КАК ИВАН СЕМЁНОВИЧ?
С к а л о в с к и й . БУДУ ОЧЕНЬ РАД, ВАШЕ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО.
Г р е й г (Мелехову). ЗАГОТОВЬТЕ ПРИКАЗ, ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ, А ТО ВЕДЬ ЕГО ВСЁ РАВНО ЕГО Ж В ПЕНДЕРАКЛИЮ ЗАНЕСЁТ (хитро улыбнулся и посмотрел на Казарского).
Все заулыбались, зная историю, приключившуюся с Казарским при Анапе. Казарский вспыхнул и опустил глаза, но быстро взял себя в руки и вновь принял независимый вид.
Г р е й г (обнял Казарского за плечи). НЕ СЕРДИСЬ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, ЗА ШУТКУ МОЮ СТАРИКОВСКУЮ. ХОРОШО ПОМНЮ ТВОЁ ГЕРОЙСТВО! ЗНАЮ, НЕ ЛЮБИШЬ СИДЕТЬ БЕЗ ДЕЛА И ПОРЫВ ТВОЙ ПОНИМАЮ И ОДОБРЯЮ. (повернулся к Скаловскому) А ЧТО РАЗВЕДЧИКИ, ИВАН СЕМЁНОВИЧ?
С к а л о в с к и й . ХРИСТО УЖЕ В ПУТИ, ВАШЕ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО, ЗАВТРА ВЕЧЕРОМ БУДЕТ НА МЕСТЕ.
Г р е й г. ХОРОШО. ЗНАЧИТ НАЧАЛО ВАШЕЙ ОПЕРАЦИИ НАЗНАЧАЕМ НА ПОСЛЕЗАВТРА! ЭТО КАСАЕТСЯ И ВАС, СЕМЁН МИХАЙЛОВИЧ! ПОДРОБНУЮ ДИСПОЗИЦИЮ ПОЛУЧИТЕ У ВЛАДИМИРА ИВАНОВИЧА. А ТЕПЕРЬ СТУПАЙТЕ, ГОСПОДА…

Палуба “Парижа”. Утро.
Казарский, Стройников, Скаловский и другие офицеры вышли на палубу.
С т р о й н и к о в (весело). ВПЕРЁД, КАЗАРСКИЙ, В ПОГОНЮ ЗА ПРИЗАМИ!
К а з а р с к и й (серьёзно). ПРИЗЫ ПРИЗАМИ… В ЭТО ВРЕМЯ ГОДА У БЕРЕГОВ АНАТОЛИИ ЧАСТЫ ТУМАНЫ, И ОДИНОЧНОЕ ПЛАВАНИЕ НЕБЕЗОПАСНО. СОВЕТУЮ ВАМ НА ПУТИ К ТРАПЕЗОНТУ ДЕРЖАТЬСЯ ПОДАЛЬШЕ ОТ БЕРЕГА.
С т р о й н и к о в . И БЫТЬ ВДАЛИ ОТ ТРАНСПОРТОВ НЕПРИЯТЕЛЯ? ТЫ С УМА СОШЁЛ, КАЗАРСКИЙ! ТАКАЯ ПРЕКРАСНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ПЛЕНЯТЬ И ТОПИТЬ ПРОТИВНИКА… С МОИМ КРАСАВЦЕМ “РАФАИЛОМ”!
С к а л о в с к и й . ПОСЛУШАЙТЕ КАЗАРСКОГО, КАПИТАН! НЕБЛАГОПРИЯТНЫЕ ТАМ СЕЙЧАС ВЕТРЫ, ФАКТ! ТУМАН И МАНЕВРЫ В БЕЙДЕВИНДЕ НЕ ЛУЧШИЕ СОЮЗНИКИ!
С т р о й н и к о в . СПАСИБО, ГОСПОДА! ТУРКА ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО ДОБИТЬ… КОМПАНИЯ ПРАКТИЧЕСКИ ЗАВЕРШЕНА, ЗАБУДЕМ ОБ ЭТИХ ЗАРОСШИХ РАКУШКАМИ ПОСУДИНАХ. ДАВАЙТЕ ОБРАТИМСЯ К ПРЕКРАСНОМУ ПОЛУ. ЗАВТРАШНИЙ ПРАЗДНИК СУЛИТ НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ВСТРЕЧИ, А У УВАЖАЕМОГО КОСТАСА ОСИФИДИ ДОЧЬ – АФРОДИТА, ЕЁ ПОДРУГИ – ПРЕКРАСНЫЕ НИМФЫ! Я УЖЕ ИМЕЛ СЧАСТЬЕ УБЕДИТЬСЯ В ЭТОМ, ТАК ЧТО ПРЕДЛАГАЮ ЗАВТРА ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К АБОРДАЖНОЙ КОМАНДЕ! (Стройников захохотал).

Горы. Дорога к Сизополю. День.
Слэйд ехал на лошади и разглядывал окрестности. Внизу, среди холмов, уже показались красные крыши Сизополя, когда англичанина окликнули. К нему подошёл внезапно возникший на дороге, бородатый грек. Он жестом остановил Слэйда.
Б о р о д а т ы й . КТО ВЫ И КУДА СЛЕДУЕТЕ?
Слэйд огляделся и увидел, как из-за камней поднялось ещё около десятка вооруженных людей. Слэйд слишком долго жил в Греции, чтобы безошибочно определить в этих людях бойцов греческого ополчения, поэтому он не стал тянуть с объяснениями.
С л э й д (говорит по-гречески). Я УЧЁНЫЙ, ЭТНОГРАФ, ПОДДАННЫЙ АНГЛИЙСКОЙ КОРОНЫ И ПРИБЫЛ СЮДА С НАУЧНЫМИ ЦЕЛЯМИ. В ЭТОЙ СВЯЗИ МНЕ НЕОБХОДИМО КАК МОЖНО СКОРЕЕ ВСТРЕТИТЬСЯ С МОИМ ДАВНИМ ДРУГОМ – ГОСПОДИНОМ КОСТАСОМ ОСИФИДИ. ЕСЛИ ПОЗВОЛИТЕ, Я НАПИШУ ЕМУ ЗАПИСКУ?
Грек кивнул. Слэйд соскочил с коня и сел на камень писать записку. Бородатый подозвал к себе молодого парня и что-то сказал ему на ухо, а когда Слэйд закончил писать, передал записку парню, и тот мгновенно скрылся в кустах. Грек повернулся к Слэйду.
Б о р о д а т ы й . ВАШЕ ОРУЖИЕ, СЭР!
Слэйд порылся в кармане и передал греку маленький складной перочинный ножик. Бородатый вытаращился на англичанина, потом расхохотался и бросил на ходу:
Б о р о д а т ы й . СЛЕДУЙТЕ ЗА МНОЙ! ЛОШАДЬ ОСТАВЬТЕ, О НЕЙ ПОЗАБОТЯТСЯ.

Сизополь. Южный перешеек.
Несколько сотен греков – мужчин и женщин, среди которых мелькали робы русских матросов, возводили земляные укрепления на южном перешейке. В некоторых местах уже устанавливали пушки и подвозили боеприпасы. На невысоком зеленом холме стояло несколько русских офицеров, среди которых были Казарский и Стройников. Глядя на схему укреплений, армейский порутчик-инженер, что-то объяснял окружившим его грекам.
П о р у ч и к . ЗДЕСЬ ОСТАЁТСЯ ТОЛЬКО ОДИН, ХОРОШО ПРОСТРЕЛИВАЕМЫЙ, УЗКИЙ ПРОХОД, КОТОРЫЙ НЕ ВИДНО СО СТОРОНЫ ПЕРЕШЕЙКА. НЕОБХОДИМО ПОДНЯТЬ ЕГО ПО ВЫСОТЕ ЕЩЁ МЕТРА НА ПОЛТОРА И УСТАНОВИТЬ ФАШИНЫ, ТАКИЕ ЖЕ КАК НА ГЛАВНОМ БРУСТВЕРЕ…
Греки понятливо кивали, а иногда задавали поручику вопросы. Казарский с интересом рассматривал панораму развернувшегося строительства и удивлялся, как быстро удалось создать довольно солидное и мощное укрепление. Теперь и в отсутствии русской эскадры греки могли самостоятельно противостоять атакам войск Гуссейн-паши. Казарский обратил внимание, как вдоль берега проскакал всадник и, легко спрыгнув с коня, спустился в ров, где подошёл к седому греку, орудовавшему киркой. Вокруг него несколько женщин с лопатами отгребали песок и камни, насыпали их в корзины, которые выносили на бруствер. Человек что-то сказал седому и передал ему записку. Прочитав записку, седой сказал два слова работающей рядом с ним, девушке в красном платке, потом вскочил на коня и поскакал в город,
С т р о й н и к о в (толкая Казарского в бок). СМОТРИ, ЭТО ОНА!
К а з а р с к и й. КТО?
С т р о й н и к о в . ДА, Д0ЧЬ КОСТАСА ОСИФИДИ АННА! ПОМНИШЬ, Я ГОВОРИЛ ТЕБЕ О НЕЙ! ОЧНИСЬ, КАЗАРСКИЙ, В КРАСНОМ ПЛАТКЕ… А НА КОНЕ УСКАКАЛ ЕЁ ОТЕЦ – КОСТАС ОСИФИДИ, ПРЕДВОДИТЕЛЬ МЕСТНОГО ОПОЛЧЕНИЯ.
В этот момент Анна подняла голову и её взгляд встретился со взглядом Казарского. Казарский был столь поражён красотой девушки, что не сразу сообразил, что она тоже смотрит на него. Анна поправила косынку, улыбнулась, внимательно гладя на Казарского и, взяв лопату, опять принялась за дело.
С т р о й н и к о в . ЭЙ! ДРУГ, КАЗАРСКИЙ, ОЧНИСЬ! (хохотнул) ТЫ, ВИЖУ, СОВСЕМ РАЗМЕЧТАЛСЯ! ПОДРУГИ У НЕЕ ТОЖЕ ХОРОШИ… ЭЙ, ДА ОЧНИСЬ ТЫ! (Казарский повернул к нему голову) А ЧТО ТЫ ЗДЕСЬ ДЕЛАЕШЬ?
К а з а р с к и й . ПРОСТИ, ЗАДУМАЛСЯ! Я У ЕГЕРЕЙ БЫЛ, НАСЧЁТ П0Р0ХА… ДА МОИ ЗДЕСЬ ГДЕ-ТО ПЕСОК ЗАГОТОВЛЯЮТ. ДОЛЖНЫ ШЛЮПКУ ЗА МНОЙ ПРИСЛАТЬ.
С т р о й н и к о в . А МОИ ОРЛЫ ТРОФЕЙНУЮ АРТИЛЛЕРИЮ НАЛАЖИВАЮТ. ВОН ТАМ НА ГОРКЕ, ЗА БРУСТВЕРОМ!

Сизопольский рейд. Палуба брига «Меркурий» День.
Солнце уже достаточно высоко. На небе ни облачка. Тихо плескалась вода у борта. Федя Спиридонов без дела стоял у борта и смотрел на раскинувшийся перед ним город. Заступивший на вахту, лейтенант Новосильский проверял запасы провизии, воды и песка. Он ходил по кораблю, заглядывал во все уголки и делал пометки в блокноте. Ему помогали квартирмейстеры Прокофий Васильев и Семён Егоров. Федя видел, как выскочили несколько матросов и стали спускать шлюпку. Новосильский подошёл к Феде, который ещё загодя вытянулся в струнку.
Н о в о с и л ь в с к и й . НАЗНАЧАЮ ВАС, ГОСПОДИН ШТУРМАНСКИЙ УЧЕНИК, СТАРШИМ ПО ЗАГОТОВКЕ ПЕСКА! НА БЕРЕГУ ВАС ЖДЕТ КАПИТАН, ДОСТАВИТЕ ЕГО НА КОРАБЛЬ! ДЕЙСТВУЙТЕ, ОБ ИСПОЛНЕНИИ ДОЛОЖИТЬ!
Ф е д я . ЕСТЬ ДОЛОЖИТЬ! РАЗРЕШИТЕ ИСПОЛНЯТЬ!
Н о в о с и л ь с к и й . (сдерживая улыбку). ВЫПОЛНЯЙТЕ.
Федя понёсся к матросам, которые уже с пустыми мешками спускались в покачивающуюся на волнах шлюпку. Мальчик скользнул вниз по верёвке и, заняв командирское место на корме.
Ф е д я . ОТВАЛИВАЙ! ВЕСЛА НА ВОДУ!
К Новосильскому подошёл боцман.
К а н и в ч е н к о . ХОРОШИЙ ПАРЕНЬ, ВАШЕ БЛАГОРОДИЕ. БУДЕТ ИЗ НЕГО ТОЛК!
Н о в о с и л ь с к и й . ЭТО ТОЧНО! ВОТ И ИВАН ПЕТРОВИЧ ЕГО ХВАЛИТ, ГОВОРИТ – ЖУТКО СООБРАЗИТЕЛЬНЫЙ.
Г о л о с Ф е д и и з ш л ю п к и . НАВАЛИСЬ, БРАТЦЫ! И-И РАЗ, И-И ДВА!
Под его команды шлюпка развернулась и бойко пошла к берегу.

Двор дома Костаса Осифиди. День.
Костас въехал в ворота своего дома и, спрыгнув с коня, подошёл к Слэйду, который под охраной двух ополченцев, сидел под навесом. Хозяин, с радушной улыбкой, заключил гостя в объятия.
К о с т а с . ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ДОРОГОЙ АЛЕКСАНДР! РАД ВИДЕТЬ ВАС СНОВА. ПРОСТИТЕ ЗА СТРОГОСТИ, НО ТУРКИ УЖЕ ДВАЖДЫ ПЫТАЛИСЬ ОТБИТЬ СИЗОПОЛЬ. МЫ ЖДЕМ ОЧЕРЕДНОГО НАПАДЕНИЯ СО ДНЯ НА ДЕНЬ.
С л э й д . ВСЁ ХОРОШО, УВАЖАЕМЫЙ КОСТАС, ВАШИ ЛЮДИ ВСТРЕТИЛИ МЕНЯ ДОЛЖНЫМ ОБРАЗОМ.
К о с т а с . (ополченцам). ВЫ СВОБОДНЫ, РЕБЯТА! (Слэйду). Я НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ ТО, ЧТО МЫ ПЕРЕЖИЛИ ВМЕСТЕ С ВАМИ, ТОГДА В МИССОЛУНГИ, ДА И ЕЩЁ РАНЬШЕ… ПОТОМ ЭТА ВНЕЗАПНАЯ СМЕРТЬ ЛОРДА БАЙРОНА! КАКАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ СУДЬБЫ…
Костас вздохнул и задумался.
С л э й д . НЕ БУДЕМ УНЫВАТЬ! СУДЬБА ВСЁ УСТРАИВАЕТ К ВЫГОДЕ ТЕХ, КОМУ ОНА ПОКРОВИТЕЛЬСТВУЕТ. МЫ ЖИВЫ, НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО, И, НАДЕЮСЬ, У ВАС НАЙДЁТСЯ ЧАРКА ДОБРОГО ВИНА ДЛЯ ЗАБЕЖАВШЕГО НА ОГОНЕК ДРУГА.
К о с т а с . О, МОЙ ПОДВАЛ К ВАШШ УСЛУГАМ, СЭР. ЗАВТРА ПАСХА – БОЛЬШОЙ ПРАЗДНИК, И Я НАДЕЮСЬ ВИДЕТЬ ВАС ЗА ПРАЗДНИЧНЫМ СТОЛОМ, ДРУГ МОЙ! БУДЕТ МНОГО РУССКИХ ОФИЦЕРОВ, СРЕДИ НИХ ЕСТЬ УЧАСТНИКИ НАВАРИНСКОГО ДЕЛА, И ВАМ НАВЁРНЯКА БУДЕТ ИНТЕРЕСНО УВИДЕТЬСЯ С НИМИ.
С л э й д . ДОРОГОЙ ДРУГ! ОГРОМНОЕ СПАСИБО ЗА ВАШЕ ГОСТЕПРИИМСТВО, В КОЕМ Я НИ СЕКУНДЫ НЕ СОМНЕВАЛСЯ, НО НЕОТЛОЖНОЕ ДЕЛО ЗАСТАВЛЯЕТ МЕНЯ ПРОСИТЬ ВАС О ПОМОЩИ, КОТОРАЯ ПРЕДПОЛАГАЕТ АБСОЛЮТНУЮ КОНФЕДЕНЦИАЛЬЮСТЬ: МНЕ НУЖНО ПОПАСТЬ В КОНСТАНТИНОПОЛЬ, И ЧЕМ СКОРЕЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ.
К о с т а с . ДУМАЮ, ЧТО ЭТО НЕ БУДЕТ ОЧЕНЬ СЛОЖНО! Я ОТПРАВЛЮ ВАС ТУДА С РЫБАКАМИ. НО СОЗНАЁТЕ ЛИ ВСЮ ОПАСНОСТЬ ПОДОБНОГО ШАГА, ДА ЕЩЁ В СТОЛЬ НАПРЯЖЁННОЕ ВРЕМЯ.
С л э й д . ПОСЛЕ ПЕРЕЖИТОГО НАМИ, ЭТО БУДЕТ ЛЁГКОЙ И… ПОЧТИ БЕЗОПАСНОЙ ПРОГУЛКОЙ.
К о с т а с . (качая головой). НЕ РАЗДЕЛЯЮ ВАШЕГО ОПТИМИЗМА… ЗАЛЕЗТЬ В ПАСТЬ ЛЬВА ВЫ НАЗЫВАЕТЕ ЛЁГКОЙ ПРОГУЛКОЙ?
С л э й д . ВО-ПЕРВЫХ, У ЛЬВА БОЛЯТ ЗУБЫ, А ВО-ВТОРЫХ, ЭТО ДЕЛО ЧЕСТИ!
К о с т а с . В ЭТОМ Я НЕ ОСМНЕВАЮСЬ…. ОТПРАВИТЬСЯ В КОНСТАНТИНОПОЛЬ ВЫ СМОЖЕТЕ ПОСЛЕЗАВТРА – РЫБАЦКИЕ КАРБАСЫ УШЛИ ТУДА ТОЛЬКО СЕГОДНЯ, А ВЕРНУТСЯ К ЗАВТРАШНЕМУ ВЕЧЕРУ. ТАК ЧТО ДО ЭТОГО МОМЕНТА ВЫ МОЙ ГОСТЬ, РАСПОЛАГАЙТЕСЬ И ОТДЫХАЙТЕ! ДУМАЮ, АННА БУДЕТ РАДА ВСТРЕЧЕ С ВАМИ!
С л э й д . АННА ЗДЕСЬ?!
К о с т а с . РАЗУМЕЕТСЯ, ОНА РАБОТАЕТ СО МНОЙ НА СТРОИТЕЛЬСТВЕ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ.
С л э й д . ВЫ ПОЗВОЛИТЕ ВСТРЕТИТЬСЯ С НЕЙ?
К о с т а с (разводит руками) КАК ВАМ НЕ СТЫДНО ОБ ЭТОМ СПРАШИВАТЬ? ОНА СЕЙЧАС У МОРЯ, НА ПЕРЕШЕЙКЕ… ЭТО ПРЯМО ЗА РАЗВАЛИНАМИ БАСТЮНОВ.
Слэйд учтиво поклонился и хотел вскочить на коня, но остановился и, подумав мгновение, опять подошел к Костасу,
С л э й д (очень тихо). И ЕЩЁ, ДОРОГОЙ КОСТАС, МНЕ КРАЙНЕ НЕУДОБНО СТАВИТЬ ВАС В ДВОЙСТВЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ХОРОШО ПОНИМАЯ ЗНАЧЕНИЕ ПРИСУТСТВИЯ РУССКИХ В БУХТЕ СИ3ОПОЛЯ И ВООБЩЕ НА ТЕРРИТОРИИ ГРЕЦИИ, И… ПОВЕРЬТЕ, МНЕ ОЧЕНЬ НЕУДОБНО, НО КРОМЕ ВАС…
К о с т а с (перебивая его). АЛЕКСАНДР! ОСТАВЬТЕ ЦЕРЕМОНИИ! ВЫ ЗНАЕТЕ МОЁ ОТНОШЕНИЕ К ВАМ! ТАКЖЕ МЫ ВСЕ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЕМ, В КАКОМ МИРЕ ЖИВЁМ! КАЖДЫЙ ИЗ НАС – РУССКИЕ, АНГЛИЧАНЕ ИЛИ ГРЕКИ – КАЖДЫЙ ПО-СВОЕМУ ЛЮБИТ СВОЙ НАРОД И СЛУЖИТ СВОЕЙ СТРАНЕ. СЛАВА БОГУ, ЧТО НАШИ СТРАНЫ – СУТЬ ДОБРЫЕ СОЮЗНИКИ! НЕЗАВИСИМО НИ ОТ ЧЕГО ЕСТЬ НАША ДРУЖБА, КОТОРАЯ ДОЛЖНА СУЩЕСТВОВАТЬ И СУЩЕСТВУЕТ ВНЕ ПОЛИТИКИ И ВНЕ ВСЕГО ПРОЧЕГО. Я ПОМОГУ ВАМ, КАК СВОЕМУ ПРЕДАННОМУ И ИСПЫТАННОМУ ДРУГУ, РУССКИЕ ПОМОГАЮТ НАМ КАК СВОИМ ДРУЗЬЯМ И ЕДИНОВЕРЦАМ И ПОКА ЕЩЁ НЕ БЫЛО СЛУЧАЯ, ЧТОБЫ КТО-ТО ИЗ НАС УСОМНИЛСЯ В ПОРЯДОЧНОСТИ НАМЕРЕНИЙ ДРУГОГО… НЕ СПОСОБНЫХ ПОСТАВИТЬ ДРУЖЕСКУЮ СТОРОНУ В ДВОЙСТВЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ИЛИ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ГОСТЕПРИИМСТВОМ В КОРЫСТНЫХ ЦЕЛЯХ… ЕСЛИ МЫ НЕ БУДЕМ ДОВЕРЯТЬ ДРУГ ДРУГУ, МЫ НЕ ПОБЕДИМ. С л э й д . ПРОСТИТЕ, ЕСЛИ ОБИДЕЛ ВАС! НО В СИЛУ ОПРЕДЕЛЁННЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ Я ВЫНУЖДЕН ВЫСТУПАТЬ ПОД ВИДОМ УЧЁНОГО – ЭТНОГРАФА ИЗ КЕМБРИДЖА. КТО Я НА САМОМ ДЕЛЕ, ЗНАЕТЕ ТОЛЬКО ВЫ И АННА.
Костас кивнул, как бы ставя точку в этом вопросе. Слэйд вскочил на коня.
К о с т а с . АХ, МОЛОДОСТЬ… КТО НИКОГДА НЕ СОВЕРШАЛ БЕЗРАССУДСТВ, ТОТ НЕ ТАК МУДР, КАК ЕМУ КАЖЕТСЯ…

Песчаная коса на перешейке. День.
Шлюпка подходила к берегу.
Ф е д я . ТАБАНЬ! СУШИ ВЁСЛА!
Мальчик загодя снял сапоги и, когда шлюпка с разгона врезалась в песок, первым спрыгнул в воду и выбежал на берег. Взглянул на береговых ласточек, устроивших страшный гвалт, потом на искрящуюся на солнце гладь бухты, стоящий в кабельтове от берега “Меркурий” и целый лес мачт, стоящего чуть дальше флота. Федя погрузил руки в песок и, подняв целую пригоршню, высыпал её сквозь пальцы. Песок был великолепен – сухой, мелкий и без единого камешка.
Ф е д я . БРАТЦЫ! ПЕСОК БУДЕМ БРАТЬ ЗДЕСЬ! (и уже совсем по-мальчишечьи) ДЯДЯ АРТАМОН, ОСТАЕТЕСЬ ЗА СТАРШЕГО! Я – ИСКАТЬ КАПИТАНА!
Т и м о ф е е в . БЕГИ, БЕГИ, СЫНОК, МЫ ТУТ НАЧНЕМ ПОКУДА!
Матросы уже выгрузили мешки и деревянные лопаты, а Федя, взобравшись на склон, огляделся. По дороге, выстроившись длинной чередой, двигались повозки, а в развалинах крепости и за ней работали сотни людей. Федя сорвал с головы бескозырку и стремглав побежал вперед.
Т и м о ф е е в . ИШЬ, СОРВАНЕЦ, КАК ПРИПУСТИЛ! А ПЕСОК-ТО, БРАТВА, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ХОРОШИЙ!
Солнце уже подбиралось к зениту, но окрепший к полудню бриз нёс морскую прохладу. Матросы сбросили голландки и, повязав головы шейными платками, стали наполнять мешки жёлтым зернистым песком.

Сизополь. Южный перешеек.
На строительстве оборонительного рубежа наступило время обеда. Запылали костры, женщины стали готовить похлёбку и жарить рыбу. Всюду слышался смех и оживлённый разговор. К группе офицеров подошла Анна.
А н н а . ГОСПОД ОФИЦЕРОВ ПРОШУ ПОЖАЛОВАТЬ К НАШЕМУ СТОЛУ!
С т р о й н и к о в . МАДЕМУАЗЕЛЬ АННА! ПОЗВОЛЬТЕ ВАМ ПРЕДСТАВИТЬ МОЕГО ДРУГА – КАПИТАНА АЛЕКСАНДРА КАЗАРСКОГО!
Казарский поклонился и поцеловал Анне руку.
А н н а . ОЧЕНЬ ПРИЯТНО, КАПИТАН. ВЫ ВПЕРВЫЕ В СИ3ОПОЛЕ?
К а з а р с к и й . НЕТ, ЧТО ВЫ! СЮДА МЫ ЗАХОДИЛИ МНОГО РАЗ, А ВОТ НА БЕРЕГУ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, УДАЛОСЬ ПОБЫВАТЬ ВПЕРВЫЕ.
Несколько армейских офицеров, Стройников и Казарский сели на расстеленные на земле овчины. Девушки принесли им миски с едой и огромные куски свежеиспечённого хлеба. В больших глиняных кружках – ароматное домашнее вино. Анна, вместе с другими девушками разносила еду подходившим к кострам, людям. Казарский опять поймал себя на том, что следит за Анной, любуется её спокойными, неторопливыми движениями, тонкой фигурой, красивыми стройными ногами.
С т р о й н и к о в . НЕ МОЖЕШЬ ОТОРВАТЬСЯ? А Я ЧТО ТЕБЕ ГОВОРИЛ? АФРОДИТА!
В этот момент, откуда-то сверху, почти кубарем, скатился Федя Спиридонов и громко, так чтобы все вокруг слышали, обратился к Стройникову.
Ф е д я . ГОСПОДИН КАПИТАН ВТОРОГО РАНГА! ШТУРМАНСКИЙ УЧЕНИК ПЕРВОГО КЛАССА ФЕДОР СПИРИДОНОВ! РАЗРЕШИТЕ ОБРАТИТСЯ К ГОСПОДИНУ КАПИТАН-ЛЕЙТЕАНТУ!
С т р о й н и к о в (поперхнулся от неожиданности). ТЫ ОТКУДА, ТАКОЙ МОЛОДЕЦ?
Ф е д я (ещё громче). СОСТОЮ НА ДОВОЛЬСТВИИ В КОМАНДЕ БРИГА “МЕРКУРИЙ” ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА!
С т р о й н и к о в (посмотрев на Казарского, который еле сдерживал смех) КАК С “МЕРКУРИЯ”? И ДАВНО ВЫ ТАМ?
Ф е д я . С НАЧАЛА КОМПАНИИ!
С т р о й н и к о в . НАДО ЖЕ! А ПОЧЕМУ Я ТЕБЯ ТАМ НЕ ВИДЕЛ?
Ф е д я . НЕ МОГУ ЗНАТЬ, ГОСПОДИН КАПИТАН ВТОРОГО РАНГА!
С т р о й н и к о в . А ЧТО ЖЕ ТЫ ТАК КРИЧИШЬ, ГОЛУБЧИК?!
Ф е д я . КОМАНДНЫЙ ГОЛОС ВЫРАБАТЫВАЮ, ГОСПОДИН КАПИТАН ВТОРОГО РАНГА!
С т р о й н и к о в (Казарскому). И МНОГО У ТЕБЯ ТАКИХ ОРЛОВ? (Феде) ГОСПОДИН, ШТУРМАНСКИЙ УЧЕНИК ПЕРВОГО КЛАССА, РАЗРЕШАЮ ВАМ ОБРАТИТСЯ К ГОСПОДИНУ КАПИТАНУ-ЛЕЙТЕНАНТУ!
Ф е д я . ГОСПОДИН, КАПИТАН-ЛЕЙТЕНАНТ! ПРИБЫЛ НА БЕРЕГ ПО ПРИКАЗУ ВАХТЕННОГО ОФИЦЕРА ДЛЯ ЗАГОТОВКИ ПЕСКА! ШЛЮПКА ЖДЁТ ВАС!
В это время к костру вернулась Анна.
К а з а р с к и й . СПАСИБО, ФЕДЯ. СЕЙЧАС ИДЕМ!
А н н а (Феде). В НАШШ ПОЛКУ ПРИБЫЛО! ОТОБЕДАЙТЕ С НАМИ, ГОСПОДИН ОФИЦЕР!
Федя смутился и посмотрел на Казарского, тот кивнул.
Ф е д я . ЕСТЬ ОТОБЕДАТЬ
И не заставляя себя долго ждать, уже через минуту наворачивал за обе щёки. Анна села рядом с Казарским.
А н н а . У ВАС НА КОРАБЛЯХ СЛУЖАТ ТАКИЕ МАЛЬЧИШКИ, КАПИТАН?
К а з а р с к и й . ОН СИРОТА. ЕГО ОТЕЦ ПОГИБ ПРИ НАВАРИНЁ. ГЕРОИЧЕСКИЙ БЫЛ ОФИЦЕР! МАТЬ УМЕРЛА В ПРОШЛОМ ГОДУ ОТ ЧАХОТКИ, НО, ВЫПОЛНЯЯ ВОЛЮ ОТЦА, ОПРЕДЕЛИЛА ФЕДЮ В ШТУРМАНСКУЮ ШКОЛУ. БУДУЩЕМУ ОФИЦЕРУ ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ МОРСКУЮ СЛУЖБУ С РАННЕГО ВОЗРАСТА. ПАРЕНЬ ДЕЛАЕТ БОЛЬШИЕ УСПЕХИ. ПРОСТИТЕ, АННА, ВЫ ТАК ХОРОШО ГОВОРИТЕ ПО-РУССКИ… УЧИЛИСЬ?
А н н а . А Я РУССКАЯ, НАПОЛОВИНУ! МОЯ МАМА РОДИЛАСЬ И ВЫРОСЛА В ОДЕССЕ.
Внезапно произошло движение и несколько сотен людей одновременно замолчали и повернули головы в сторону моря. Там, на скале, у самой воды, появилась слепая старуха в чёрных, свободно развевающихся одеждах и с котомкой через плечо. Над головами пронеслось как заклинание: «КИЛИКЕЯ! КИЛИКЕЯ! СМОТРИТЕ, САМА КИЛИКЕЯ!!!».
К а з а р с к и й . КТО ЭТО?
А н н а (вскакивая). ЭТО МОНАХИНЯ ИЗ МЕСТНОГО МОНАСТЫРЯ – КИЛИКЕЯ. ОНА ВИДИТ БУДУЩЕЕ! ОНА ПОМОГАЕТ И ЛЕЧИТ ЛЮДЕЙ С ЧИСТОЙ ДУШОЙ, А ЕЁ ПРЕДСКАЗАНИЯ И ПРОКЛЯТИЯ ВСЕГДА СБЫВАЮТСЯ, ПОЭТОМУ МНОГИЕ ЕЁ БОЯТСЯ. БЕССМЫСЛЕННО СПРАШИВАТЬ ЕЁ О ЧЁМ-ТО, ОНА НЕ ОТВЕТИТ. ОНА ГОВОРИТ ТОЛЬКО С ТЕМ, С КЕМ СЧИТАЕТ НУЖНЫМ.
Киликея шла вдоль бруствера, опираясь на посох. Все молча следили за её движениями. Когда Киликея поравнялась с Анной и Казарским, Анна вдруг, совсем неожиданно для всех и для себя, сказала:
А н н а . ЗДРАВСТВУЙТЕ, БАБУШКА! ПРИСЯДЬТЕ У НАШЕГО КОСТРА, ПОЕШЬТЕ, ЧТО БОГ ПОСЛАЛ!
Киликея остановилась.
К и л и к е я . У ТЕБЯ ДОБРОЕ СЕРДЦЕ, АННА! ДАЙ БОГ ТЕБЕ СЧАСТЬЯ, ДИТЯ.
Анна подала старухе миску с супом и хлеб. Та перекрестилась и стала есть, смешно шлёпая губами.
А н н а . ОТКУДА ВЫ МЕНЯ ЗНАЕТЕ, БАБУШКА? ‘
Старуха продолжала жевать. Стройников поднялся, подошёл к Анне, поцеловал ей руку и, не выпуская её из своих рук, проговорил:
С т р о й н и к о в . СПАСИБО, ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ АННА, ЗА УГОЩЕНИЕ. ДЕЛА СЛУЖБЫ ЗАСТАВЛЯЮТ МЕНЯ ОСТАВИТЬ ВАС В САМУЮ ЗАХВАТЫВАЮЩУЮ МИНУТУ (он кивнул на старуху), НО Я СО ВСЕМ ЖАРОМ ДУШИ БУДУ ЖДАТЬ ВСТРЕЧИ С ВАМИ НА ЗАВТРАШНЕМ ПРАЗДНИКЕ.
А н н а (освобождая руку). БУДУ РАДА УВИДЕТЬ ВАС СНОВА, КАПИТАН. НО БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ! НЕ ВСЕ КРЕПОСТИ СПУСКАЮТ ФЛАГ ДАЖЕ ПЕРЕД БРАВЫМИ РУССКИМИ ОФИЦЕРАМИ!
С т р о й н и к о в . Я ПРЯМО СЕЙЧАС НАЧНУ ПОДГОТОВКУ К ШТУРМУ…
Вслед за Стройниковым поднялся и Казарский. Федя, увидев, что капитан поднялся, засунул последний кусок в рот и встал позади.
К а з а р с к и й . СПАСИБО ЗА ХЛЕБ-СОЛЬ, ХОЗЯЙКА И ВАМ СПАСИБО, ДОБРЫЕ ЛЮДИ! НЕ ЗНАЮ УВИДИМСЯ ЛИ МЫ ЕЩЁ, НО КОМАНДА “МЕРКУРИЯ” СДЕЛАЕТ ВСЁ, ЧТОБЫ У ВАШИХ ДЕТЕЙ БЫЛИ СЧАСТЛИВЫЕ ЛИЦА… ПРОЩАЙТЕ!
А н н а . А РАЗВЕ ВЫ НЕ БУДЕТЕ ЗАВТРА НА ПРАЗДНИКЕ?!
К а з а р с к и й . МНЕ БЫ ЭТОГО ОЧЕНЬ ХОТЕЛОСЬ, НО ЧЕЛОВЕК ПРЕДПОЛАГАЕТ, ГОСПОДЬ РАСПОЛАГАЕТ, А НАЧАЛЬСТВО… (Казарский улыбнулся) ДОВЕРИМСЯ СУДЬБЕ… И ТОГДА НАША НОВАЯ ВСТРЕЧА БУДЕТ НАМНОГО ПРИЯТНЕЕ.
Он поцеловал Анне руку и повернулся к Феде.
К а з а р с к и й . А ТЕПЕРЬ ВПЕРЁД! ЗА ПЕСКОМ!
Ф е д я (радостно). ЕСТЬ ВПЕРЁД ЗА ПЕСКОМ!
Казарский и Федя вылезли на бруствер и зашагали к морю.
На берегу появился всадник. Он проскакал мимо матросов, закладывающих последние мешки в шлюпку, мимо Казарского и Феди и, соскочив с коня, бросился к Анне.
С л э й д . АННА! ДОРОГАЯ МОЯ, АННА! НАКОНЕЦ-ТО Я СНОВА ВИЖУ ВАС! (пытается обнять её, но она протягивает ему руки)
А н н а . ОТКУДА ВЫ, ДРУГ МОЙ? (Слэйд целует её руки) ГОСПОДИН ЛЕЙТЕНАНТ ТАК НЕТЕРПЕЛИВ? НЕУЖЕЛИ АНГЛИЙСКИЙ ФЛОТ ПРИШЁЛ ПОДДЕРЖАТЬ РУССКИЙ?
С л э й д (резко уводя Анну в сторону). ПОЖАЛУЙСТА, ПРОШУ ВАС, ТИШЕ. (резко и полушёпотом) ДЕЛО В ТОМ, ЧТО Я НАХОЖУСЬ ЗДЕСЬ ИНКОГНИТО И (намного смягчая тон) ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ УВИДЕТЬ ВАС, ДОРОГАЯ АННА!
Стройников обернулся и увидел Анну, идущую по берегу под руку с незнакомым мужчиной.
А н н а (холодно). ТОГДА ОБЪЯСНИТЕ МНЕ, ЧТ0 СЛУЧИЛОСЬ, ДАБЫ Я СЛУЧАЙНО НЕ НАРУШИЛА ВАШИ ПЛАНЫ.
С л э й д . ЕДИНСТВЕННАЯ МОЯ ПРОСЬБА К ВАМ – ЭТО НЕ ОТКРЫВАТЬ МОЁ НАСТОЯЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ. ДЛЯ ВСЕХ Я ВАШ ДАВНИЙ ЗНАКОМЫЙ ПО СОБЫТИЯМ В МИССОЛУНГИ, ДРУГ ЛОРДА БАЙРОНА И УЧЁНЫЙ-ЭТНОГРАФ ИЗ КЕМБРИДЖА. ВАШЕГО ОТЦА Я ПРЕДУПРЕДИЛ…
А н н а . ЧТО ЗА ТАЙНЫ, АЛЕКСАНДР? ЗДЕСЬ ВЫ СРЕДИ ДРУЗЕЙ!
С л э й д . И СРЕДИ ДРУЗЕЙ МОГУТ БЫТЬ ВРАГИ… ПРОСТИТЕ, Я НЕ ХОТЕЛ ВАС ОБИДЕТЬ!
А н н а . ГОСПОДИ, ЧТО ВЫ ГОВОРИТЕ, Я ВАС БОЮСЬ…
С л э й д (зло). ЧЕГО ЖЕ ВАМ БОЯТЬСЯ? Я СМОТРЮ, ВАШИ РУССКИЕ ДРУЗЬЯ РАЗВЕРНУЛИ ЗДЕСЬ БУРНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ? (смотрит вокруг)
А н н а (тоже слегка сердясь). ИРОНИЯ ЗДЕСЬ СОВЕРШЕННО НЕУМЕСТНА! ЕСЛИ БЫ НЕ РУССКИЕ БРАТЬЯ, ТО МЫ БЫ С ВАМИ СЕЙЧАС ЗДЕСЬ НЕ РАЗГОВАРИВАЛИ!
С л э й д . АННА, БОЖЕ МОЙ… Я ЦЕЛЫХ ДВА ГОДА НЕ ВИДЕЛ ВАС И СОВЕРШЕННО НЕ ТАК ПРЕДСТАВЛЯЛ СЕБЕ НАШУ ВСТРЕЧУ. СОВСЕМ НЕ ТО ХОТЕЛ ГОВОРИТЬ ВАМ. ПРОСТИТЕ МОЮ ТРЕВОГУ И ВНУТРЕННЮЮ РАЗДРАЖЕННОСТЬ, НО СЕГОДНЯ Я НЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ ПРИНАДЛЕЖУ СЕБЕ…
А н н а (несколько смягчаясь). СЛОВА «ДОЛГ» И «ЧЕСТЬ» Я ВСЕГДА ПОНИМАЛА ПРАВИЛЬНО И ОТНОСИЛАСЬ К НИМ С УВАЖЕНИЕМ. ДАЛЬНЕЙШИЕ ОБЪЯСНЕНИЯ НА ЭТОТ СЧЕТ МОЖНО ЗАКОНЧИТЬ. ДАВАЙТЕ О ДРУГОМ… О ВАС! КАК ВЫ ЖИЛИ ЭТО ВРЕМЯ?
С л э й д . ДАВАЙТЕ ЛУЧШЕ О ВАС, ДОРОГАЯ. О НАС…
А н н а . Я СЛУШАЮ ВАС, ДРУГ МОЙ!
С л э й д . ДОРОГАЯ АННА! ВЫ ДАВНО ЗНАЕТЕ МОИ ЧУВСТВА К ВАМ. ГОДЫ, ПРОВЕДЕННЫЕ ВДАЛИ ОТ ВАС, НЕ ТОЛЬКО НЕ ОСЛАБИЛИ ЭТИ ЧУВСТВА, НЕТ. ОНИ СТАЛИ НАМНОГО СИЛЬНЕЕ И ГЛУБЖЕ. Я ПРИЕХАЛ К ВАМ ПОСЛЕ РАЗГОВОРА СО СВОИМ ОТЦОМ, ОТ КОТОРОГО ПОЛУЧИЛ БЛАГОСЛОВЕНИЕ… АННА! АННА! ЛЮБИМАЯ МОЯ, АННА! ЛЮБИМАЯ НАВЕКИ! СКАЖИТЕ, СОГЛАСНЫ ВЫ СТАТЬ МОЕЙ ЖЕНОЙ? ВОЙНА СКОРО ЗАКОНЧИТСЯ, МЫ ПОЕДЕМ В АНГЛИЮ, В МОЁ ПОМЕСТЬЕ, КОТОРОЕ ЗАВЕЩАЛ МНЕ ОТЕЦ В СЛУЧАЕ ЖЕНИТЬБЫ.
Слэйд замолчал, пытаясь пересилить сильное волнение, и только когда несколько справился со своими эмоциями, поднял глаза на Анну. Анна теребила платье, не зная, что говорить, но немного
подумав, также подняла глаза и, не отрываясь глядя Слэйду в глаза, начала медленно говорить.
А н н а . ДОРОГОЙ АЛЕКСАНДР! БЛАГОДАРЮ ВАС ЗА ВАШЕ… ПРЕДЛОЖЕНИЕ, ДАВНО ЗНАЮ ВАШЕ ОТНОШЕНИЕ КО МНЕ, НО, К СОЖАЛЕНИЮ, НЕ МОГУ СЕГОДНЯ ОТВЕТИТЬ ВАМ ТЕМ ЖЕ. СЛИШКОМ МНОГО ГОРЯ И НЕСЧАСТИЙ ВОКРУГ, И НИКТО НЕ ЗНАЕТ, ЧТО С НАМИ БУДЕТ ЗАВТРА. ДАЙТЕ МНЕ ВРЕМЯ, ДРУГ МОЙ. СЛИШКОМ НЕ СВОБОДНЫ СЕГОДНЯ НАШИ ДЕЛА И ПОМЫСЛЫ, И КАК БЫ Я НЕ ОТНОСИЛАСЬ К ВАМ, СОГЛАСИТЕСЬ, ЧТО НИКАКОЙ СЕМЬИ И СПОКОЙНОЙ СЧАСТЛИВОЙ ЖИЗНИ У НАС В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ, НЕ ПРЕДВИДИТСЯ. ДУША ВАША, НЕ СОМНЕВАЮСЬ, ПРЕДАНА МНЕ И ХОЧЕТ БЫТЬ ЗДЕСЬ, НО МЫСЛИ, ДОЛГ И ДЕЛА НАПРАВЛЕНЫ ТАК ДАЛЕКО И ТАК ТАЙНО ОТ ВСЕХ… ВЫ ЕЩЁ БОЛЕЕ НЕ СВОБОДНЫ, ЧЕМ Я! ПОЭТОМУ НЕ ТРЕБУЙТЕ ОТ МЕНЯ ОТВЕТА СЕГОДНЯ. ВРЕМЯ ВСЁ РАССТАВИТ НА СВОИ МЕСТА! КОГДА УЙДЁТ БЕДА, УЙДЁТ СМЯТЕНИЕ ИЗ СЕРДЕЦ И МЫСЛЕЙ, ТОГДА МЫ СМОЖЕМ ВЕРНУТЬСЯ К ЭТОМУ РАЗГОВОРУ, И Я ОТВЕЧУ ВАМ… (Слэйд хотел что-то сказать, но Анна не позволила ему этого), НО НЕ СЕЙЧАС. НЕ СЕЙЧАС, АЛЕКСАНДР, НЕ СЕЙЧАС…
Казарский, сидя в удаляющейся от берега шлюпке, видел, как молодой человек поцеловал Анне руку и, вскочив на коня, ускакал в сторону города. Анна в раздумьях прошла по брустверу и спустилась в ров. Люди давно вернулись к работе, а у потухающего костра неподвижно сидела Киликея. Анна присела напротив. Внезапно старуха заговорила.
К и л и к е я . ЧИСТО И СВОБОДНО СЕРДЦЕ ТВОЁ, ДИТЯ. НО ОЧЕНЬ СКОРО СОБЕРУТСЯ ВЕРЫ В БЕСКОНЕЧНОМ КРУЖЕНИИ, И УЙДЁТ НАВСЕГДА САМОЕ ДОРОГОЕ, А ЗА НИМ НАСТУПИТ ОТЧАЯНИЕ И ПРИДУТ ДУМЫ О СМЕРТИ… (Анна, затаив дыхание, слушала старуху) ТАМ, В ОКРУЖЕНИИ БЕЛЫХ ПРИЗРАКОВ, ВОЗНИКНУТ ТРИ ЗВЕЗДЫ И УСТРЕМЯТСЯ НАВСТРЕЧУ… ДЛИНЁН И КОРОТОК БУДЕТ ИХ ПУТЬ ДО ТОГО ВЕЛИКОГО МГНОВЕНИЯ, КОГДА НА ФОНЕ ПРИБЛИЖАЮЩЕЙСЯ ГРОМАДЫ ПАРУСОВ И СВЕРКАЮЩЕЙ ЗОЛОТОЙ ШПАГИ СТИХНУТ ВЕТРЫ, ГДЕ ЧЕРЕЗ ПОСЛЕДНЕЕ ИСПЫТАНИЕ ОТКРОЮТСЯ ИСТИНЫ И ОПРЕДЕЛЯТСЯ СУДЬБЫ…
Анна очнулась. Старухи не было. Лёгкий ветерок касался углей догорающего костра и они вспыхивали красными и оранжевыми искрами.

Сизополь. Площадь перед храмом. Утро.
Шлюпки подходили к берегу. На пристань выходили офицеры русской эскадры и свободные от вахты матросы. Торжественный салют поднял в воздух тысячи чаек. Жители Сизополя тепло приветствовали адмирала Грейга и других русских моряков.
Местный метрополит Анфим Колокотронис – босой, но с золотым крестом на груди, Костас Осифиди и другие уважаемые горожане и бойцы ополчения стояли на ступеньках храма и смотрели, как по живому коридору, под дождём из цветов, к ним приближались русские моряки. Протяжно звенели греческие колокола-симандры. Город преобразился – везде, сколько хватало глаз, были развешаны красные ленты, тряпочки, красные платки и шарфы. Жители Сизополя в новых красивых одеждах встречали русских моряков. Везде слышались возгласы на русском и греческом языках:
– ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
– С ПРАЗДНИКОМ СИЯЮЩЕГО ВОСКРЕСЕНИЯ!
– ДА ЗДРАВСТВУЕТ РУССКИЙ ФЛОТ И ЕГО МОРЯКИ!
– ДА СОХРАНИТ ВАС БОГ В ЭТОТ ВЕЛИКИЙ ДЕНЬ!
Казарский, как и другие русские офицеры, приехавшие на богослужение праздника Пасхи, не ожидали такой тёплой встречи. Сизополь еще лежал в развалинах, мало ещё что удалось восстановить, но люди улыбались, и в ответ им улыбались русские моряки, смущенно принимали букеты цветов и искренне благодарили ликующих людей.
Митрополит благословил собравшихся, все прошли в храм, и началось праздничное богослужение.

Сизополь. Храм. Утро.
В храме идет праздничное богослужение. Казарский посмотрел по сторонам и увидел, стоящую впереди него Анну. Она обернулась, и взгляды их встретились. Анна лёгким кивком головы поздоровалась с Казарским. Казарский ответил, но тут его толкнули, и когда его взгляд вернулся на прежнее место, Анны там уже не было. Он нашёл её далеко впереди, у самого окна, и снова залюбовался её склоненной в молитве фигурой с прелестными, выбивающимися из-под платка, завитками.

Сизополь. Площадь перед храмом. Утро.
Служба закончилась. Снова зазвучали симэндры, народ стал выходить из храма, и на русских моряков опять обрушился поток цветов. Мальчишки с восторгом разглядывали красавцев-моряков, и каждому хотелось дотронуться до золотых эполет или кортиков, а особенно до блестящей золотой шпаги, висевшей у Казарского на боку.
Александр Иванович прошёл несколько шагов по площади, искренне не зная, что делать с благоухающей охапкой цветов. Прямо на площади стояли праздничные столы, на которых были огромные хлеба-куличи, красные яйца и традиционный жареный барашек. Началось весёлое праздничное гуляние. Казарский прошёл несколько шагов и увидел Анну, что-то обсуждавшую со стайкой подружек. Казарский подошёл к девушкам и раздал им все цветы. Одну же, самую большую алую розу Казарский преподнёс Анне.
К а з а р с к и й . ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
А н н а . ВОИСТИНУ ВОСКРЕСЕ!
Она подошла к Александру Ивановичу, и они трижды поцеловались. Девушки захихикали, и Казарскому пришлось проделать процедуру троекратного целования и с остальными.
А н н а (несколько смущённо). ОТВЕДАЙТЕ НАШИ УГОЩЕНИЯ, ГОСПОДИН КАПИТАН.
Они подошли к накрытому столу, где среди горожан были и русские офицеры. Казарскому поднесли кружку с вином.
Из распахнутого окна близлежащего дома вылетели несколько медных тарелок и со звоном упали на мостовую. Казарский с вопросом посмотрел на Анну.
А н н а (с улыбкой). ЭТО НАШ СТАРИННЫЙ ОБЫЧАЙ – ВЫКИДЫВАТЬ ПОСТ ИЗ ОКОН! ПОСЛЕ ЭТОГО НАЧИНАЕТСЯ ПРАЗДНИЧНОЕ РАЗГОВЛЕНИЕ. ОБЫЧНО ЕЩЕ ВСЕ СТРЕЛЯЮТ В ВОЗДУХ, НО СЕГОДНЯ ЭТО ДЕЛАТЬ ЗАПРЕТИЛИ, ЧТОБЫ ЛЮДИ НЕ ПРИНЯЛИ СТРЕЛЬБУ ЗА ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ.
К а з а р с к и й (отрезая кусочек мяса). КАКОЕ НЕОБЫЧНОЕ ВИНО! НЕ МОГУ ПОНЯТЬ ЕГО ВКУС, ИЗ ЧЕГО ОНО?
А н н а . ДА ВИНО ОБЫЧНОЕ, ДОМАШНЕЕ, ИЗ НАШЕГО МЕСТНОГО ВИНОГРАДА, ТОЛЬКО В НЕГО БЫЛИ ДОБАВЛЕНЫ ЛЕПЕСТКИ РОЗ.
К а з а р с к и й . ПРОСТО ЧУДЕСНО. Я ТАК ДАВНО НЕ БЫЛ НИ НА КАКОМ ПРАЗДНИКЕ! ПОЖАЛУЙ С НАЧАЛА ВОЙНЫ…
В этот момент рядом с ними появился смеющийся Стройников.
С т р о й н и к о в . КАЗАРСКИЙ, А ТЫ ВРЕМЯ, Я СМОТРЮ, НЕ ТЕРЯЕШЬ! МОЛОДЕЦ! ХРИСТОС В0СКРЕСЕ, МИЛАЯ АННА! (христосуется с Анной) ЧЁРТ ВОЗЬМИ! ПОЧЕМУ ТАКИЕ ПРАЗДНИКИ БЫВАЮТ ТАК РЕДКО? СКАЖИТЕ, А ТАНЦЫ У ВАС БЫВАЮТ?
А н н а . ТАНЦЫ У НАС ОБЯЗАТЕЛЬНЫ, ОНИ СКОРО НАЧНУТСЯ. БУДУТ ТАНЦЕВАТЬ ВСЕ. БЕЗ ТАНЦЕВ ЗДЕСЬ НЕ БЫВАЕТ НИ ОДНОГО ПРАЗДНИКА!
В этот момент из толпы появился Слэйд.
С л э й д . О, НАКОНЕЦ-ТО Я ТЕБЯ НАШЁЛ! СЕГОДНЯ СТОЛЬКО ЛЮДЕЙ!
А н н а . ГОСПОДА, РАЗРЕШИТЕ ВАМ ПРЕДСТАВИТЬ НАШЕГО ДАВНЕГО ЗНАКОМОГО (запнулась, не зная как продолжать)
С л э й д . АЛЕКСАНДР СЛЭЙД, УЧЕНЫЙ – ЭТНОГРАФ ИЗ КЕМБРИДЖА.
С т р о й н и к о в . КАПИТАН ВТОРОГО РАНГА СЕМЁН СТРОЙНИКОВ!
К а з а р с к и й . КАПИТАН-ЛЕЙТЕНАНТ АЛЕКСАНДР КАЗАРСКИЙ
Молодые люди пожали друг другу руки.
С т р о й н и к о в . ВОТ ЭТО ДА! АНГЛИЧАНИН?! ИЗ САМОЙ СТАРУШКИ АНГЛИИ! НЕСРАВНЕННАЯ АННА, ОКАЗАЛИСЬ МЕЖДУ ДВУМЯ АЛЕКСАНДРАМИ – ЗАГАДЫВАЙТЕ ЖЕЛАНИЕ!
А н н а (смеясь). УЖЕ ЗАГАДАЛА!!
С т р о й н и к о в . ЧТО ПРИВЕЛО ВАС, СЭР, СЮДА В СТОЛЬ ДРАМАТИЧНОЕ ВРЕМЯ?
С л э й д . Я ПИШУ ДИССЕРТАЦИЮ ПО БЫТУ И ОБЫЧАЯМ НАРОДОВ БАЛКАНСКИХ
СТРАН.
С т р о й н и к о в . ОДНАКО ВРЕМЯ ВЫ ВЫБРАЛИ НЕСКОЛЬКО НЕПОДХОДЯЩЕЕ!
С л э й д . Я ДУМАЮ, ЧТО ЭТО ВРЕМЯ ВЫБРАЛО НАС.
К а з а р с к и й . ПРЕКРАСНО СКАЗАНО, ГОСПОДА! ДАВАЙТЕ ВЫПЬЕМ ЗА ВРЕМЯ, КОТОРОЕ ВЫБРАЛО НАС, И ЗА ТО ЧТО МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ ЗДЕСЬ, И ЗА МИР, КОТОРЫЙ, НАДЕЮСЬ, СКОРО НАСТУПИТ, ЗА ПОБЕДУ И ЗА СЧАСТЬЕ ВСЕХ И КАЖДОГО,
Молодые люди выпили. Грянула музыка.
А н н а . ВОТ И ТАНЦЫ, ГОСПОДА!
Трое молодых людей, стоящих перед девушкой, как по команде, одновременно пригласили Анну на танец.
А н н а (смеясь). ГОСПОДА, Я В ЗАМЕШАТЕЛЬСТВЕ…
Внезапно, где-то в глубине сознания она услышала голос Киликеи: “ТАМ В ОКРУЖЕНИИ БЕЛЫХ ПРИЗРАКОВ, ВОЗНИКНУТ ТРИ ЗВЕЗДЫ И УСТРЕМЯТСЯ НАВСТРЕЧУ…”. Анна вздрогнула, лёгкая тень пробежала по её лицу, но она быстро справилась с волнением и опять подняла глаза.
А н н а . Я БУДУ ТАНЦЕВАТЬ С КАЖДЬМ ИЗ ВАС, И ПОСТАРАЮСЬ, ЧТО БЫ ВАШЕ ОЖИДАНИЕ НЕ БЫЛО ОЧЕНЬ ДОЛГИМ.
Анна присела перед Казарским и увлекла его в центр круга, куда вслед за ними, стали выходить другие пары. Слэйд остался стоять рядом со Стройниковым.
С т р о й н и к о в . ВЫ ДАВНО ИЗ АНГЛИИ?
С л э й д . Я ПОКИНУЛ ЛОНДОН ПОЧТИ МЕСЯЦ НАЗАД.
С т р о й н и к о в . ЧТО БРИТАНСКОЕ АДМИРАЛТЕЙСТВО? НЕ ТОРОПИТСЯ ИСПОЛНЯТЬ ЛОНДОНСКУЮ КОНВЕНЦИЮ?
С л э й д . УВАЖАЕМЫЙ КАПИТАН! Я СТОЛЬ ДАЛЁК ОТ ПОДОБНЫХ ПРОБЛЕМ… НАША ДОБРАЯ АНГЛИЯ ЖИВЁТ ТИХО И СПОКОЙНО И В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ МАЛО КТО ЗНАЕТ О ТОМ, ЧТО ГДЕ-ТО ДАЛЕКО ИДЁТ ВОЙНА. ЭТО ДЕЛО КОРОЛЯ, ПОЛИТИКОВ И ВОЕННЫХ… Я ЖЕ С УДОВОЛЬСТВИЕМ ОБНАРУЖИВАЮ, ЧТО В ЭТО ВИНО ДОБАВЛЕНЫ ЛЕПЕСТКИ РОЗ, С ИНТЕРЕСОМ ЗАМЕЧАЮ КАК ПО-ПРАЗДНИЧНОМУ, СВОЕОБРАЗНО ОДЕТ НАРОД, А ТАК ЖЕ, КАК И ВЫ, ЛЮБУЮСЬ ПРЕКРАСНЫМ ПОЛОМ…
С т р о й н и к о в . ПОНИМАЮ, ВЫ СОВМЕЩАЕТЕ ПОЛЕЗНОЕ С ПРИЯТНЫМ.
С л э й д . ДА, ЧТО-ТО В ЭТОМ РОДЕ…
С т р о й н и к о в (с некоторым подозрением). ВЫ ДАВНО ЗНАЕТЕ АННУ?
С л э й д . ДА, ПОЧТИ ВОСЕМЬ ЛЕТ. Я ПРИЕХАЛ В ГРЕЦИЮ ВМЕСТЕ С ЛОРДОМ БАЙРОНОМ ПО ПРИЗЫВУ “ФЕЛИКЕ ГЕТЕРИЯ”, ЧТОБЫ ВМЕСТЕ В АЛЕКСАНДРОМ ИПСИЛАНТИ ПОДНЯТЬ ВОССТАНИЕ В МОРЕ. ТАМ Я И ПОЗНАКОМИЛСЯ С КОСТАСОМ И МАРИЕЙ – ОТЦОМ И МАТЕРЬЮ АННЫ. ЕЙ ТОГДА БЫЛО ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ. ПОТОМ РАЗГРОМ ВОССТАНИЯ, ХИОССКАЯ РЕЗНЯ, СМЕРТЬ БАЙРОНА.
Казарский танцевал с Анной. Сначала у него не всё получалось под необычную музыку, но он быстро приноровился. Видно было, что танец доставляет обоим истинное удовольствие
С т р о й н и к о в . ЗНАЧИТ, ВЫ БЫЛИ В ГРЕЧЕСКОМ СОПРОТИВЛЕНИИ… А ТЕПЕРЬ ЦЕЛИКОМ ОТДАЛИСЬ НАУКЕ?
Слэйд не успел, а может, не хотел отвечать на провокационный вопрос Стройникова, так как в этот момент к ним подошли Анна и Казарский. Анна пошла танцевать со Слэйдом.
С т р о й н и к о в (наливая себе вина). СЛУШАЙ, КАЗАРСКИЙ, ЧТО–ТО НЕ БОЛЬНО НРАВИТСЯ МНЕ ЭТОТ УЧЕНЫЙ! ПОСМОТРИ: ОН И НА УЧЕНОГО ТО НЕ ОЧЕНЬ ПОХОЖ… С ТАКОЙ ВЫПРАВКОЙ ОН СИДИТ В КАБИНЕТЕ И ПИШЕТ ТРУДЫ ПО ЭТНОГРАФИИ? ВОПРОС! А ОНА ОЧЕНЬ ХОРОША! КАЗАРСКИЙ, ДЕРЖИ МЕНЯ!
Казарский был в этот момент далек в своих мыслях и не очень обращал внимание на слова Стройникова. Анна танцевала со Слэйдом.
С л э й д . ДОРОГАЯ АННА! ДАВАЙТЕ УЙДЕМ ОТСЮДА.
А н н а . ЗАЧЕМ?
С л э й д . ПОБУДЕМ ВДВОЁМ… ВЕДЬ ЗАВТРА Я УЕЗЖАЮ.
А н н а (начинает сердиться). НЕУЖЕЛИ ВАМ МАЛО, ЧТО МЫ С ВАМИ ТАНЦУЕМ, АЛЕКСАНДР!
С л э й д . ЗДЕСЬ СТОЛЬКО ЛЮДЕЙ! ЭТИ РУССКИЕ… ОНИ МНЕ НЕПРИЯТНЫ.
А н н а (ещё больше раздражаясь). НЕ ЗАБЫВАЙТЕ, ЧТО И Я НАПОЛОВИНУ РУССКАЯ… А ПОТОМ, ЭТО МОИ ДРУЗЬЯ!
С л э й д . НЕ ЗНАЮ ПОЧЕМУ, НО ОНИ МНЕ НЕПРИЯТНЫ, А ПОТОМ ОНИ…
А н н а . ДА ВЫ РЕВНУЕТЕ!
С л э й д . НО Я ТАК ЛЮБЛЮ ВАС, АННА! А ДЛЯ МОЕЙ НЕВЕСТЫ…
А н н а . ВЫ ПЕРЕХОДИТЕ ГРАНИЦЫ, СЛЕЙД! Я ВАМ ЕЩЁ НИЧЕГО НЕ ОБЕЩАЛА!
С л э й д . МНЕ КАЗАЛОСЬ, ЧТО ЭТО ДЕЛО ВРЕМЕНИ.
А н н а (окончательно выходя из себя). ВЫ СЛИШКОМ САМОУВЕРЕНЫ!
Стройников налил вина себе и Казарскому.
К а з а р с к и й . МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ОНИ ССОРЯТСЯ.
С т р о й н и к о в . И ПРЕКРАСНО, КАЗАРСКИЙ! НАКОНЕЦ-ТО ЭТОТ ПРОТИВНЫЙ ЭТНОГРАФ НЕ БУДЕТ МНЕ МЕШАТЬ!
К а з а р с к и й . ПОЧЕМУ ТЕБЕ?
С т р о й н и к о в . ПОТОМУ ЧТО Я ИДУ НА АБОРДАЖ, ДРУГ КАЗАРСКЙЙ!
Анна и Слэйд окончательно поссорились, прекратили танцевать, и Анна подошла к Стройникову. Стройников подхватил Анну и закружился с ней по площади, Слэйд налил себе полную кружку и залпом выпил, потом налил ещё и выпил снова. Он был взбешён. Казарский молча наблюдал на ним и за танцующими. Вдруг Слэйд обратился к Казарскому.
С л э й д . ВЫ СКОРО ВЫХОДИТЕ В МОРЕ?
К а з а р с к и й (равнодушно). КАК НАЧАЛЬСТВО ПРИКАЖЕТ.
С л э й д . НО У НАС ГОВОРЯТ, ЧТО ТУРКИ ЕЩЁ НЕ СЛОМЛЕНЫ, И ВАМ, НАВЕРНОЕ, ПРИХОДИТСЯ ДЕРЖАТЬ ЗДЕСЬ БОЛЬШИЕ СИЛЫ, ЧТОБЫ ПРОТИВОСТОЯТЬ ИМ?
К а з а р с к и й . ДОСТАТОЧНЫЕ…
С л э й д . А ВЫ КОМАНДУЕТЕ БОЛЬШИМ КОРАБЛЁМ, КАПИТАН?
К а з а р с к и й . ЕСЛИ ВАМ ЭТО ИНТЕРЕСНО… ДА, Я КОМАНДУЮ КОРАБЛЁМ. ВОЕННЫМ КОРАБЛЕМ.
С л э й д (окончательно войдя в роль этнографа). У ВАШИХ КОРАБЛЕЙ ТАКИЕ ВЫСОКИЕ МАЧТЫ! КАК ВЫ НА НИХ ЛАЗАЕТЕ? ПРЕДСТАВЬТЕ, Я В ДЕТСТВЕ БОЯЛСЯ ЗАЛЕЗТЬ ДАЖЕ НА ЧЕРДАК…
Стройников танцевал с Анной.
С т р о й н и к о в. ВАШ АНГЛИЙСКИЙ ДРУГ ЧЕМ-ТО ОЗАБОЧЕН?
А н н а . ДА, У НЕГО СЕГОДНЯ ПЛОХОЕ НАСТРОЕНИЕ…
С т р о й н и к о в . ОН, ПО-МОЕМУ, И ВАМ, ПРЕКРАСНАЯ АННА, ИСПОРТИЛ ПРАЗДНИК.
А н н а . НЕ БУДЕМ ОБ ЭТОМ…
Слэйд окончательно разошёлся и решил доконать Казарского.
С л э й д (хохочет). НЕ ПОДУМАЙТЕ НИЧЕГО ПЛОХОГО, КАПИТАН, ЭТО ЛЮБОПЫТСТВО ДИЛЕТАНТА… Я НЕ ПЕРВЫЙ РАЗ ОБЩАЮСЬ С ВОЕННЫМИ, ТЕМ БОЛЕЕ, С ТАКИМИ БРАВЫМИ. МНЕ ПРИХОДИЛОСЬ БЕСЕДОВАТЬ С ПОБЕДИТЕЛЕМ НАВАРИНА, АДМИРАЛОМ КОДРИНГТОЮМ.
К а з а р с к и й . ПОБЕДИТЕЛЕМ?
С л э й д . КОНЕЧНО, АДМИРАЛ КОДРИНГГОН СТАЛ ТОГДА НАЦИОНАЛЬНЫМ ГЕРОЕМ!
К а з а р с к и й . А РУССКИЕ?
С л э й д . А ПРИЧЁМ ЗДЕСЬ РУССКИЕ? ВЫ ХОТИТЕ СКАЗАТЬ, ЧТО ТАМ БЫЛИ ЕЩЁ И РУССКИЕ? (Казарский посмотрел на Слэйда с сожалением). РАССКАЖИТЕ, ЭТО ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО…
Стройников, которому вино с лепестками роз окончательно вскружило голову, решил, что путь к сердцу Анны свободен, и пошёл на приступ.
С т р о й н и к о в . А ЧТО ЕСЛИ Я ВАМ ПРЕДЛОЖУ СБЕЖАТЬ ОТСЮДА, ОТ ЭТИХ ДВУХ ЗАНУД (кивает в сторону Казарского и Слэйда) И ОТПРАВИТЬСЯ НА МОРСКУЮ ПРОГУЛКУ С ПОСЕЩЕНИЕМ МОЕГО КРАСАВЦА “РАФАИЛА”…УЖИН ПРИ СВЕЧАХ…С ПРЕКРАСНЫМ ФРАНЦУЗСКИМ ВИНОМ…
А н н а . НЕТ, НЕТ, ЧТО ВЫ, КАПИТАН! ЭТО НЕУДОБНО…
С т р о й н и к о в . НО ПОЧЕМУ ЖЕ… НЕУЖЕЛИ, ВЫ НЕ ХОТИТЕ УВИДЕТЬ ВСЮ МОЩЬ НАШЕГО ФЛОТА. И ВООБЩЕ… (он с силой притягивает её к себе)
А н н а (отстраняясь и останавливаясь). УВАЖАЕМЫЙ КАПИТАН! ВЫ ПОШЛИ НА АБОРДАЖ, НЕ ПОДГОТОВИВ АТАКУ. ПРОЩАЙТЕ!
С т р о й н и к о в . АННА, ВЫ МЕНЯ НЕПРАВИЛЬНО ПОНЯЛИ!
Анна подошла к Казарскому и Слэйду.
А н н а (Казарскому). У НАШИХ ДРУЗЕЙ РАЗБОЛЕЛАСЬ ГОЛОВА, ИМ, ПО ВСЕЙ ВЕРОЯТНОСТИ, НАДО ОТДОХНУТЬ! ПРОВОДИТЕ МЕНЯ, ГОСПОДИН КАПИТАН.
Казарский поднял глаза на Стройникова. Тот делал ему какие-то знаки за спиной Анны.
К а з а р с к и й . Я К ВАШШ УСЛУГАМ, МАДМУАЗЕЛЬ.
Слэйд и Стройников чокнулись и посмотрели им вслед.

Улицы Сизополя. День.
Казарский и Анна вышли из толпы.
А н н а . ХОТИТЕ, Я ПОКАЖУ ВАМ ГОРОД?
К а з а р с к и й . Я БУДУ СЧАСТЛИВ!
Они пошли по улице к морю. Везде трепетали красные ленты, полоски ткани и красные шарфы, а из окон изредка продолжала вылетать старая посуда.
К а з а р с к и й . СКАЖИТЕ, АННА, ВЫ ВЧЕРА ГОВОРИЛИ, ЧТО ВАША МАМА РОДИЛАСЬ В ОДЕССЕ, А КАК ЖЕ ВЫ ОКАЗАЛИСЬ ЗДЕСЬ?
А н н а . МОЯ МАМА, МАРИЯ ТРОФИМОВА, ВЫРОСЛА В СЕМЬЕ ОДЕССКОГО КУПЦА С КОТОРЫМ МОЙ БУДУЩИЙ ОТЕЦ ВЕЛ ПАРТНЁРСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. У ДЕДА БЫЛО ОДИННАДЦАТЬ ДЕТЕЙ И ОН С РАДОСТЬЮ ОТДАЛ ДОЧЬ ЗА СВОЕГО ДАВНЕГО ДРУГА И ПАРТНЁРА. Я РОДИЛАСЬ ЗДЕСЬ, В СИЗОПОЛЕ, НО ЧАСТО ЕЗДИЛА К ДЕДУ В ОДЕССУ И ЖИЛА ТАМ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ. МАМА БЫЛА С ОТЦОМ ВО ВРЕМЯ ВОССТАНИЯ И ПОГИБЛА ПРИ ШТУРМЕ МИССОЛУНГИ… ПОСЛЕ ЭТОГО Я УЖЕ НЕ ПОКИДАЛА ОТЦА.
Казарский молча слушал рассказ девушки.
А н н а . А ЗДЕСЬ У НАС РЫБНЫЙ РЫНОК, А ЗА НИМ НАЧИНАЕТСЯ НАБЕРЕЖНАЯ. А ГДЕ ЖИВУТ ВАШИ РОДИТЕЛИ?
К а з а р с к и й . ОТЕЦ УМЕР ПОЧТИ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД, А МАМА ТАК И ЖИВЕТ НА ДНЕПРЕ, ПОД ОРШЕЙ. ТАМ У НАС УСАДЬБА, ДВА ДОМА, ЛЕС… (Казарский почему то не знал, что дальше говорить) ЗАКОНЧИЛ НИКОЛАЕВСКОЕ УЧИЛИЩЕ. С ОДИННАДЦАТОГО ГОДА – НА СУДАХ…
Они вышли на площадь, где продолжались танцы, а у самого моря молодёжь качалась на огромных качелях.
А н н а (взяла Казарского за руку, потащила за собой) ВАМ ОБЯЗАТЕЛЬНО НУЖНО ПОКАЧАТЬСЯ НА НАШИХ КАЧЕЛЯХ! КАК, КАПИТАН?
Когда они подошли, толпа сразу расступилась и пропустила почётного гостя и его даму.
Качели достигли максимальной амплитуды, и у Казарского захватило дух. Кроме того, стоять на ровной, почти отполированной, доске, было непросто, но он стойко держался, видя, как радуется Анна. Она вся светилась радостью, а её поразительная красота притягивала и пьянила. Всё вокруг слилось в единый круговорот, нерезкий, летящий и загадочный. Время остановилось – была только Анна.
Качели остановились, Казарский первым спрыгнул с доски и хотел подать Анне руку, но девушка поспешно спрыгнула сама, но вдруг вскрикнула и упала на землю.
К а з а р с к и й . ЧТО С ВАМИ?
А н н а . НОГА! НОГУ ПОДВЕРНУЛА… ДУМАЮ, ЧТО СЕЙЧАС ПРОЙДЕТ…
Она попыталась идти, но опять вскрикнула и села на землю. Казарский снял с забора красный шарф и туго забинтовал ногу девушки, потом легко поднял её на руки и спросил:
К а з а р с к и й . В КАКУЮ СТОРОНУ?
А н н а (удивлённо). ЧТО?
К а з а р с к и й . КРАЙ СВЕТА!
А н н а (смеясь). ВВЕРХ ПО УЛИЦЕ…
Казарский шёл по улицам города, а люди, встречавшие их по дороге, улыбались и смотрели им вслед. Они были красивой парой. Высокий, стройный Казарский, в эполетах, наградах и с золотой шпагой на боку и на его руках стройная изящная девушка в лёгком кружевном платье и с цветком в волосах.

Дом Костаса. Гостинная. День.
Казарский положил девушку на диван.
А н н а . СПАСИБО! Я ДОСТАВИЛА ВАМ СТОЛЬКО ХЛОПОТ…
К а з а р с к и й . ЧТО ВЫ! МНЕ НЕ ХВАТАЛО ТОЛЬКО ХЛОПОТ! НЕТ ЛИ У ВАС ЛЬДА?
А н н а . В ПОГРЕБЕ, ВО ДВОРЕ НАЛЕВО.
Казарский сходил в погреб и принёс куски льда. Он разбил лёд, завернул его в тряпочку и приложил к ноге Анны.
К а з а р с к и й . ВОТ ТАК! СЕГОДНЯ ЛЕД И ПОКОЙ, А ЗАВТРА БУДЕТЕ БЕГАТЬ. ТОЛЬКО ТУГО ПЕРЕБИНТУЙТЕ… К СОЖАЛЕНИЮ, МНЕ ПОРА ИДТИ, ЗАВТРА МЫ ВЫХОДИМ В МОРЕ, ЕЩЁ УЙМА ДЕЛ.
А н н а (с сожалением). УЖЕ ЗАВТРА? Я ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРОВОЖУ ВАС. ВЕРНЁТЕСЬ, ЗАХОДИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА. Я БУДУ ВАС ЖДАТЬ, ХОТЯ МЫ ТОЖЕ УХОДИМ… В ГОРЫ. ЭТО НЕВАЖНО. ВЫ ВСЁ РАВНО ЗАХОДИТЕ, БОГ ДАСТ СВИДИМСЯ! ПУСТЬ НЕБО ПОШЛЁТ ВАМ УДАЧУ! ДО СКОРОГО СВИДАНИЯ, ДОРОГОЙ КАПИТАН!
Казарский поцеловал Анне руку и чуть дольше необходимого задержал её в своей. Выходя из дома, Казарский улыбался. Он был счастлив.

Сизополь. Городская пристань. Утро.
Корабли отряда Скаловского один за другим поднимали паруса и выходили в море. Слэйд в сопровождении Костаса, вышел на разбитую во время штурма Сизополя пристань.
С л э й д. ПРОЩАЙТЕ, ДОРОГОЙ КОСТАС! Я ОТ ДУШИ БЛАГОДАРЮ ВАС ЗА РАДУШНЫЙ ПРИЕМ И ПОМОЩЬ…
К о с т а с . УСПЕХА ВАМ И ПОПУТНОГО ВЕТРА! НАДЕЮСЬ, СВИДИМСЯ ЕЩЁ, ВЫПЬЕМ ДОБРОГО ВИНА. ПОГОВОРИМ. ЖАЛЬ, ЧТО АННА НЕ СМОГЛА ПРОВОДИТЬ ВАС. СТОЛЬКО ДЕЛ… МЫ ВЕДЬ ВЫСТУПАЕМ В ГОРЫ ПОСЛЕЗАВТРА.
С л э й д . ДА… ЖАЛЬ. ВЫ ЖЕ ЗНАЕТЕ МОЁ ОТНОШЕНИЕ К ВАШЕЙ ДОЧЕРИ, УВАЖАЕМЫЙ КОСТАС. К СОЖАЛЕНИЮ…
К о с т а с . АЛЕКСАНДР! НЕ НАДО СЕЙЧАС ОБ ЭТОМ… Я ЖЕ ВИЖУ И ПОНИМАЮ, ДАЖЕ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ВЫ ДУМАЕТЕ… Я НЕ ЖЕЛАЛ БЫ ДЛЯ СВОЕЙ ДОЧЕРИ ДРУГОГО СЧАСТЬЯ, ЧЕМ СЧАСТЬЯ РАЗДЕЛЁННОГО С ВАМИ, ДРУГ МОЙ! ПОЛОЖИМСЯ НА СУДЬБУ, А ТАМ… НУ, ПРОЩАЙТЕ, ХРАНИ ВАС ГОСПОДЬ!
Костас обнял Слэйда. Слэйд перепрыгнул на борт фелюки.
С л э й д (показывая на русские корабли). ПРОЩАЙТЕ! МНЕ БУДЕТ НЕ СКУЧНО В СОПРОВОЖДЕНИИ ТАКОГО ЭКСКОРТА!
Рыбаки оттолкнули фелюку от пристани, подняли парус, он наполнился ветром, и фелюка ходко пошла к выходу из бухты.

Сизопольская бухта. Палуба “Меркурия”. Утро.
Приняв всеми парусами утренний бриз, “Меркурий” шёл навстречу солнцу. Казарский стоял на мостике. Рядом с ним стоял Новосильский и Прокофьев.
К а з а р с к и й. НА РУЛЕ, НЕ ЗЕВАТЬ! ПОЛРУМБА ВПРАВО! ДЕРЖАТЬ НА “ПОСПЕШНЫЙ”.
Р у л е в о й Т и м о ф е й А н и к и н . ЕСТЬ ПОЛРУМБА ВПРАВО, ДЕРЖАТЬ НА “ПОСПЕШНЫЙ”!
Огромный красный диск вставал над морем.
К а з а р с к и й . СОСНОЙ ПАХНЕТ. Я УЖ, ГРЕШНЫМ ДЕЛОМ, И ПОЗАБЫЛ, КАК СОСНА ДОМА ПАХНЕТ, ТАК ЖЕ ИЛИ ИНАЧЕ?
П р о к о ф ь е в . КОНЕЧНО ИНАЧЕ! ВСЯКАЯ СОСНА СВОЕМУ БОРУ ШУМИТ!
Н о в о с и л ь с к и й . В РОССИИ ВСЕ ИНАЧЕ, ТАМ ДОМ, СТОРОНА РОДНАЯ…
К а з а р с к и й . ВЕРНО! В РОССИИ ВСЁ ИНАЧЕ! ТАМ ВЕСНА! БЕРЁЗА ПОДИ УЖ ЛИСТВУ ВСПУШИЛА ПАХУЧУЮ, А ЗДЕСЬ ВОТ НЕТ БЕРЁЗ… НЕ РАСТУТ. ИНАЯ ИМ ЗЕМЛИЦА НУЖНА И СОЛНЦА, ЧТОБ БЫЛО ПОМЕНЬШЕ…
Офицеры замолчали, каждый вспомнил свои родные края.
К а з а р с к и й . НУ, ДА ЛАДНО! ФЕДОР МИХАЙЛОВИЧ, ПАРУСА И СНАСТИ В ТВОЕЙ ВЛАСТИ! Я СПУЩУСЬ К СЕБЕ… ИВАН ПЕТРОВИЧ, ПРИ ИЗМЕНЕНИИ ВЕТРА, УВЕДОМЬТЕ МЕНЯ.
Новосильский и Прокофьев взяли под козырёк. Казарский сделал несколько шагов по палубе, и вдруг его внимание привлёк необычный всадник, скачущий вдоль обрывистого берега. Казарский обернулся, взял у Новосильского подзорную трубу, поднёс её к глазу и увидел… Анну! Её любимый вороной нёс свою хозяйку, с неподражаемой грациозностью и силой, по самому краю обрыва.

Палуба “Рафаила”. Мостик. Утро.
Фрегат “Рафаил” замыкал строй кораблей, выходящих в море. К Стройникову подошёл вахтенный офицер и, указывая на берег, сказал.
В а х т е н н ы й о ф и ц е р . КОГДА ТЕБЯ ПРОВОЖАЕТ В ПОХОД ТАКОЙ АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ, МОЖНО ЗАБЫТЬ ОБО ВСЕМ! ВЗГЛЯНИТЕ, ГОСПОДИН КАПИТАН !
Стройников взял протянутую подзорную трубу и увидел Анну, скачущую на коне вдоль берега. Её развевающееся белое платье, каштановые волосы и лёгкий шёлковый шарф придавали её движениям и движению её коня ещё большую стремительность.

Сизопольская бухта. Палуба фелюки. Утро.
Не мог оторваться от этого зрелища и Слэйд. Он сидел на корме фелюки и, глядя на сказочно-фантастическую всадницу, жалел, что у рыбаков нет подзорной трубы и он не может ещё раз полюбоваться столь дорогими для него чертами любимой женщины.
Доскакав до края обрыва, конь встал как вкопанный, а Анна сняла с плеч шарф и стала махать им вслед уходящим кораблям.
И каждый из трёх, смотрящих на неё, мужчин принял этот жест на свой счёт и помахал в ответ: Слейд – с надеждой, Стройников – с восхищением, Казарский – с грустью.
А Анна всё стояла на скале и смотрела в простирающуюся перед ней тревожно-туманную в которую, как в бесконечность уходили корабли. И когда уже берег стал растворяться в морской дымке, молодые люди увидели, как рядом с Анной появилась ещё одна, фигура старухи Киликеи, но вполне возможно, что это была просто причудливая игра света и тени, чудесный сказочный мираж, который можно часто наблюдать на морских просторах.

Чёрное море. Вечер.
Закатное солнце играло на верхушках волн. Отряд Скаловского во главе с “Парменом” шёл на восток.

Бриг «Меркурий». Лазарет. Вечер.
Казарский открыл дверь и вошёл в лазарет, где по-прежнему на животе лежал бедолага Гусев. Увидев капитана, фельдшер вскочил. Гусев тоже сделал движение встать на ноги, но Казарский остановил его. Капитан опустился на табурет, подставленный фельдшером.
К а з а р с к и й . КАК ТЫ, ГУСЕВ?
Г у с е в . ДА НИЧЕГО, ЗАРАСТЁТ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ, КАК НА ПСЕ ШЕЛУ-ДИВОМ, МУЖИЦКАЯ СПИНА ВЫНОСЛИВАЯ…
К а з а р с к и й . ВЫНОСЛИВА… ТЫ МНЕ СКАЖИ ЛУЧШЕ, ПОЧЕМУ В БЕГА ПУСТИЛСЯ?
Гусев посмотрел на капитана и отвёл глаза.
Г у с е в . ТАК ВЕДЬ ПО ДОМУ СОСКУЧИЛСЯ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ! (вздохнул) ЧТО НИ НОЧЬ, ТО ВИЖУ Я НАШУ ДЕРЕВНЮ НА РЕКЕ АЛОЛИ. ПТИЦ СЛЫШУ И ДУХ ХЛЕБА… ИЗ ПЕЧИ ИДЁТ, ГУСТОЙ, ГУСТОЙ… КОРОЧКОЙ ПАХНЕТ… ЭХ! (опять вздохнул) ТОСКА, ВИДАТЬ, ЗАЕЛА, ПЯТНАДЦАТЬ ГОДКОВ СПРАВНО СЛУЖИЛ, А ТУТ, ПОВЕРЬТЕ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ, НЕВМОГОТУ. РАЗВЕ Ж НЕ ПОНИМАЛ, ЧТО ПРИСЯГУ НАРУШАЮ, НА КРЕСТЕ, ЧАЙ, КЛЯЛСЯ СЛУЖИТЬ ЗА ВЕРУ, ЦАРЯ И ОТЕЧЕСТВО… (перекрестился) ВСЁ МАТРОС ПОНИМАЕТ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ, ТАК ВЕДЬ И ЖИЗНЯ, ОНА ВЕДЬ ТОЖЕ С ПОНЯТИЕМ… ТАКАЯ, В0Т, ДУМКА БЫЛА – СХОЖУ ДОМОЙ, УВИЖУ ВСЁ СВОИМИ ГЛАЗАМИ, ИЗБЯНЫМ ДУХОМ ОМОЮСЯ, С МАТУШКОЙ ПОГОВОРЮ, С БРАТЬЯМИ. ПОГЛЯЖУ, КАКИМИ ОНИ СТАЛИ… МАТЬ, ПОДИ, УЖЕ СТАРУХА, А МОЖЕТ И ПОМЕРЛА, ОТКУДА Ж ЗНАТЬ НАМ! В ДЕРЕВНЕ-ТО И НЕТ НИКОГО, КТО ГРАМОТЕ ОБУЧЕН… МОЖЕТ, ОНО КОНЕЧНО, И ПОМЕРЛА. ВОТ И РЕШИЛ, ПРИДУ, ВСЁ РАЗУЗНАЮ, БОГУ ПОМОЛЮСЬ, А ПОТОМ ВЕРНУСЬ РАЗ УЖ КРЕСТ ЦЕЛОВАЛ…
Казарский слушал матроса, уткнувшись подбородком в ладонь.
К а з а р с к и й (своим мыслям). ДА… ЖИЗНЬ, ОНА С ПОНЯТИЕМ… ЭТО ТОЧНО! (поднял взгляд на Гусева) ТЫ ВОТ ЧТО, ГУСЕВ, ТЫ ПИСАРЮ СКАЖИ, КТО ТАМ У ВАС БАРИН, КУДА ПИСАТЬ ЕМУ, ИЛИ ПРИПОМНИ, ГДЕ ВАШ ПРИХОД… ОН БАТЮШКЕ ВАШЕМУ ЗАПРОС ДАСТ, МОЛ, ПУСТЬ ОТПИШЕТ, КАК И ЧТО, А Я РАСПОРЯЖУСЬ. БОЛЬШЕ НИЧЕМ ПОМОЧЬ НЕ МОГУ, ПОТОМУ ЧТО НЕ МНОЙ ПОРЯДОК УСТАНОВЛЕН. ТАК ЧТО НИ У ОДНОГО ТЕБЯ ДОЛЯ ТАКАЯ, ТЫ ЭТО ПОЙМИ, ГУСЕВ…
Г у с е в (растроганно). ПРЕМНОГО БЛАГОДАРЕН, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ, ЗА ЗАБОТУ.
Казарский вышел из лазарета.
Ф е л ь д ш е р (перекрестился). ГОСПОДИ! ПОМОГИ ЕМУ И СОХРАНИ ЕГО ДОБРУЮ ДУШУ!

Палуба “Меркурия”. Вечер.
Казарский поднялся на палубу. У борта штурман Прокофьев учил Федю Спиридонова определяться по звёздам.
П р о к о ф ь е в . ВОТ И ХОРОШО… ТЫ ЦИФИРЬ-ТО ЗАПИСЫВАЙ, ВСЁ НЕ УПОМНИШЬ.., ВОТ… И ОПЯТЬ С ГОРИЗОНТОМ СОВМЕСТИ. ТАК! У НАС ИНСПЕКТОР ШТУРМАНСКИЙ В КОРПУСЕ БЫЛ… СКАРАБЕЛЛИ ЕГО ФАМИЛИЯ… ЧУДАК БЫЛ СТРАШНЫЙ, НО ДЕЛО СИЛЬНО РАЗУМЕЛ! ТАК ОН ВСЁ ГОВОРИЛ: ДЕЛО ШТУРМАНСКОЕ – СУТЬ, ОСНОВА МОРЕХОДНАЯ! КУДЫ УПЛЫВЁШЬ, КОЛЬ КООРДИНАТУ НЕ ЗНАЕШЬ? БЕЗ КООРДИНАТЫ И В САРТИР НЕ ДОЙДЁШЬ! И ЕЖЛИ НЕ С БАРЫШНЯМИ ПО ПРИШПЕКТУ ШЛЫНДРАТЬ, А КАЖДЫЙ ДЕНЬ ЗАДАЧКИ НАВИГАЦКЙЕ ЩЁЛКАТЬ – НЕ БУДЕТ НИКАКОЙ КОНФУЗИИ НИ В ЖИЗНИ, НИ В БАТАЛИИ!.. ПЛАШКУ-ТО ЗАКРЕПИ. НУ, СКОЛЬКО?
Ф е д я . ШЕСТНАДЦАТЬ!
П р о к о ф ь е в . О! ШЕСТНАДЦАТЬ… ЗАПИШИ И ЙДЕМ К КАРТЕ!
На баке, как всегда, о чём-то беседовали матросы. Казарский остановился на шканцах. Впереди, блестя на заходящем солнце громадой красных парусов, шёл «Штандарт» и далее весь отряд во главе с «Парменом».
Казарскому вдруг вспомнился родной Днепр в утренней пелене стелющегося тумана, дом и мать, сидящая у окна… Потом глаза Анны и её последние слова при вчерашнем расставании: «ПУСТЬ НЕБО ПОШЛЁТ ВАМ УДАЧУ! ДО СКОРОГО СВИДАНИЯ, ДОРОГОЙ КАПИТАН». До Скорого? Увидимся ли вообще? А так бы хотелось снова её увидеть, снова пройтись по берегу, снова заглянуть в глаза…
К Казарскому подошёл мичман Притупов.
П р и т у п о в . ГОСПОДИН КАПИТАН! РАЗРЕШИТЕ…
К а з а р с к и й . Я СЛУШАЮ ВАС, ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ!
П р и т у п о в . ВЫ ПРОСИЛИ НАПОМНИТЬ НАСЧЁТ ЗАВТРАШНИХ УЧЕНИЙ…
К а з а р с к и й . ДА, ДА! ЗАВТРА ПОПОЛУДНИ НАЗНАЧАЮ ПАРУСНЫЕ УЧЕНИЯ. С КОМАНДИРОМ ОТРЯДА Я ЭТОТ ВОПРОС СОГЛАСОВАЛ, ОН ДАЛ Д0БРО: НАМ ДОЗВОЛЕНО НА ВРЕМЯ УЧЕНИЙ ПОКИДАТЬ СТРОЙ И ЛАВИРОВАТЬ В ПРЕДЕЛАХ ДВУХ-ТРЁХ КАБЕЛЬТОВЫХ. ПОДГОТОВЬТЕ С ФЕДОРОМ МИХАЙЛОВИЧЕМ МАЛЕНЬКУЮ ПРОГРАММУ, И МНЕ ЕЁ УТРОМ ПОКАЖИТЕ. ДОБРОЙ НОЧИ!
П р и т у п о в . СЛУШАЮСЬ! РАЗРЕШИТЕ ИДТИ?
Казарский кивнул и взял под козырёк. Мичман ушёл, а Казарский сделал ещё несколько шагов по палубе и услышал сиплый голос Артамона Тимофеева.
Т и м о ф е е в . МЕНЯ ОТЕЦ УЧИЛ: НАША, МОЛ, ЗЕМЛЯ РУССКАЯ – ДО ТЕХ ПОР, КУДА ПЛУГ ХОДИЛ ДА СОХА, КУДА ТОПОР ХОДА ДА КОСА – ДО ТЕХ ПОР, МОЛ, И ЗЕМЛЯ РУССКАЯ! И ТО ВЕРНО, ЧТО МЫ С БАСУРМАНОМ ВОЕВАТЬ ПО СВОЕЙ ВОЛЕ ПРИШЛИ. САМ РУССКИЙ НАРОД КРОВОПРОЛИТИЕ НИКОГДА НЕ ЗАТЕВАЛ, ЭТО УЖ НЕТ! НУ, А ЕСЛИ К НАМ, ТАМ, НЕЗВАННЫЕ ГОСТИ, НАПОЛЕОНА КАКАЯ ЛОМИТСЯ – ТУТ ИЗВИНИ… РУКЕ НАШЕЙ ОТ СОХИ ДО МЕЧА ДОТЯНУТЬСЯ НЕДОЛГО! И ТОГДА ДЕРЖИСЬ!
А р е х о в . ЗНАЕШЬ, ЗАХАРЫЧ, И Я ВОТ ВСЁ ДУМАЛ: С ОДНОЙ СТОРОНЫ – КАК ЖЕ НАМ ТУРКУ НЕ БИТЬ? ПОШТО ЗЕМЛЮ НАШУ ОТНЯТЬ ХОТИГЕ? ПОШТО ВЫ СОТНИ ЛЕТ НА ГРЕЦКОЙ ЗЕМЛЕ КРОВЬ ХРИСТИАНСКУЮ ПРОЛИВАЕТЕ? А С ДРУГОЙ СТОРОНЫ – ДАЖЕ В ПИСАНИИ СКАЗАНО: НЕ УБИЙ! ВОЙНА, КОНЕЧНО, ГРЕХ ТЯЖКИЙ…
Щ е р б а к о в . ТАК МЫ ЖЕ НЕ ПО СВОЕЙ ВОЛЕ…
Т и м о ф е е в . ТО-ТО И ОНО, ЕТИШКИН КОТ! КТО БОГУ НЕ ГРЕШЕН, ЦАРЮ НЕ ВИНОВАТ. МЫ ЛЮДИ ПОДНЕВОЛЬНЫЕ! ОДНАКО Ж ЕСЛИ БЫ МЕНЯ СПРОСИЛИ, Я БЫ СКАЗАЛ, ГДЕ, КАК И ЗА ЧТО ВОЕВАТЬ! НУ ЧТО Ж, ХВАТИТ НА СЕГОДНЯ, ПОРА НА БОКОВУЮ!
Звёзды сверкали на небе. Задумчиво было лицо Казарского,

Дорога на окраине Сизополя. День.
Отряд повстанцев длинной цепью уходил в горы. За вооруженными людьми двигались многочисленные телеги и повозки с оружием, боеприпасами и провиантом. Костас остановился помочь сдвинуть с места застрявшую телегу, когда мимо него проскакала Анна. Она, заметив отца, осадила коня и вернулась назад.
К о с т а с . КАК ДЕЛА, ДОЧКА, УДАЛОСЬ СОБРАТЬ ЧТО – НИБУДЬ?
А н н а . ДА, 0ТЕЦ. В КИРИОСЕ УДАЛОСЬ СОБРАТЬ ПЯТЬ ЯЩИКОВ ПЕРЕВЯЗОЧНЫХ МАТЕРИАЛОВ И ДЕСЯТЬ МЕШКОВ КРУПЫ И ФАСОЛИ.
К о с т а с . ВОТ И СЛАВНО! ХОРОШО, ДОЧКА.
А н н а . И ЕЩЁ, ОТЕЦ… ПЛЕННЫЙ ТУРОК, ВЗЯТЫЙ РУССКИМИ ЕГЕРЯМИ, ГОВОРИЛ, ЧТО ГУССЕЙН ПОЛУЧИЛ СУЛТАНСКИЙ ФИРМАН, ПО КОТОРОМУ ЯНЫЧАРАМ РАЗРЕШЕНО ПРОДАВАТЬ В РАБСТВО ПЛЕННЫХ ХРИСТИАН.
К о с т а с . ВОТ НЕХРИСТИ ОКАЯННЫЕ, ЕЩЁ ЧЕГО ПРИДУМАЛИ. МАЛО НАМ ГОРЯ ОТ НИХ ПРИШЛО, А ТУТ – В РАБСТВО… ОХ, И ВСЫПЕМ МЫ ИМ НАПОСЛЕДОК! А ТЫ, ДОЧЕНЬКА, НЕ СПЕШИ, ДЕРЖИСЬ В СЕРЕДИНЕ КОЛОННЫ, МАЛО ЛИ ЧТО?
А н н а (пришпоривая коня). ХОРОШО, ОТЕЦ, НЕ ВОЛНУЙСЯ! ДО ВЕЧЕРА В ДЕКЕРДЖЕ!

Чёрное море. Палуба “Меркурия”. День.
Отряд Скаловского всё тем же походным порядком шёл к берегам Анатолии. На палубе “Меркурия” собрались все офицеры. Команда построена на шканцах.

К а з а р с к и й (пряча часы в карман). НАЧИНАЙТЕ, СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ!
С к а р я т и н . СВИСТАТЬ ВСЕХ НАВЕРХ, В ГАЛФИНД СПУСКАТЬСЯ!
Мачтовые командиры повторяют команды, сопровождая её дудками: “ВСЕ НАВЕРХ!” “В ГАЛФИНД СПУСКАТЬСЯ!» Матросы побежали по вантам.
Б о ц м а н . ШЕВЕЛИСЬ! ВПЕРЁД, ЧЕРТИ СМОЛЁНЫЕ! СПИТЕ, КАНАЛЬИ!
Не отставал от боцмана и мичман Притупов.
П р и т у п о в . ПОСПЕШАЙ! ГЛЯДИ У МЕНЯ, ЗАД ТВОЙ, ВОЛЯ МОЯ – ДРАТЬ БУДУ!
С к а р я т и н . НА БРАСЫ, КЛИВЕРШКОТЫ И ГИКАШКОТЫ! ПРАВО РУЛЯ!
Матросы действовали быстро и слаженно.
С к а р я т и н . ПОШЁЛ БРАСЫ НА ЛЕВУЮ, КЛИВЕРШКОТЫ И ГИКАШКОТЫ ТРАВИТЬ! ОДЕРЖИВАТЬ! ТАК ДЕРЖАТЬ! БРАСЫ И ШКОТЫ ПРИДЕРЖИВАТЬ!
Казарский внимательно следил за действиями команды. В этот момент грот заполоскал, и тут же послышалась команда офицера.
С к а р я т и н . НА ГРОТА-ГИТОВЫ! ГРОТ НА ГИТОВЫ! СЛАБИНУ ВЫБРАТЬ!
Паруса наполнились ветром и “Меркурий” лёг на новый курс
С к а р я т и н . НАВЕТРЕННЫЕ МАРСА И БРАМ-ЛИСЕЛИ СТАВИТЬ! МАРСОВЫЕ К ВАНТАМ! ПО МАРСАМ И САЛИНГАМ! ЛИСЕЛЯ ПРИПОДНЯТЬ! ЛИСЕЛЯ ПОСТАВИТЬ!
Приняв ветер лиселями, “Меркурий” рванулся и весело побежал вперёд.
С к а р я т и н (подошёл к Казарскому). ГОСПОДИН, КАПИТАН – ЛЕЙТЕНАНТ! МАНЁВР ЗАВЕРШЕН. КУРС ЗЮЙД-ЗЮЙД-ОСТ.
К а з а р с к и й (доставая часы). ДОБРО. ТАК ДЕРЖАТЬ!
Казарский прошёлся по палубе и остановился у запыхавшихся матросов.
К а з а р с к и й . ЧТО Ж, РЕБЯТА, НЕПЛОХО… ДЛЯ ВОСКРЕСНОЙ ПРОГУЛКИ! ТАК И ОСМАНЫ МОГУТ! НАША ЗАДАЧА – ВДВОЕ, ВТРОЕ БЫСТРЕЕ НИХ МАНЕВР ПРОИЗВОДИТЬ. ВОТ ГДЕ УДАЧА! ВОТ ГДЕ ПОБЕДА! ВОТ, НАПРИМЕР ТЫ, БРАТЕЦ!
В а с и л ь е в (сделав шаг вперёд). МАТРОС ПЕРВОЙ СТАТЬИ, ЕФРЕМ ВАСИЛЬЕВ!
К а з а р с к и й . КАКОЙ ГОД СЛУЖИШЬ?
В а с и л ь е в . ОСЬМНАДЦАТЫЙ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ!
К а з а р с к и й . КАКИМ УЗЛОМ ГОРДЕНЬ ВЯЖЕШЬ, ЕФРЕМ?
В а с и л ь е в . ДВОЙНЫМ, С ПЕТЛЁЮ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ! ЧТОБ, ЗНАЧИТ, КРЕПЧЕ.
К а з а р с к и й . А ПОЧЕМУ ЕГО ПОТОМ РАЗВЯЗАТЬ НЕВОЗМОЖНО?! В НАШЕМ ДЕЛЕ, СЕКУНДА ДЕЛО РЕШАЕТ! КТО-ТО УЗЕЛ НЕ РАЗВЯЗАЛ, ПОТОМ ПАРУС ЗАПОЛОСКАЛ, А ПОТОМ КО ДНУ… РЫБ КОРМИТЬ?! В МОРЕ ДВЕ ВОЛИ: ЧЬЯ СИЛЬНЕЕ, Я БЫ ДОБАВИЛ, И БЫСТРЕЕ, ТА И ВОЗЬМЁТ! ПРОТИВНИК ЖДАТЬ НЕ БУДЕТ. ДАЛЬШЕ: СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ ДАЁТСЯ МАРСОВОМУ, ЧТОБ ДО САЛИНГА ДОБРАТЬСЯ?
Казарский обвёл всех взглядом.
К а з а р с к и й (Арехову). ГОВОРИ!
А р е х о в . НЕ МОГУ ЗНАТЬ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ! МЫ ВСЮ ЖИСТЬ НА ГЛА-
3ОК, ПО ЧУЙВСТВУ, ТАК СКАЗАТЬ…
К а з а р с к и й . ПО ЧУВСТВУ… ТРИ МИНУТЫ – ЭТО НА ЛИНЕЙНЫХ КОРАБЛЯХ, А У НАС МЕНЬШЕ… ВОТ ТЫ…
Б е з б а б к о в . СТАРШИЙ ЮНГА ПАВЕЛ БЕЗБАБКОВ!
К а з а р с к и й . СТАРШИЙ ЮНГА БЕЗБАБКОВ ДОБИРАЛСЯ ДО САЛИНГА ТРИ С ПОЛОВИНОЙ МИНУТЫ! ОЧЕНЬ ПЛОХО! РУССКИЙ МАТРОС ВСЁ ЭТО ДОЛЖЕН ДЕЛАТЬ В ДВА РАЗА БЫСТРЕЕ.
В толпе матросов зашумели.
К а з а р с к и й . ЧТО СЧИТАЕТЕ НЕВОЗМОЖНО?
А н и к и н . ТАК ТОЛЬКО АНГЕЛ С КРЫЛЫШКАМИ МОЖЕТ!
Боцман влепил Аникину затрещину.
К а з а р с к и й . ОДНАКО, Я ДОПОДЛИННО ЗНАЮ, ЧТО И НА “МЕРКУРИЙ” ЕСТЬ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СМОЖЕТ ДО САЛИНГА И ОБРАТНО ЗА ДВЕ МИНУТЫ, ДЕЛАЛ ЭТО НЕОДНОКРАТНО. БОЦМАН!
К а н и в ч е н к о (выходя из-за спин матросов). Я, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ.
К а з а р с к и й . КТО, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, ЛУЧШИЙ МАРСОВЫЙ НА “МЕРКУРИИ”?

К а н и в ч е н к о . МАТРОС ВТОРОЙ СТАТЬИ АНИСИМ АРЕХОВ! (обернувшись к матросам) А, БРАТВА?
Матросы зашумели: “ТАК ТОЧНО! АРЕХОВ АНИСИМ – ЛУЧШИЙ!»
К а з а р с к и й . А ЧТО, АРЕХОВ? ДО САЛИНГА И ОБРАТНО – ЛЮБОГО ОБГОНИШЬ?
А р е х о в . ТАК ТОЧНО, ВАШЕ ВЫСКОБЛАГОРОДИЕ, ЗДЕСЬ -ЛЮБОГО!
К а з а р с к и й . А МЕНЯ?!
Арехов растерялся. Он обернулся на матросов, которые дружно зашумели, а некоторые хитро заулыбались, предвкушая любопытное зрелище.
А р е х о в . ПРОСТИТЕ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ, НЕ ПОНЯЛ!
К а з а р с к и й . ЧТО ТЫ НЕ ПОНЯЛ? Я, КАПИТАН КАЗАРСКИЙ, ПРЕДЛАГАЮ ТЕБЕ ПАРИ, ЧТО МЕНЕЕ ЧЕМ ЗА ДВЕ МИНУТЫ СБЕГАЮ ДО САЛИНГА И ОБРАТНО. ОБОЙДЁШЬ МЕНЯ – КОМАНДЕ ПО ЛИШНЕЙ ЧАРКЕ В ОБЕД, А ТЕБЕ ЗВАНИЕ ОЧЕРЕДНОЕ!
П р и т у п о в (Прокофьеву). НЕ ОДОБРЯЮ Я ЭТИ ШАШНИ С КОМАНДОЙ! ЧТО МУЖИКУ ДОКАЖЕШЬ, А ЕСЛИ ЧЕСТЬ СВОЮ УРОНИШЬ, ДВОРЯНСКУЮ? ГЛУПО!
П р о к о ф ь е в . А МОЖЕТ НАОБОРОТ?
А р е х о в (осмелев, Казарскому). ОСМЕЛЮСЬ СПРОСИТЬ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОГОДИЕ, ВЫ САМИ СО МНОЙ БУДЕТЕ, ИЛИ КОГО ВМЕСТО СЕБЯ ПОСТАВИТЕ?
К а з а р с к и й . ДА ТЫ НИКАК БОИШЬСЯ МЕНЯ, АНИСИМ? ЗАЧЕМ КОГО-НИБУДЬ? Я САМ ТЕБЕ КОНФУЗ УСТРОЮ!
А р е х о в . БЕЗ ПОДДАВКОВ?
К а з а р с к и й . НУ! БОЦМАН! КОМАНДУЙ! СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ, ПОЖАЛУЙСТА – ВРЕМЯ!
Арехов перекрестился. Скарятин, улыбаясь, достал свой хронометр. Казарский скинул китель и ботинки, а потом подошёл к боцману,
К а з а р с к и й . НАЧИНАЕМ НА СЧЕТ “ТРИ”!
Они хорошо смотрелись рядом: красавец матрос, который был примерно на полголовы выше Казарского и у которого гора мышц чувствовалась даже через рабочую голландку, и изящный, стройный капитан, в белоснежной шёлковой рубахе, чёрных безупречных брюках с блестящими лампасами и босиком. Казарский встал у одного борта, Арехов – у другого. Офицеры, также заинтригованные соревнованием, подошли ближе и смешались с толпой матросов.
Матросы подбадривали Арехова: ЗАРАБОТАЙ ЧАРОЧКУ ДЛЯ БРАТКОВ, АНИСИМ! НЕ ПОДВЕДИ!
К а з а р с к и й . БОЦМАН!
К а н и в н и ч е н к о . НА САЛИНГ! ПОШЁЛ! РАЗ… ДВА… ТРИ!
Казарский и Арехов одновременно прыгнули на ванты и споро побежали вверх. До марса они добрались почти одновременно, но Арехов замешкался в люке, а Казарский, совершив немыслимый кульбит с наружной стороны марса, оказался шагов на пять-семь впереди. Все охнули. Далее было видно, что Арехов, не выдержав темпа, стал отставать всё более существенно, а когда Казарский, ухватившись за канат, скользнул вниз и через миг оказался на палубе, вообще замер на салинге. Раздались аплодисменты. Через несколько секунд рядом с капитаном оказался и матрос.
С к а р яя т и н . МИНУТА СОРОК! БРАВО, ГОСПОДИН, КАПИТАН!
К а з а р с к и й (раскрасневшийся и довольный). МОЛОДЕЦ, АРЕХОВ! ВОТ ЭТО МАТРОС! ЧАРКУ ВОДКИ ЕМУ ЗА СЧЁТ КАПИТАНА!
А р е х о в (смущённо).
– ПРЕМНОГО БЛАГОДАРЕН, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ! Я НА МАЛЁК ПО-
СКОЛЬЗНУЛСЯ, А ТО БЫ…
А н и к и н . ТЫ БЫ, ТЫ БЫ! КОНФУЗИЯ ПОЛНАЯ, БРАТ, ПОЛУЧИЛАСЬ. ЗДОРОВО ЕГО ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ ТЕБЯ ПРИЛОЖИЛ!
Т и м о ф е е в . ВОТ ЭТО, БРАТВА, И КОМАНДИР У НАС!
Федя Спиридонов хохотал от радости.
П р о к о ф ь е в . ВОТ ЭТО ОРЁЛ!
П р и т у п о в . ВСЁ РАВНО ЗРЯ ОН, ПЕРЕД МУЖИКАМИ… НЕГОЖЕ НАМ С ГОЛЫТЬБОЙ ЯКШАТЬСЯ!
Степан подал Казарскому китель, сдувая на ходу с него пылинки.
К а з а р с к и й . БЕЗ ТРОИЦЫ ДОМ НЕ СТРОИТСЯ, СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ, А ТЕПЕРЬ ПОВТОРИМ МАНЕЕВР!
С к а р я т и н . ПО МЕСТАМ СТОЯТЬ! В БАКШТАГ СПУСКАТЬСЯ!

Горное селение Декердже. Вечер.
Длинной колонной входил отряд Костаса в Декердже. Костас и Анна вместе с авангардом въехали на площадь перед маленькой церковью. Из соседнего дома вышел Димитриадис со своим адъютантом Васей Андруцаки. Костас и Димитриадис обнялись.
Д и м и т р и а д и с . СЛАВА БОГУ! НАКОНЕЦ-ТО! МЫ УЖЕ ДУМАЛИ, ЧТО С ВАМИ ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ.
К о с т а с . НА ПЕРЕВАЛЕ БЫЛ СИЛЬНЫЙ ТУМАН… А КАК ДЕЛА У ВАС?
Д и м и т р и а д и с . У НАС ВСЁ ГОТОВО. ЗАВТРА МОЖНО ВЫСТУПАТЬ.
К о с т а с . ТУРКИ ДАЛЕКО?
Д и м и т р и а д и с . МАЛОЧИСЛЕННЫЕ ОТРЯДЫ ВИДЕЛИ В ДВУХ ПЕРЕХОДАХ ОТСЮДА. ОСНОВНЫЕ ЖЕ СИЛЫ ПРОТИВНИКА ОТХОДЯТ К МОРЮ, ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ОКАЗЫВАЯ СОПРОТИВЛЕНИЯ.
К о с т а с . ЯСНО! ПОЙДЁМ НАЛЕГКЕ, ОБОЗ И ЖЕНЩИН ВРЕМЕННО ОСТАВИМ ЗДЕСЬ.
Д и м и т р и а д и с (адъютанту). РАЗМЕСТИТЕ ЛЮДЕЙ ПО ДОМАМ И ПРЕДУПРЕДИТЕ, ЧТО НА РАССВЕТЕ ВЫСТУПАЕМ.

Дорога в горах. Ночь.
Из полосы предрассветного тумана появился большой отряд всадников. Чернобородый предводитель остановился, поднял руку, и янычары застыли за его спиной. Навстречу отряду, из-за скалы, вышел Саид, держа коня под узцы.
С а и д . ПРИВЕТСТВУЮ ТЕБЯ, АГА! ВПЕРЕДИ ДЕКЕРДЖЕ! ТЫ ВИДИШЬ ЕГО?
Саид указал нагайкой на белое греческое селение, открывшееся внизу.
С а и д (прищурившись). ТАМ МНОГО ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ. А ВЧЕРА ВЕЧЕРОМ В ДЕКЕРДЖЕ ВОШЁЛ НЕБОЛЬШОЙ ОТРЯД.
А г а . НО ЭТИ НЕВЕРНЫЕ НЕ ВОЮЮТ ПРОТИВ НАС, САИД, ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ ПОКА…
С а и д . ДВЕ СОТНИ ВООРУЖЁННЫХ ЛЮДЕЙ С ДВУМЯ ПУШКАМИ СОБИРАЮТСЯ МИРНО ПАХАТЬ ЗЕМЛЮ? ИЛИ ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ МЫ ВЕРНУЛИСЬ В СТАМБУЛ НИЩИМИ?
А г а . ЧТО ДЕЛАТЬ, НА ЭТОТ РАЗ НАМ НЕ ПОВЕЗЛО!
С а и д (недобро усмехаясь). НА АУРИТ-БАЗАРЕ НЕ ЗАДАЮТ ВОПРОСОВ. ТАМ ТОРГУЮТ. ПРОДАЮТ И ПОКУПАЮТ…
А г а . ТЫ МЕНЯ УБЕДИЛ…
Ага пришпорил коня и пустил его в галоп, а весь отряд немедленно устремился за ним.

Горное селение Декердже. Раннее утро.
Вихрем налетели янычары на селение. Запылали дома. Старых, немощных и тех, кто оказывал сопротивление убивали, остальных щадили как хороший «товар».
Сайд выволок из дома молодую женщину с ребёнком.
Костас и Димитриадис сражались плечом к плечу, но сил у нападавших было намного больше. Вот, пронзённый сразу несколькими ятаганами, пал Димитриадис.
Костас бился с Агой, когда, подкравшийся сзади, Саид всадил в него свой ятаган. На Анну навалился здоровый турок, но она чудом сумела выскользнуть из под него и бросилась бежать, подхватив на ходу кинжал. Ага преградил ей путь, и в следующий миг кинжал торчал в его груди. Ага страшно закричал, покатился по земле и замер. Подбежавший янычар взмахнул саблей, но она не опустилась на голову Анны. Под его удар подставил свой ятаган Саид.
С а и д . НЕ СПЕШИ, СЕЛИМ! АГЕ УЖЕ НЕ ПОМОЧЬ, А ЗА НЕЁ… НА АУРИТ-БАЗАРЕ НАМ ЗАПЛАТЯТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЗА ДЮЖИНУ НЕВОЛЬНИЦ… КАКОЙ ПАША НЕ ПОЖЕЛАЕТ ИМЕТЬ ТАКУЮ В СВОЕМ ГАРЕМЕ?

Чёрное море. Район мыса Айя. Ночь.
Светит луна. Бесшумными тенями лунную дорожку пересекают огромные парусники. Справа по борту встаёт отвесная стена прибрежных скал. От берега отделяется лёгкая тень кочермы.

Чёрное море. Район мыса Айя. Борт кочермы. Ночь.
Коренастый чернобородый человек, стоящий на носу, пристально вглядывается вперёд. Подняв палубный фонарь, он трижды прикрыл его полой бушлата и замер в ожидании. С первого приближающего парусника ответили таким же сигналом.
Х р и с т о (тихо). ПАРУС ДОЛОЙ! ЛЕЧЬ В ДРЕЙФ
Его команда была немедленно исполнена. Христо подтянул за буксирный конец шлюпку, спустился в неё и взялся за вёсла. Огромные корабли хорошо различались на фоне скал.

Район мыса Айя. Борт “Пармена”. Ночь.
Христо привязал шлюпку к свисающему штормтрапу и вскарабкался на палубу.
О ф и ц е р (протягивая руку). КАЛАМЕРА ХРИСТО. ТЫ КАК ВСЕГДА ТОЧЕН. ИДЁМ, ИВАН СЕМЁНОВИЧ ЖДЕТ ТЕБЯ.

Район мыса Айя. «Пармен». Каюта Скаловского. Ночь.
Скаловский и собравшиеся командиры кораблей с нетерпением встретили вошедшего Христо.
С к а л о в с к и й . ЗДРАВСТВУЙ, ХРИСТО! РАД ВИДЕТЬ ТЕБЯ ЖИВЫМ И НЕВРЕДИМЫМ. РАССКАЗЫВАЙ! УДАЛОСЬ?
Х р и с т о (белозубо улыбаясь). УДАЛОСЬ, УДАЛОСЬ, ИВАН СЕМЁНОВИЧ! ДАЙТЕ БУМАГУ И ПЕРО.
Сахновский протянул Христо перо и чернильницу. Все присутствующие офицеры, а среди них и Казарский, придвинулись к столу.
Х р и с т о (вычерчивая план Пендераклии). ЗДЕСЬ ВХОД В ГАВАНЬ… ФОРТ… ДВЕ БАТАРЕИ НА МЫСЕ БАБА… АДМИРАЛТЕЙСТВО РАСПОЛОЖЕНО ЗА МЫСОМ. ЗДЕСЬ ВЕРФЬ, МАСТЕРСКИЕ, СКЛАДЫ, ОДИН ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ УЖЕ НА ПЛАВУ, ФРЕГАТ ЕЩЁ НА СТАПЕЛЕ… ПРИСТАНЬ… ЗДЕСЬ ТОЛЬКО МАЛЫЕ СУДА, ФЕЛЮКИ, КИРЛАНГИЧИ, ЧЕКТЫРМЫ, ОКОЛО ДВУХ ДЕСЯТКОВ… ВОТ ЗДЕСЬ… (положил перо) ТЕПЕРЬ ВСЁ…
Собравшиеся офицеры напряжённо следили за возникающим на листе планом.
С к а л о в с к и й (распрямляясь). СПАСИБО, ДРУГ, ЗА ТВОЮ НЕОЦЕНИМУЮ ПОМОЩЬ! ГОСПОДА, ОФИЦЕРЫ! ЗАДАЧА НА ЗАВТРА ЯСНА! НАШ КОЗЫРЬ – ВНЕЗАПНОСТЬ! ЗАСТАНЕМ ПРОТИВНИКА ВРАСПЛОХ – ПОЛОВИНА ПОБЕДЫ. К ПЕНДЕРАКЛИИ ПОДОЙДЕМ НОЧЬЮ, И АТАКОВАТЬ БУДЕМ СХОДУ, ДВУМЯ ЛИНИЯМИ. ПЕРВАЯ ЛИНИЯ: “ПАРМЕН”, “НОРД-АДЛЕР», “ИОАНН ЗЛАТОУСТ», “ПОСПЕШЫЙ”. ЗАДАЧА – ПОДАВИТЬ ФОРТ, ДАЛЕЕ ВСЕМИ СИЛАМИ СЖЕЧЬ ЭТУ СКОРЛУПУ (показал на спущенный линейный корабль). ВТОРАЯ ЛИНИЯ: “ШТАНДАРТ”, “МЕРКУРИЙ”. ЦЕЛЬ – СТАПЕЛЬ, СКЛАДЫ, ПРИСТАНЬ, МАЛЫЕ СУДА. (обвёл взглядом офицеров) ВСЁ ЯСНО? ТОГДА С БОГОМ!

Пендераклия. 7 мая 1829 года. Утро. Палуба “Меркурия”.
Ещё до восхода солнца, корабли русской эскадры скрытно подошли к Пендераклии и с первыми лучами солнца вслед за “Парменом” потянулись к входу в гавань. С берега, ещё окутанного дымкой, доносились крики муэдзинов: «И…БИСМАЛА РАХМА… УЛЬ РАХИИМ…».
Матросы молча слушали их завывания.
Т и м о ф е е в . ИШЬ, БАСУРМАНЕ, СВОЕГО БОГА КЛИЧУТ…
Л и с е н к о . ТОЖЕ СВОЕГО БОГА ИМЕЮТ, А КАК ЗВЕРИ ЖЕСТОКИЕ… ЭВОН, КАК В СИ3ОП0ЛЕ НАШИХ ЕГЕРЕЙ ИЗУРОДОВАЛИ. ГОЛОВЫ НА КОЛ…
Т и м о ф е е в . ПУЖАЮТ НАС БАСУРМАНЕ, КОГДА МЁРТВЫХ КАЗНЯТ. А ТО ИМ НЕВДОМЁК, ЧТО РАЗ ОНО ТАК, СТАЛО БЫТЬ, БОЯТСЯ ОНИ НАШЕГО БРАТА!
Щ е р б а к о в . БОЯТСЯ! ЕЩЁ КАК БОЯТСЯ… ИЗ БОСФОРУ КЛЕЩАМИ НЕ ВЫТАЩИШЬ! (наклоняется к пушке и с любовью её поглаживает). ЭХ, ПРИЛОЖУ Я ИМ ПО УТРЯНОЧКЕ, МАТЬ ВАШУ…
Казарский, стоя на корме, смотрел в подзорную трубу.
К а з а р с к и й . ШТУРМАН, КАК НА РУМБЕ?
П р о к о ф ь е в . ВЕСТ-НОРД-ВЕСТ!
К а з а р с к и й . ОТЛИЧНО! ПРИБАВИТЬ ПАРУСОВ! ПРИГОТОВИТЬ КОРАБЛЬ К БОЮ!
С к а р я т и н . СВИСТАТЬ ВСЕХ НАВЕРХ! ФОР-БОМ-БРАМСЕЛЬ, ГРОТ-БОМ-БРАМСЕЛЬ, ФОР-СТАКСЕЛЬ СТАВИТЬ! КОРАБЛЬ – К БОЮ!
Всё пришло в движение. На палубе закипела работа.
К а з а р с к и й . ЗАРЯЖАЙ!
Н о в о с и л ь с к и й . АРТИЛЛЕРИЯ К БОЮ! ЗАРЯЖАЙ!
Казарский внимательно следил за маневром эскадры. С докладом подбежал мичман Притупов.
П р и т у п о в . СТРЕЛКИ, АБОРДАЖНАЯ ПАРТИЯ, ПАЛУБА – К БОЮ ГОТОВЫ!
Н о в о с и л ь с к и й . АРТИЛЛЕРИЯ К БОЮ ГОТОВА!
С к а р я т и н . КОРАБЛЬ К БОЮ ГОТОВ!
К а з а р с к и й . ДОБРО!
В а с и л ь е в (с марса). ВИЖУ СИГНАЛ ФЛАГМАНА: “ШТАНДАРТ”, “МЕРКУРИЙ”, ФОРТУ НЕ ОТВЕЧАТЬ! ДЕЙСТВОВАТЬ ПО ДИСПОЗИЦИИ!
К а з а р с к и й . ЕСТЬ ТАКОЕ ДЕЛО! (рулевому). ДЕРЖАТЬ ЗА “ШТАНДАРТОМ”!
Р у л е в о й Т и м о ф е й А н и к и н . ЕСТЬ, ДЕРЖАТЬ ЗА “ШТАНДАРТОМ”!
“Пармен” окутался белым облаком, и крепость погрузилась в дым и пыль. Корабли один за другим выходили на линию огня и давали залп левым бортом. Турки яростно отвечали. Гром пушек не смолкал ни на минуту. В пороховом дыму, которым заволокло гавань, только по оранжевым вспышкам можно было угадать местоположение кораблей и береговых батарей. “Штандарт” и “Меркурий” вошли в бухту и, проходя мимо пристани, дали залпы правыми бортами. Многие, скопившиеся там, судёнышки разлетелись вдребезги.
К а з а р с к и й . ПРАВЫЙ БОРТ ЗАРЯЖАЙ!
Н о в о с и л ь с к и й . ПРАВЫЙ БОРТ ЗАРЯЖАЙ!
К а з а р с к и й . БОЦМАНА КО МНЕ!
Игнат Конивченко вытянулся перед капитаном. Казарский обнял его за плечи и стал что-то говорить ему, указывая на пристань. Боцман понимающе кивал, а когда капитан закончил, отдал честь и побежал к абордажной команде, командиром которой он являлся.
К а з а р с к и й . К ПОВОРОТУ!
“Меркурий” развернулся и, дав залп левым бортом, прошёл совсем близко от пристани. Абордажная команда на ходу зацепила небольшую двухмачтовую шхуну и “Меркурий” на полном ходу потащил её за собой.
Тем временем эскадра, выдерживая оговоренный интервал, развернулась и произвела залп правым бортом. Форт вновь окутался дымом, но, несмотря на значительные разрушения, продолжал ответную стрельбу, что заставило русскую эскадру пойти на новую атаку.
На “Меркурии” подтянули к борту захваченную шхуну, и матросы стали перетаскивать на неё бочки со смолой и порохом. Турки стреляли с берега из своих длинноствольных ружей. Вокруг засвистели пули.
К а з а р с к и й . ХОРОШО, РЕБЯТА, ВСТАВИМ ФИТИЛЁК ТУРКУ!
Матросы захохотали. Работали все. Даже офицеры бросились помогать матросам.
Внезапно наступила тишина. Форт умолк. Эскадра вошла в бухту. И тут прогремел сильный взрыв. Ядро со “Штандарта” угодило в пороховые погреба на берегу. Начался сильный пожар. Огонь перекинулся на верфи. По берегу металось множество людей, которые пытались потушить, горящий на стапеле фрегат.
С к а л о в с к и й (на “Пармене”). ОТМЕННО! ЕСТЬ ПОЛОВИНА ДЕЛА! СОСРЕДОТОЧИТЬ ОГОНЬ ЭСКАДРЫ НА ЛИНЕЙНОМ КОРАБЛЕ!
Дав ещё один залп, “Штандарт” довершил дело со стапелем. Недостроенный фрегат, стапель и многочисленные постройки вокруг превратились в один гигантский пылающий костёр. “Штандарт” развернулся, встал на шпринг и стал бомбардировать линейный корабль противника, на орудийный выстрел к которому подошли и другие корабли эскадры. Внезапно дала залп турецкая батарея, спрятанная в прибрежных зарослях. Охнув, застонали, словно живые, “Норд-Адлер” и “Иоанн Златоуст”, принявшие бортами изрядную порцию чугуна. Скаловский исподлобья глянул на коварные заросли.
С к а л о в с к и й (мостик “Пармена”). ЖАЛЬ! ГОРОД ТРОГАТЬ МЫ НЕ ХОТЕЛИ… ЧТО Ж, СУДЬБУ НЕ ОБСКАЧЕШЬ, ПОДАТЬ СИГНАЛ: ВСЕМИ СИЛАМИ ПОДАВИТЬ БАТАРЕИ ПРОТИВНИКА!
Русские корабли перенесли свой огонь на берег. В городе начались пожары. Всё заволокло дымом. Батарея замолчала.
Казарский видел, что все попытки канониров “Штандарта” и других кораблей поджечь линейный корабль турок не приводят к успеху
Турки с отчаянием обречённых защищали последнее. Они успевали выбрасывать за борт попадающие на палубу брандскугели, а те, что вонзались в дерево, заливали водой. Казарский, заранее предполагая такой поворот событий, подготовил из трофейной шхуны брандер. Теперь осталось осуществить задуманное.
К а з а р с к и й (обращаясь к абордажной команде). БРАТЦЫ! ВИДИТЕ ЭТУ КРАСНУЮ ДУБОВУЮ БОЧКУ, КОТОРУЮ НИКАК НЕ УДАЁТСЯ ПОДЖЕЧЬ НАШИМ ОРЛАМ-КАНОНИРАМ? ЕСЛИ МЫ УЙДЁМ, ЭТА БОЧКА ПРЕВРАТИТСЯ В ГРОЗНЫЙ ВОЕННЫЙ КОРАБЛЬ, А ТУРОК СТАНЕТ СИЛЬНЕЕ. НУЖНЫ ОХОТНИКИ, ЧТОБЫ СЖЕЧЬ ЭТУ ПОСУДИНУ К ЧЕРТОВОЙ МАТЕРИ! ДЕЛО СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНОЕ, ПОЭТОМУ ПРИКАЗЫВАТЬ НЕ ХОЧУ. КТО СОГЛАСЕН, ПУСТЬ ВЫХОДИТ ВПЕРЁД!
К а н и в ч е н к о (делая шаг вперёд). Я ИДУ! ЭЙ, РЕБЯТА, КТО СО МНОЙ?!
Матросы стали покидать строй один за другим, образуя новую шеренгу.
К а з а р с к и й . СПАСИБО, МОЛОДЦЫ, ИНОГО НЕ ЖДАЛ. БРАНДЕР ГОТОВ. ВАЛЯЙТЕ, С БОГОМ!
Десяток матросов перепрыгнули на шхуну, где по всей палубе были разложены кучи, пропитанных смолой кранцев и стояли бочки с порохом. Канивченко с матросами поставили несколько парусов и направили шхуну на линейный корабль. Казарский видел, как взметнулся к небу столб огня. Чадящее пламя охватило вражеский корабль. Разом наступила тишина, и лишь гудело пламя в гигантском костре. Всё было кончено.
С к а л о в с к и й (на “Пармене”, опуская подзорную трубу). НУ, КАЗАРСКИЙ, НУ МОЛОДЕЦ! ВИКТОРИЯ, ГОСПОДА! УРА!
Над бухтой пронеслось тысячеголосое “УРА”.

Бухта Золотой Рог. Пристань на берегу. День.
Слэйд, одетый по европейски, сходит по трапу с борта рыбацкой фелюки. Матросы-греки выносят и ставят на причал два его чемодана. Не успевает Слэйд даже оглядеться, как рядом с ним возникает черноглазый юноша и кланяется.
Ю н о ш а . ГОТОВ СЛУЖИТЬ, ГОСПОДИН!
С л э й д . ЗНАЕШЬ ЛИ ТЫ ХОРОШУЮ ГОСТИНИЦУ, ГДЕ МОЖНО ОСТАНОВИТЬСЯ?
Ю н о ш а (снова кланяется). ГОСТИНИЦЫ ПЕРЫ К ВАШИМ УСЛУГАМ, ГОСПОДИН.
С л э й д . И Я СМОГУ ЛЮБОВАТЬСЯ ВИДОМ БОСФОРА ИЗ СВОЕГО ОКНА?
Ю н о ш а (кланяясь). ГОСПОДИН БУДЕТ ДОВОЛЕН!
Юноша подхватывает чемоданы и грузит их в экипаж. Слэйд с удивлением проезжает по улицам Перы (район, где имеют право селиться немусульмане), видит многочисленные кофейни, магазины, лавки, мечети. Экипаж останавливается возле небольшого двухэтажного отеля с вывеской “Сизополь”. Слэйд усмехается такому совпадению и вслед за хозяином поднимается в свои апартаменты. Он выходит на балкон и видит раскинувшуюся во всю ширь, синеву Босфора. Слэйд удовлетворённо кивает хозяину, и тот, кланяясь, удаляется, а взгляд лейтенанта устремляется вдаль – туда, где высятся мачты турецкого флота.

Стамбул. Биюк-дере. Флагман “Селимие”. Утро.
Разъярённый капудан-паша Рамиз бегал взад и вперёд по своей каюте и кричал. Нурей-бей молча глядел на это неистовство.
Р а м и з . ВСЁ! МОЁ ТЕРПЕНИЕ КОНЧИЛОСЬ! АЛЛАХ ОТВЕРНУЛСЯ ОТ НАС, МЫ ТЕРЯЕМ ПОСЛЕДНЕЕ… СИЗОПОЛЬ, ИНАДА, АХТОПОЛ, А ТЕПЕРЬ ПЕНДЕРАКЛИЯ НАШИ ЛУЧШИЕ ВЕРФИ… ПОЧТИ ГОТОВЫЕ КОРАБЛИ! (после некоторой паузы) ЗАВТРА ФЛОТ ВЫХОДИТ В МОРЕ! И БУДЬ ЧТО БУДЕТ!!!
Н у р и н – б е й (удивлённо). НО МЫ НЕ ЗАКОНЧИЛИ ПОГРУЗКУ ПРОВИАНТА И БОЕПРИПАСОВ, МОЙ ГОСПОДИН… А “ГЮЛЛЮ-БЕЙ” и “БЕЙДЖЕ-АЛЛАХ” ЕЩЁ НЕ ЗАКОНЧИЛИ РЕМОНТ.
Р а м и з (резко обернувшись к капитану). СКОЛЬКО КОРАБЛЕЙ МОГУТ ВЫЙТИ В МОРЕ НЕМЕДЛЕННО?!
Н у р и н – б е й . ШЕСТЬ ЛИНЕЙНЫХ КОРАБЛЕЙ, ДВА ФРЕГАТА И ОКОЛО ДВУХ ДЕСЯТКОВ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ КОРАБЛЕЙ.
Р а м и з . И ВАМ ЭТОГО МАЛО! ИЛИ МЫ СОВСЕМ ПОДЖАЛИ ХВОСТ?! Я НЕ ПРИВЫК ПОВТОРЯТЬ ДВАЖДЫ, НУРЕЙ-БЕЙ! Я ПОКВИТАЮСЬ С ПРОКЛЯТЫМИ РУССКИМИ ГЯУРАМИ! КЛЯНУСЬ АЛЛАХОМ, Я ОТОМЩУ ИМ ЗА СВОЙ ПОЗОР! ЗАВТРА НА РАССВЕТЕ МЫ ВЫХОДИМ В МОРЕ!

Улицы Стамбула. Утро.
Не успел Слэйд выйти из гостиницы, как к нему подбежал все тот же юноша.
Ю н о ш а . ЧЕМ МОГУ СЛУЖИТЬ, ГОСПОДИН?
С л э й д . СЛУЖИТЬ?! НЕПЛОХАЯ МЫСЛЬ, ЧЁРТ ПОБЕРИ… ВСЁ РАВНО БЕЗ ПОМОЩНИКА МНЕ НЕ ОБОЙТИСЬ. КАК ТЕБЯ ЗОВУТ?
Ю н о ш а (поклонился). АХМЕТ, МОЙ ГОСПОДИН.
С л э й д . ПОКАЖИ МНЕ ГОРОД, АХМЕТ.
Ахмет молча поклонился и засеменил впереди Слейда. На улицах и площадях было ярко и многолюдно. Ходили дервиши, разносчики и продавцы различных товаров, гарцевали на породистых арабских скакунах вельможи. Слэйд разглядывал толпу, прислушивался к разговорам, стараясь не пропустить что-то важное для себя. Люди говорили о русских гяурах, которые так обнаглели, что чуть ли не каждый день торчат на виду у Босфора, о постоянно отступающей армии и плохом её снабжении, страхе перед русской армией, которая уже совсем близко от Стамбула. Так Слэйд и его юный проводник оказались у входа на Аурит-базар. Ахмет потянул Слэйда за рукав.
А х м е т . ТУДА НЕ НАДО ХОДИТЬ ГОСПОДИНУ!
С л э й д (удивлённо). ПОЧЕМУ ЖЕ? ТЫ ХОЧЕШЬ ЛИШИТЬ МЕНЯ САМОГО ИНТЕРЕСНОГО?!
А х м е т . ТАМ НЕ ОЧЕНЬ ЖАЛУЮТ ИНОВЕРЩЕВ. БЕДА МОЖЕТ БЫТЬ, ГОСПОДИН.
С л э й д (похлопал Ахмета по щеке). ПОДОЖДИ МЕНЯ ЗДЕСЬ, Я ТОЛЬКО ВЗГЛЯНУ.
Внимание Слэйда сразу же привлекла большая группа невольников, сидящих на земле около большого шатра в центре небольшой площади. Он увидел, как толстый бородатый турок уводил мальчика и как бросилась на защиту сына его обезумевшая от горя мать. Стоявший рядом Саид оторвал женщину от ребёнка, ударил её несколько раз, а потом схватил её за волосы и уволок в шатёр. В следующее мгновение Слэйда словно обожгло. Среди группы невольниц он увидел… Анну! И был настолько поражён её присутствием здесь, что некоторое время стоял в оцепенении, пока не овладел собой. Анна сидела неподвижно и отрешённо смотрела в одну точку, никак не реагируя на происходящее вокруг. Слэйд обошёл невольников и, спрятавшись за шатёр, незаметно подкрался сзади, оказавшись совсем рядом с Анной.
С л э й д (громким шепотом). АННА, БОЖЕ МОЙ!? КАК ВЫ ЗДЕСЬ?!
А н н а (вздрогнула, обернулась и также поражённая внезапным появлением Слэйда, замерла) СЛЭЙД! (слёзы душили её) СЛЭЙД, СПАСИТЕ МЕНЯ!
С л э й д . ЛЮБОВЬ МОЯ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? КАК ВЫ СЮДА ПОПАЛИ?
А н н а (продолжая плакать). ОТЦА УБИЛИ ЯНЫЧАРЫ, А МЕНЯ… (она не могла больше говорить) СПАСИТЕ МЕНЯ, СЛЭЙД!
С л э й д . Я ОБЯЗАТЕЛЬНО ЧТО-НИБУДЬ ПРИДУМАЮ! НЕ ОТЧАИВАЙТЕСЬ! ЖДИТЕ, Я СКОРО…
Слэйд вернулся назад, обошёл торговые ряды и направился к торговцам живым товаром. Он остановился около сидящих женщин и сделал вид, что рассматривает их. Саид вышел из шатра, огляделся, увидел Слэйда и, нахмурив брови, подошёл совсем близко к нему
С л э й д (стараясь говорить, как можно спокойнее). СКОЛЬКО ТЫ ПРОСИШЬ ЗА ЭТУ ЖЕНЩИНУ? (он указал на Анну)
С а и д (криво усмехаясь). ДАЖЕ ЕСЛИ, ТЫ, ФРАНК, ПРЕДЛОЖИШЬ МНЕ КУЧУ ЗОЛОТА, ОНА ТЕБЕ НЕ ДОСТАНЕТСЯ! ТАКАЯ РАБЫНЯ МОЖЕТ ПРИНАДЛЕЖАТЬ ТОЛЬКО ПРАВОВЕРНОМУ ЭФЕНДИ!… ИДИ СВОЕЙ ДОРОГОЙ…
С л э й д (настойчиво). Я ТЕБЕ ОЧЕНЬ ХОРОШО ЗАПЛАЧУ! НАЗОВИ ЦЕНУ!
С а и д . ТВОЯ НАГЛОСТЬ НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ, ФРАНК. ТЫ МЕНЯ ОЧЕНЬ РАССЕРДИЛ… ТАК ЧТО УБИРАЙСЯ ОТСЮДА, ПОКА ЦЕЛ!
За спиной Сайда выросли огромные фигуры его сообщников. Их лица не предвещали для Слейда ничего хорошего. Слэйд осмотрел Саида с ног до головы, потом перевёл взгляд на Анну, которая смотрела, а него глазами полными ужаса и надежды. Тень промелькнула на лице Слэйда, он повернулся и быстро ушёл. Саид кивнул двум верзилам и они кинулись вслед за Слэйдом, а за его спиной заскрипел голосок.
Е в н у х (сладко улыбаясь). Я КУПЛЮ У ТЕБЯ ЭТУ КАДИНУ. НАЗОВИ ЦЕНУ…

Улицы Стамбула. День.
Ахмет затащил Слэйда в узкий переулок.
А х м е т (причитая). ГОСПОДИН СДЕЛАЛ ОШИБКУ. АХМЕТ ВСЕ ВИДЕЛ. ТЕПЕРЬ ГОСПОДИН В ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ ОПАСНОСТИ. АХМЕТ ОЧЕНЬ ИСПУГАЛСЯ ЗА ГОСПОДИНА…
С л э й д . МНЕ ОЧЕНЬ НУЖНО СПАСТИ ЭТУ ДЕВУШКУ!
А х м е т . ГОСПОДИН ЛЮБИТ ЕЁ?
С д э й д . ДА И ХОЧУ ЖЕНИТЬСЯ НА НЕЙ! ОНА МОЯ НЕВЕСТА!!
А х м е т (удивлённо). ГОСПОДИН ХОЧЕТ ЖЕНИТЬСЯ НА РАБЫНЕ?!
С л э й д . ОНА ГРЕЧАНКА. ДОЧЬ МОЕГО ХОРОШЕГО ДРУГА… ПОМОГИ МНЕ, АХМЕТ!
А х м е т. У ГОСПОДИНА ЕСТЬ ПИСТОЛЕТ И САБЛЯ? (Слэйд отрицательно покачал головой) У ГОСПОДИНА ЕСТЬ МНОГО ДЕНЕГ? (Слэйд кивнул) АХМЕТ ПОМОЖЕТ ГОСПОДИНУ. ЖДИТЕ МЕНЯ В КОФЕЙНЕ ЗА УГЛОМ.
Ахмет поклонился и затерялся в толпе

Стамбул. Причалы на берегу. День.
Евнух шёл по причалу среди огромного количества сложенных товаров, бочек и ящиков. В некотором отдалении от него бежал Ахмет, иногда останавливаясь и прячась за горы сложенных грузов. Евнух остановился около большой шхуны, на борту которой, у трапа, стоял свирепого вида капитан и орал на стоящего рядом толстяка.
К а п и т а н . ГДЕ ЗАПРОПАСТИЛИСЬ ТВОИ ВОНЮЧИЕ НЕГОДЯИ? ТРИ ТЫСЯЧИ МЕДУЗ ТЕБЕ В ПЕЧЕНКУ! Я ТЕБЕ БАШКУ ОТОРВУ, ЕСЛИ ДО ЗАХОДА СОЛНЦА ВСЁ НЕ БУДЕТ ПОГРУЖЕНО!
Т о л с т я к (испуганно) УЖЕ ГОТОВО, КАПИТАН. СЕЙЧАС НАЧНЁМ ГРУЗИТЬ! (убегает)
К а п и т а н (оборачиваясь к невольникам, таскающим бочки на борт шхуны) СКОРЕЕ БЕЗДЕЛЬНИКИ! ШЕВЕЛИТЕСЬ, ПАРШИВЫЕ СВИНЬИ! КАПУДАН-ПАША НЕ СТАНЕТ ЖДАТЬ!
В этот момент ему на глаза попался евнух, который стоял на берегу и глупо улыбался.
К а п и т а н . А ТЫ ЧТО ПЯЛИШСЯ, СКОТИНА?’
Е в н у х (кланяясь). Я ЗНАЮ, ЧТО ВАШ КОРАБЛЬ, О, ДОСТОПОЧТЕННЫЙ КАПИТАН, ОТПЛЫВАЕТСЯ В ТРАБЗОН.
К а п и т а н . А КАКОЕ ТВОЁ ДЕЛО, СОБАКА?!
Ахмет прошмыгнул вдоль борта и залез под трап.
Е в н у х . НЕ СОГЛАСИТСЯ ЛИ, УВАЖАЕМЫЙ КАПИТАН, ВЗЯТЬ НА БОРТ ДВУХ ПАССАЖИРОВ – МЕНЯ И ЖЕНЩИНУ?
К а п и т а н (захохотал). ТЕБЕ, ИДИОТ, ЗАХОТЕЛОСЬ ПОПАСТЬ В ЛАПЫ К РУССКОМУ МЕДВЕДЮ? Я САМ РИСКУЮ ГОЛОВОЙ И ВСЕМИ ПОТРОХАМИ…
Е в н у х (прерывая капитана). РИСК РАВНОЦЕНЕН ОПЛАТЕ! Я ХОРОШО ЗАПЛАЧУ ТЕБЕ, А КОГДА МОЙ ПОВЕЛИТЕЯЬ УВИДИГ СВОЮ НОВУЮ КАДИНУ, КЛЯНУСЬ АЛЛАХОМ, ОН ОТВАЛИТ ТЕБЕ В ТРИ РАЗА БОЛЬШЕ.
К а п и т а н . ОНА ТАК ХОРОША?!
Евнух зажмурился и звучно поцеловал кончики своих пальцев. Капитан задумался. Потом показал евнуху три пальца.
Е в н у х (кивнул и достал кошель). ВОТ ЗАДАТ0К, КАПИТАН. КОГДА МЫ ВЫЙДЕМ В МОРЕ? (кинул деньги)
К а п и т а н (поймав кошель). С ВОСХОДОМ СОЛНЦА БУДЬ НА ПРИЧАЛЕ.
Евнух раскланялся и удалился. Ахмет вылез из своего убежища и бросился бежать.

Стамбул. Кофейня. День.
Слейд сидел в кофейне, пил кофе и нетерпеливо поглядывал на улицу. Посетителей было много. Рядом сидели два торговца и курили кальян, а чуть подальше беседовали несколько морских офицеров. В кофейню вбежал матрос и, отдав честь, что-то сказал старшему офицеру. Все офицеры мгновенно вскочили и выбежали на улицу. За ними бросились и другие посетители кофейни. В этот момент в кофейню вбежал Ахмет.
С л э й д (нетерпеливо). ГОВОРИ!
А х м е т . ГОСПОДИН, ТВОЮ ЖЕНЩИНУ ЗАВТРА УВОЗЯТ В ТРАБЗОН…
С л э й д . ЕЁ ПРОДАЛИ?
А х м е т . ПРОДАЛИ, ГОСПОДИН…
С л э й д . МОЖЕТ ЕЁ МОЖНО ПЕРЕКУПИТЬ?
А х м е т . ПЕРЕКУПИТЬ НЕЛЬЗЯ… ТЕПЕРЬ ЕЁ НЕ ОТДАДУТ. НУЖНО ОТБИТЬ…
С л э й д . ПРОДОЛЖАЙ…
А х м е т . ГОСПОДИН НАГРАДИТ АХМЕТА?
С л э й д (даёт Ахмету деньги). ДЁРЖИ, ТЫ ХОРОШО ПОРАБОТЕЛ! ПОЛУЧИШЪ ВТРОЕ, ЕСЛИ ДЕЛО ВЫГОРИТ! ВЫКЛАДЫВАЙ СВОЙ ПЛАН!
А х м е т . УТРОМ ЖЕНЩИНУ ПОВЕЗУТ НА КОРАБЛЬ. ЭТО ЕДИНСТВЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ. БУДУТ ДВА ОХРАННИКА И ЕВНУХ. АХМЕТ БУДЕТ ЖДАТЬ ГОСПОДИНА
ЗДЕСЬ, В КОФЕЙНЕ, ДО УТРЕННЕГО НАМАЗА. СЕГОДНЯ ПОСЛЕ ЗАХОДА СОЛНЦА АХМЕТ ПРОВОДИТ ГОСПОДИНА. ГОСПОДИН САМ ВЫБЕРЕТ СЕБЕ ОРУЖИЕ.
С л э й д . ХОРОШО… А КУДА ЭТО ТУТ ВСЕ ПОБЕЖАЛИ?
А х м е т . ПЕНДЕРАКЛИЮ СОЖГЛИ. ГОВОРЯТ, ЧТО ФЛОТ ВЫХОДИТ В МОРЕ МСТИТЬ РУССКИМ ГЯУРАМ.
С л э й д (сам себе). ЧЁРТ ПОБЕРИ! ОДНО К ОДНОМУ…

Чёрное море. Палуба “Рафаила”. Ночь.
Жестокий шторм обрушился на корабли отряда Стройникова. Огромные черные валы перекатывались через палубу. “Рафаил”, то поднимался на гребень волны, то падал вниз, неся лишь стаксель и фор-бомбрамсель. В довершении ко всему пошёл проливной дождь. Вода заливала трюмы. Стройников поднялся на мостик и, перехватывая натянутые леера, подошёл к вахтенному офицеру.
С т р о й н и к о в . ДОЛОЖИТЕ ОБСТАНОВКУ, ЛЕЙТЕНАНТ!
Л е й т е н а н т . ВЕТЕР КРЕПЧАЕТ, ГОСПОДИН КАПИТАН! МИНУТ ДВАДЦАТЬ НАЗАД ПОТЕРЯЛИ ИЗ ВИДА И “ПЕГАС”, И “ДИАНУ”. ВОДА В ТРЮМЕ ПРЕБЫВАЕТ, ОРГАНИЗОВАЛИ ОТКАЧКУ ПОМПАМИ.
С т р о й н и к о в . ВЫ УСПЕЛИ ПЕРЕДАТЬ СИГНАЛ О МЕСТЕ ВСТРЕЧИ?
Л е й т е н а н т . ТАК ТОЧНО, СИГНАЛ БЫЛ ПРИНЯТ ВСЕМИ КОРАБЛЯМИ.
С т р о й н и к о в . ДОБРО, ДЕРЖЙТЕ НА ЗЮЙД, ЛЕЙТЕНАНТ.

Сизопольская бухта. Флагман “Париж”. Утро.
К борту “Парижа” подошла шлюпка и Казарский, взбежав по трапу, обратился к вахтенному офицеру.
К а з а р с к и й . КАПИТАН-ЛЕЙТЕНАНТ КАЗАРСКИЙ С ПАКЕТОМ К АДМИРАЛУ, ДОЛОЖИТЕ!
В а х т е н н ы й о ф и ц е р . ЗДРАВИЯ ЖЕЛАЮ, ГОСПОДИН КАПИТАН…
Вахтенный офицер не успел договорить, так как в этот момент на палубе появился флаг-офицер и ещё издалека заговорил
Ф л а г – о ф и ц е р . АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, РАД ОТ ДУШИ ВИДЕТЬ ВАС В ДОБРОМ ЗДРАВИИ! НОВАЯ ВИКТОРИЯ! ПОЗДРАВЛЯЮ! ПРОХОДИТЕ СКОРЕЕ, ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО ЖДЁТ ВАС!
К а з а р с к и й . БЛАГОДАРЮ, ПЁТР ПЕТРОВИЧ.

Флагман «Париж». Каюта Грейга.
Грейг сидел в кресле и курил свою большую красную трубку. Раздался стук и на пороге появился Казарский.
К а з а р с к и й . РАЗРЕШИТЕ, ВАШЕ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО.
Г р е й г (вставая). ВХОДИ, ВХОДИ, МОЛОДЕЦ! РАССКАЗЫВАЙ, ЧТО ПРИВЁЗ?
К а з а р с к и й (подавая пакет). ПАКЕТ ОТ КАПИТАНА ПЕРВОГО РАНГА СКАЛОВСКОГО.
Грейг распечатал пакет и углубился в чтение. Прошло несколько секунд.
Г р е й г . ЧТО Ж ОТМЕННО! ОТМЕННО! ОКАЗАЛИ ПОМОЩЬ МЕСТНОМУ НАСЕЛЕНИЮ?
К а з а р с к и й . ТАК ТОЧНО, ОКАЗАЛИ.
Г р е й г . ХОРОШО. ЭТО ИСТИННО… ПО-РУССКИ… (читает дальше) ХВАЛИТ ТЕБЯ, ИВАН СЕМЁНОВИЧ, ПИШЕТ, ЧТО РЕШИТЕЛЬНЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ КАПИТАН-ЛЕЙТЕНАНТА КАЗАРСКОГО ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА БАТАЛИИ БЫЛА БЛАГОПОЛУЧНО РЕШЕНА.
К а з а р с к и й . МОЯ ЗАСЛУГА НЕВЕЛИКА. БОЦМАН КАНИВЧЕНКО И ШЕСТЕРО ДОБРОВОЛЬЦЕВ – ОНИ ТУРКАМ КОНФУЗ УСТРОИЛИ!
Г р е й г . ПОДАЙ РАПОРТ! КТО С БРАНДЕРОМ ХОДИЛ, ТЕХ ГЕРОЕВ НАГРАДЫ ОЖИДАЮТ! НУ, А В ТЕБЕ И НЕ СОМНЕВАЛСЯ. ИДИ СЮДА, МОЛОДЕЦ, ДАЙ Я ТЕБЯ РАСЦЕУЮ!
Адмирал обнял и троекратно поцеловал Казарского.
Г р е й г . ТАК, ТЕПЕРЬ О ДЕЛЕ. ВРЕМЕНИ МАЛО, СОБИРАЙСЯ ОПЯТЬ К БОСФОРУ. ТАМ «ОРФЕЙ» И, НАВЕРНОЕ, УЖЕ, “ШТАНДАРТ”. (показывает место на карте) КРЕПКО СИИ ВОРОТА ЗАКРЫТЬ НАДОБНО, ЧТОБ ПТИЧКА БЕЗ ПРИСМОТРА НЕ ВЫЛЕТЕЛА. НЕ СМОЖЕТ КАПУДАН ПОЗОРА С ПЕНДЕРАКЛИЕЙ СТЕРПЕТЬ, ДЕВАТЬСЯ ЕМУ НЕКУДА… ПРЕДЕЛ! ПОСЛЕДНЮЮ ВЕРФЬ СОЖГЛИ… ДЕЙСТВУЙТЕ ПО УСМОТРЕНИЮ, НО ЗАВЛЕКИТЕ КАПУДАНА НА БАТАЛИЮ. Я В ГОТОВНОСТИ ЗДЕСЬ ОЖИДАТЬ БУДУ. ЖДЁМ НЕДЕЛЮ, ДАЛЕЕ МЕНЯ СКАЛОВСКЙЙ ЗАМЕНИТ. САХНОВСКОМУ – ПАКЕТ С РЕЛЯЦИЯМИ, А НА СЛОВАХ ПЕРЕДАЙ, ЧТО ЖЕЛАЮ СЕРДЕЧНО, ЧТОБ ВСЕХ ЗОЛ ТЕЧЕНИЕ И БУРИ ВАС ОСТАВИЛИ, А НАС ДОПУСТИЛИ ИСПОЛНИТЬ ЖЕЛАЕМОЕ. УДАЧИ ВАМ ВО ВСЕМ ДА СЕМЬ ФУТОВ ПОД КИЛЬ! ХРАНИ ВАС, ГОСПОДЬ! А ТЕПЕРЬ ИДИ, САША!
Грейг опять обнял Казарского, похлопал по плечу, проводил до двери. Когда Казарский ушёл, Грейг подошёл к окну и долго смотрел на удаляющуюся шлюпку.

Сизополь. Дом Костаса. День.
Времени было очень мало. Казарский быстро шёл по знакомой улице. Вот знакомый дом. Во дворе стояла гнетущая тишина. Дверь и окна дома Костзса были забиты досками, Казарский обошёл дом со всех сторон – все та же тишина и запустение.
Из ворот соседнего дома вышел седой старик. Казарский подошёл к нему.
К а з а р с к и й . КАЛАМЕРА, ОТЕЦ! НЕ БЫЛО ЛИ ИЗВЕСТИЙ О ВАШИХ СОСЕДЯХ? ГДЕ КОСТАС? АННА?
С т а р и к . БОЛЬШОЕ ГОРЕ, РУССКИЙ КАПИТАН! КОСТАСА ОСИФИДИ БОЛЬШЕ НЕТ. ЕГО УБИЛИ ЯНЫЧАРЫ…
К а з а р с к и й . А ДОЧЬ ЕГО… АННА?
С т а р и к . ОНИ УБИЛИ ВСЕХ, НО СРЕДИ УБИТЫХ АННУ НЕ НАШЛИ. НАВЕРНОЕ, ЕЁ
ПРОДАЛИ…
К а з а р с к и й . КАК ПРОДАЛИ? ТАК ОНА ЖИВА?!
Старик пожал плечами, махнул рукой, повернулся и ушел, так ничего и не ответив. Поражённый таким известием, Казарский побрел по улице,

Улицы Стамбула. Раннее утро.
В предрассветных сумерках Ахмет вёл Слэйда узкими переулками. Улицы в этот час были ещё пустынны. Они прошли два квартала. Ахмет остановился.
А х м е т . СТОЙТЕ ЗДЕСЬ, ГОСПОДИН, АХМЕТ БУДЕТ ЖДАТЬ ЗА УГЛОМ… Я ОСТАНОВЛЮ ИХ НА МИНУТУ.
Слейд кивнул и, проверив пистолеты, прислонился к стене и стал ждать. Прошло несколько минут, и Слэйд услышал приглушённый крик. Он вышел из своего убежища, прошёл вдоль забора и наткнулся на Ахмета, который неподвижно лежал в луже крови. Он был мёртв. Вдали послышался стук копыт. Слэйд вскочил.
Из-за поворота показалась повозка, в которой сидела Анна, евнух и два охранника. Раздумывать было некогда. Слэйд выхватил пистолеты, двумя выстрелами уложил охранников и вскочил на повозку.
С л э й д . БЕГИТЕ, АННА! Я ДОГОНЮ ВАС…
Евнух бросился на него с кинжалом. Слэйд отбил удар и они, сцепившись, покатились по земле. Анна выбралась из повозки и побежала по улице. Наконец Слэйду удалось оглушить евнуха, но когда он встал на ноги, перед ним появились три мощные фигуры и преградили ему дорогу. Слэйд огляделся. Сзади стояли ещё двое, отсекая путь к отступлению. Через мгновение раздался крик Анны. Она извивалась в объятиях огромного янычара. Неизвестные постояли и двинулись навстречу Слэйду. Из-за их широких поясов выглядывали рукоятки пистолетов и ятаганов, у некоторых в руках были ещё и сабли.
Слэйд сделал шаг назад, ещё шаг. Саид остановился и с усмешкой посмотрел на Слэйда,
С а и д . НУ, ЧТО, ФРАНК? ТЫ ЕЩЕ НЕ ПЕРЕДУМАЛ КУПИТЬ У МЕНЯ РАБЫНЮ?
С л э й д . МОЖЕТ, ПЕРЕДУМАЛ ТЫ И ПРИШЁЛ, ЧТОБЫ ПРЕДЛОЖИТЬ ЕЁ МНЕ?
Янычар закинул Анну в повозку и стал её связывать. Евнух, с разбитой головой, попытался подняться, но с первого раза это у него не получилось.
С а и д (качая головой). НЕ-ЕТ… ГРЕЧАНКА УЖЕ ПРИНАДЛЕЖИТ ГАРЕМУ ТРАПЕ3ОНТСКОГЩ ПАШИ. ЭТО ЕГО ОНА СТАНЕТ УСЛАЖДАТЬ НА ЛОЖЕ, А НЕ ТЕБЯ, ФРАНК. НО Я ДУМАЮ, ЧТО УЖЕ НИКТО НЕ БУДЕТ УСЛАЖДАТЬ ТЕБЯ…
Евнух наконец поднялся и попытался ударить Слэйда. Саид остановил его жестом.
С а и д . САДИСЬ В ПОВОЗКУ И ВЕЗИ СВОЙ ТОВАР, НИЧТОЖНЫЙ ПЁС! МЫ САМИ РАЗБЕРЁМСЯ С ТВОИМ ОБИДЧИКОМ…
Евнух, всхлипывая, залез в повозку и хлестнул коня. Слэйд решил потянуть время.
С л э й д . ЗАЧЕМ ТЫ УБИЛ МАЛЬЧИШКУ?
С а и д . ОН ЗАБЫЛ КОРАН, ПРОДАЛСЯ НЕВЕРНОМУ И НЕДОСТОЕН ЖИТЬ ПОД СОЛНЩМ АЛЛАХА. А ТЫ, ФРАНК, ВИЖУ, ПОЗАБЫЛ ГДЕ НАХОДИШЬСЯ?! МОЛИСЬ! ТЕБЕ ТОЖЕ ОСТАЛОСЬ НЕМНОГО… УЖ БОЛЬНО ТЫ НЕ ПОНРАВИЛСЯ МОИМ РЕБЯТАМ!
Улица была по-прежнему пуста, по дворам брехали собаки. Слэйд продолжал пятиться, пока не упёрся спиной в стену. Он стрельнул глазами и увидел в противоположной стене маленькую дверь, которая была слегка приоткрыта.
С а и д . НЕ ХОЧЕШЬ МОЛИТЬСЯ – ПОКРИЧИ. ВДРУГ ОТЫЩЕТСЯ СМЕЛЬЧАК, КОТОРЫЙ ПОСМЕЕТ ПОМОЧЬ ТЕБЕ… НУ, КРИЧИ, ФРАНК!
Слэйд перевёл взгляд на пистолет, который торчал из-за пояса стоящего рядом с ним турка.
С а и д . ГМ… ПРЕДЛОЖИ МНЕ ВЫКУП ЗА СВОЮ ДРАГОЦЕННУЮ ЖИЗНЬ. НУ ЖЕ, ГЯУР, ДАВАЙ!
Слэйд понял, что настала решающая минута. Он поднял глаза на Саида и медленно, с расстановкой, произнёс.
С л э й д . ТЫ ИДИ0Т! СЫН ПОТАСКУХИ!
У Саида дёрнулось лицо, а Слэйд, выхватив пистолет, в упор выстрелил в Саида и, воспользовавшись секундным замешательством, кинулся в открытую дверь. Янычары бросились за ним. Слэйд в три прыжка миновал двор и притаился за углом. Он сбил с ног первого нападавшего и завладел его саблей. Второй с разгона наткнулся на подставленный клинок. Янычар захрипел, но Слэйд не дал ему упасть, а заслонился им от пули, выпущенной в его сторону. Три сабли сверкнули и скрестились с одной. Нападавшие яростно атаковали и Слэйд был вынужден отступать. Обернувшись, он увидел, что более отступать некуда – позади был обрыв, где далеко внизу плескались волны Босфора. Янычар сделал выпад, Слэйд увернулся на пятачке и тот, не рассчитав свой рывок, рухнул вниз. Раздался истошный крик, а затем глухой удар о воду. В этот момент Слейд увидел всполох пистолетного выстрела и услышал, как пуля прожужжала мимо него. Раздумывать было некогда. Оттолкнувшись от края стены, Слэйд бросился головой вниз…
Когда Слэйд вынырнул и взглянул наверх, он никого не увидел. Не было рядом и упавшего до него турка. Слэйд немного проплыл и выбрался на берег. Несколько минут от лежал неподвижно и тяжело дышал, а когда поднялся то замер от неожиданности.
Мимо него, в строгом кильватерном строю, при полном парусном вооружении, выходил в море турецкий флот.
Слэйд побежал вдоль берега, поглядывая на бесшумно движущиеся корабли. Впереди, на берегу стояли несколько рыбачьих лодок и каиков. Около них собирали сети и готовились к рыбной ловле несколько десятков человек. Слэйд подбежал к рыбакам, которые испуганно шарахнулись от него – мокрого, грязного, вооружённого.
С л э й д (направив пистолет на людей). НУЖНА ЛОДКА С ГРЕБЦАМИ! ХОРОШО ПЛАЧУ! ТОЛЬКО БЫСТРО!

Босфор. Палуба шхуны. День.
Под всеми парусами при попутном ветре шхуна шла по Босфору. В красивом голубом платье из шёлка, с вуалью, оставлявшей открытым только глаза, Анна стояла у борта. Евнух, с важным самодовольным видом, стоял у неё за спиной.
Параллельным курсом со шхуной шли корабли турецкого флота. Все, кто был свободен от вахты, высыпали на палубу и любовались огромными кораблями, обгонявшими шхуну и устремлёнными в морской простор. Матросы шхуны беззастенчиво разглядывали Анну, и это очень не понравилось евнуху.
Е в н у х (Анне). СТУПАЙ В КАЮТУ!
А н н а (теряя последнюю надежду на спасение). ПОЗВОЛЬТЕ МНЕ ПОБЫТЬ ЗДЕСЬ ХОТЬ ЕЩЕ НЕМНОГО…
Евнух хотел что-то ей ответить, но в этот момент мимо проходил капитан, и евнух обратился к нему, показывая на боевые корабли.
Е в н у х . АЛЛАХ СМИЛОСТИВИЛСЯ НАД НАМИ, КАПИТАН. ТЕПЕРЬ НАШЕ ПЛАВАНИЕ ОБЕЩАЕТ БЫТЬ СПОКОЙНЫМ?
К а п и т а н (угрюмо, не останавливаясь). МИРОМ ПРАВИТ СУДЬБА…
В этот момент Анна вздрогнула и устремила взгляд на одинокий каик, догонявший корабли примерно в кабельтове от них. Сердце Анны замерло, а потом забилось с удвоенной силой.

Босфор. Каик. День.
Каик, со Слэйдом на корме, летел по Босфору. Справа, на азиатской стороне, на гребне холма, высилась старая генуэзская крепость, а впереди уже был виден выход в Чёрное море, куда уходили под парусами турецкие корабли.
С л э й д . УДВАИВАЮ ПЛАТУ! БЫСТРЕЙ!
Старший каикчи лишь кивнул, показывая, что слышит. Открытое море встретило их отборной волной. Каик взлетел… Упал… Снова взлетел…
К а и к ч и (хрипло). НАДО ПОВОРАЧИВАТЬ, ЭФФЕНДИ!
С л э й д (решительно). ДАЛЬШЕ! ОСТАЛОСЬ СОВСЕМ НЕМНОГО. ВПЕРЁД!
К а и к ч и (столь же решительно). ЖИЗНЬ ДОРОЖЕ! ПРИГОТОВИТЬСЯ К ПОВОРОТУ! НАЧАЛИ, ЛЕВАЯ ЗАГРЕБАЙ, ПРАВАЯ ТАБАНЬ…
Каик крутанулся на месте и поворотил лебединым носом к проливу. Однако в следующую секунду гребцы увидели дуло направленного в голову каикчи пистолета. Все замерли. Слэйд извлёк из кармана кожаный кошель с монетами.
С л э й д (поднимая кошель). ОН НАБИТ СЕРЕБРОМ, ВЫБИРАЙ. СЧИТАЮ ДО ТРЁХ. РАЗ…
К а и ч к и (с глазами полными страха). ЛЕВАЯ ЗАГРУЖАЙ, ПРАВАЯ ТАБАНЬ!
Лодка крутанулась и вновь понеслась навстречу зыби.

Босфор. Палуба “Селимее”. День.
К стоящему на мостике в расшитом золотом халате капудан-паше подошел Нурей-бей и протянул ему подзорную трубу,
Н у р и н – б е й (с поклоном). ПОГЛЯДИ ТУДА, МУДРЕЙШИЙ ПАША. ПОХОЖЕ, К НАМ ТОРОПИТСЯ ГОСТЬ!
К а п у д а н – п а ш а . КТО БЫ ЭТО МОГ БЫТЬ?
Н у р и н – б е й . А ВДРУГ ЭТО ПОСЛАННИК ПАДИШАХА?!
Капудан-паша сделал резкий жест рукой и кивнул капитану, Нурей-бей опять слегка поклонился.
Н у р и н – б е й . ПРИВЕСТИ К ВЕТРУ! ОТДАТЬ МАРСА-ФАЛЫ.

Босфор. Каик. День.
Слэйд увидел, как флагманский корабль, а за ним и вся эскадра привёл к ветру и лёг в дрейф.
С л э й д . ОНИ НАС ЗАМЕТИЛИ… ОНИ НАС ЖДУТ!
Он засунул пистолет за пояс, а кошель кинул к ногам каикчи. В этот момент с идущей совсем рядом шхуны, Слэйд услышал такогой знакомый голос.
Г о л о с А н н ы . СЛЭЙД! СЛЭЙД, Я ЗДЕСЬ! СПА-А-А…
Крик был настолько неожиданным, что гребцы бросили грести, а каик взмыл на гребне волны. Слэйд вскочил на ноги.

Босфор. Палуба шхуны. День.
Анна билась в руках оттаскивающего её от борта, евнуха.
Она изловчилась и укусила его за руку так, что он взвыл от боли и на секунду выпустил пленницу. Анна побежала по палубе, крича и размахивая руками.
А н н а . СЛЕЙД! СПАСИТЕ МЕНЯ! СЛЕЙД!.. СЛЕЙД!!!
Анна вскочила на фальшборт. Ешё секунда – и она бы бросилась в воду, но капитан поймал её за полу платья. Анна повисла над водой, продолжая кричать.

Босфор. Каик. День.
Слейд раздвоился. Он посмотрел на турецкие корабли, потом на зовущую его Анну, которая опять билась в руках схвативших её матросов, а потом снова на турецкий флот. Размышление было секундным – долг взял верх. Слэйд бросился на скамью и страшно закричал.
С л э й д . НА ВЕСЛА! НА ВЕСЛА! ВПЕРЕД!
В этот момент огромная волна чуть не опрокинула каик.
К а и ч к и (взвыл). ЭФФЕДИ, МЫ ПОГИБЛИ!
С л э й д . ВПЕРЁД! ВЁСЛА НА ВОДУ! ИЛИ СТРЕЛЯЮ!
Угроза подействовала. Гребцы в страхе схватились за весла, и каик понесся вперед.

Шхуна. Каюта в трюме.
Матросы, в сопровождении евнуха, внесли Анну и, положив её на скамью, вышли.
Е в н у х . МОЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ УКРОЩАЛ И НЕ ТАКИХ… И НЕ НАДО ПРОТИВИТЬСЯ ЕГО ВОЛЕ! (он взял Анну за подбородок).
Анна выпрямилась и плюнула в лицо евнуху. Тот резко выкинул руку и ударил Анну по лицу. Она упала.
Е в н у х . МОЛИСЬ! И ДА СНИЗОЙДЕТ НА ТЕБЯ СМИРЕНИЕ И ПОКОРНОСТЬ, ДОСТОЙНАЯ ВСЕВЫШНЕГО АЛЛАХА…
Евнух запер дверь. Анна медленно поднялась с пола.
А н н а . ГОСПОДИ! БОЖЕ МОЙ! НА ТЕБЯ Я УПОВАЮ, ДАЙ МНЕ СИЛЫ И СПАСИ МЕНЯ ОТ ГОНИТЕЛЕЙ МОИХ, ВЫВЕДИ МЕНЯ ИЗ СЕТИ, КОТОРУЮ ПОСТАВИЛИ НЕДОБРЫЕ ДЛЯ ДУШИ МОЕЙ…
То ли что-то скрипнуло, то ли волны бились о борт, но Анна явственно услышала голос: «…УЙДЁТ НАВСЕГДА САМОЕ ДОРОГОЕ, А ЗАТЕМ НАСТУПИТ ОТЧАНИЕ И ПРИДУТ ДУМЫ О СМЕРТИ… ТАМ, В ОКРУЖЕНИИ БЕЛЫХ ПРИЗРАКОВ, ВОЗНИКНУТ ТРИ ЗВЕЗДЫ И УСТРЕМЯТСЯ…».
Голос пропал. Анна ещё некоторое время прислушивалась, но ничего не услышала. Она уткнулась в колени и зарыдала.

Босфор. Каик. День.
До борта “Селимие” осталось несколько метров. Волны со страшной силой бились о могучий корпус корабля.
К а и ч к и (закрывая глаза и падая на колени). НАМ КОНЕЦ! МОРЕ НЕ ПОЩАДИТ НАС!
С л э й д . ТРУСЛИВЫЕ СОБАКИ ДЕРЖИТЕ ВЕСЛА, ГРЕБИТЕ!
Слейд взглянул наверх, где у борта столпились любопытные, в числе которых и сам капудан-паша Ремиз.
С л э й д . ЭЙ, НА БОРТУ! КИДАЙ КОНЕЦ! СЮДА КИДАЙ!
Верёвка заплясала над водой. Ловко поймав её и уцепившись, Слэйд дождался, когда каик окажется на гребне волны, оттолкнулся и, пролетев над водой, упёрся ногами в борт.

Босфор. Палуба «Селимие». День.
Когда Слэйд поднялся на палубу, турки смотрели на него с восхищением.
Н у р и н – б е й (приветливо). БРАВО!
Он взял Слэйда под руку и подвёл его к капудан-паше. Тот некоторое время рассматривал нежданного гостя.
Р а м и з . БРАВО, ЮНОША! ПОРАЖАЮСЬ, КАК ВАС НЕ ОПРОКИНУЛО НА ЭТОЙ СКАРЛУПЕ?!
С л э й д (вскидывая руку к небу/). МИЛОСТЬЮ БОЖЬЕЙ!
Р а м и з . АЛЛАХ ВЕЛИК! ОДНАКО МОЙ ГОСТЬ ОТЧАЯННЫЙ ХРАБРЕЦ, ПОДАТЬ ЕМУ ТРУБКУ! И ВСЕ-ТАКИ, ЧТО ЗАСТАВИЛО ВАС РИСКОВАТЬ СВОЕЙ ГОЛОВОЙ?
Слэйд ждал этого вопроса, но не спешил с ответом. Он сделал одну затяжку, потом вторую и только тогда произнёс.
С л э й д . Я АНГЛИЙСКИЙ ОФИЦЕР. БЫЛ ПРИ НАВАРИНЕ И ЧУВСТВУЮ СВОЮ ВИНУ ЗА ВСЁ,ЧТ0 МЫ ТАМ НАТВОРИЛИ…
Р а м и з (кивнул). ВАШЕ ИМЯ?
С л э й д (встал). ЛЕЙТЕНАНТ КОРОЛЕВСКОГО ФЛОТА АЛЕКСАНДР СЛЭЙД!
Рамиз жестом предложил Слейду сесть. В его взгляде, в какой-то миг любопытство уступило место проницательности, и столь же проницательной была его усмешка, когда он произнёс.
Р а м и з . РУССКИЙ МЕДВЕДЬ ЗАСЛОНИЛ ПОЛУМЕСЯЦ В ГЛАЗАХ БРИТАНСКОГО ЛЬВА, НО МЕНЯ УСТРАИВАЕТ ТАКОЙ ПОВОРОТ ДЕЛА! СКАЗАТЬ ВАМ, ЛЕЙТЕНАНТ, ПОЧЕМУ?
С л э й д . ПОЧЕМУ ЖЕ?
Р а м и з . ПОТОМУ ЧТО В НАВАРИНЕ Я ПОТЕРЯЛ НЕ ТОЛЬКО КОРАБЛИ, НО И ЛИШИЛСЯ МНОГИХ ТОЛКОВЫХ ОФИЦЕРОВ. И Я ТАК ДУМАЮ, В БРИТАНСКОМ АДМИРАЛТЕЙСТВЕ, НАВЕРНОЕ, ИЗБРАЛИ САМОГО ДОСТОЙНОГО, ПРЕЖДЕ ЧЕМ НАПРАВИТЬ КО МНЕ. ТАК ЧТО Я РАД ВАМ, ЛЕЙТЕНАНТ СЛЭЙД!
С л э й д . ВАМ, АДМИРАЛ, НЕ ОТКАЖЕШЬ В ПРОНИЦАТЕЛЬНОСТИ.
Р а м и з . Я СЛЙШКОМ ДОЛГО ЖИЛ НА СВЕТЕ, ЧТОБЫ ПОВЕРИТЬ В УГРЫЗЕНИЯ СОВЕСТИ У СИЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА. ВЫКЛАДЫВАЙТЕ, ЗАЧЕМ ВЫ ЗДЕСЬ?
С л э й д . В СУРЕ ВТОРОЙ СВЯЩЕННОГО КОРАНА СКАЗАНО: “И УБИВАЙТЕ ИХ, ГДЕ ВСТРЕТИТЕ, И ИЗГОНЯЙТЕ ИЗ ОТТУДА, ОТКУДА ОНИ ИЗГНАЛИ ВАС”.
Р а м и з (продолжил). «ВЕДЬ СОБЛАЗН ХУЖЕ, ЧЕМ УБИЕНИЕ. И НЕ СРАЖАЙТЕСЬ С НИМИ У ЗАПРЕТНОЙ МЕЧЕТИ, ПОКА ОНИ НЕ СТАНУТ СРАЖАТЬСЯ ТАМ С ВАМИ. ЕСЛИ ЖЕ ОНИ БУДУТ СРАЖАТЬСЯ С ВАМИ, ТО УБИВАЙТЕ ИХ: ТАКОВО ВОЗМЕЗДИЕ НЕВЕРНЫХ!” ОТКУДА Я ДОЛЖЕН ИЗГНАТЬ НЕВЕРНЫХ – ИЗ АНАПЫ? ВАРНЫ?
С л э й д (спокойно). ДЛЯ НАЧАЛА – ИЗ СИ3ОПОЛЯ!

Чёрное море. Палуба “Меркурия”. Вечер.
Казарский лежал в своей каюте, положив руки под голову, и думал об Анне. Он помнил их встречу во всех подробностях и никак не мог себе представить, что может никогда больше не увидеть ее. Сама мысль об этом уже была для него противоестественной. Этого не может быть! А с другой стороны, почему я так много думаю о ней? Сколько за это время было смертей и потерь! Сколько я встречал девушек и тут же забывал о них! Почему Анна мне так запала в душу? А, может, я влюблён? Но где она? Её продали в рабство?
Казарский почувствовал, что больше не может находиться в каюте. С тяжёлым камнем на сердце он оделся и вышел на палубу. Тут же, увидев капитана, к нему подошёл лейтенант Нвосильский, стоящий на вахте.
Н о в о с и л ь с к и й . ГОСПОДИН КАПИТАН, КУРС ЗЮЙД-ЗЮЙД-ВЕСТ, СКОРОСТЬ ПЯТЬ УЗЛОВ, ГОРИЗОНТ ЧИСТ, КОМАНДА ОТДЫХАЕТ.
К а з а р с к и й (стараясь скрыть свое волнение). ХОРОШО, ФЕДОР МИХАЙЛОВИЧ, СПАСИБО. ХОРОШИЙ СЕГОДНЯ ВЕЧЕР. ВЧЕРА ШТОРМИЛО, А СЕГОДНЯ БЛАГОДАТЬ… (Казарский прислушался к разговору матросов) КАКИЕ ВОПРОСЫ У НАС СЕГОДНЯ ОБСУЖДАЮТ НА БАКЕ?
Н о в о с и л ь с к и й (улыбаясь). СЕГОДНЯ – СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ… ГУСЕВ ПЕРВЫЙ РАЗ ВЫШЕЛ.
На баке сидели матросы, а Артамон Тимофеев, как всегда, рассказывал очередную историю. Рядом, раскрыв рот, пристроился Федя.
Т и м о ф е е в. НУ И ВОТ, ЗНАЧИТ, СТАЛО БЫТЪ, ГОВОРИТ ЕМУ НИКОЛА УГОДНИК, ПЛЕННИКУ ЭТОМУ, ГРЕКУ… НУ, ПОНЯТНО, НА СВОЕМ ЯЗЫКЕ, ПО-ГРЕЦКИ…
Аникин подскочил от возмущения.
А н и к и н . ЗАХАРЫЧ, ПОЛНО ТЕБЕ ЗАЛИВАТЬ! НЕ ГОВОРИ НЕСУСВЕТИЦУ, ТЫ ЖЕ ПРО СВЯТОГО РАССКАЗЫВАЕШЬ – ПРО МИКОЛУ УГОДНИКА! И КАК ЖЕ ЭТО ОН У ТЕБЯ НЕ ПО-РУССКИ ЗАГОВОРИЛ?
Щ е р б а к о в . ВЕРНО, ЗАХАРЫЧ! ТИМКА ДЕЛО СКАЗЫВАЕТ – СВЯТЫЕ, ОНИ ВСЕ РУССКОГО НАРОДУ БЫЛИ!
А н и к и н (указывая на Щербакова). А КАК ЖЕ, БРАТЦЫ! (загибает пальцы) ПЕТРО АПОСТОЛ – РУССКИЙ. НУ? ИВАН-БОГОСЛОВЕЦ! НУ? (торжествующе посмотрел на всех)
Артамон Тимофеев хитро обвёл всех взглядом и наконец спросил у Аникина, заранее торжествуя победу.
Ти м о ф е е в . НУ, А ХРИСТОС, ПО-ТВОЕМУ, ТОЖЕ РУССКИЙ?
Ещё двое матросов вскочили. Аникин всплеснул руками.
А н и к и н . НЕТ, ВЫ ПОСЛУШАЙТЕ, ПОСЛУШАЙТЕ ПРАВОСЛАВНЫЕ! У НЕГО УЖ И ХРИТОС НЕРУССКИМ СТАЛ! А? ТЫ ГОВОРИ, ДА НЕ ЗАГОВАРИВАЙ! СЛУШАТЬ ТЕБЯ ГРЕШНО!
Тимофеев засмеялся. Матросы зашумели. Федя крутил головой и не знал, кого слушать. Засмеялись и Казарский с Новосильским. Тут Казарский попросил.
К а з а р с к и й . ФЁДОР МИХАЙЛОВИЧ, ВЫ УЖ ИМ В СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ ОБЪЯСНИТЕ, КАКОЙ НАЦИИ БЫЛ ХРИСТОС… И ЕСЛИ МОЖНО, ПОПРОСИТЕ ЛИСЕНКО, ПУСТЬ СПОЁТ ЧТО-НИБУДЬ!
Новосильский пошёл к матросам, и через некоторое время полилась над морем задушевная русская песня. Команда “Меркурия” слушала песню матроса, и каждый из них думал о своём.
Казарский думал об Анне…

Фрегат “Рафаил”. Утро. Туман.
В густом и вязком предрассветном тумане старческими складками свисали нижние паруса “Рафаила”, верхние же вообще были неразличимы. Тревожно было на душе Стройникова, стоявшего на мостике и вглядывающегося в обволакивающую фрегат пелену. Корабль беззвучно скользил в белом пространстве, и эта сказочная, совершенно нереальная тишина только усиливала тревогу капитана и не покидающее его чувство приближающейся беды.
На палубе чертыхнулся боцман, задев ногой край пушки. Стройников повернул голову и зачем-то спросил у стоящего на носу вахтенного матроса.
С т р о й н и к о в . НИЧЕГО НЕ ВИДИШЬ?
М а т р о с . НИЧЕГО, ВАШЕ ВЫСОКОРОДИЕ. ВОНА ЯКАЯ ХМАРЬ, НЕ ПРИВЕДИ ГОСПОДИ!
С т р о й н и к о в . ТО-ТО И ОНО, ЧТО ХМАРЬ…

Палуба шхуны. Утро. Туман.
Анна села и прислушалась. Было слышно, как плещет за бортом волна, а совсем рядом раздавался храп евнуха, лежащего поперёк двери. Сон евнуха был крепок и Анна решилась. Она отворила дверь и, переступив через евнуха, вышла на палубу. Окутавшая палубу белая пелена позволила ей проскользнуть на корму так, что даже рулевой не заметил её. Девушка стала разматывать верёвку, которой была “привязана, тащившаяся за кормой маленькая шлюпка. Внезапно пелена тумана расступилась, и совсем недалеко, появились очертания большого корабля. Анна вздрогнула и застыла от неожиданности.
М а р с о в ы й м а т р о с (громко). СЛЕВА ПО БОРТУ КОРАБЛЬ!
Перекрестившись, Анна кинулась к борту, но тут же оказалась в толстых руках евнуха, который с неожиданным проворством опять поймал беглянку. Над морем пронёсся, рассекая тишину, женский крик: “СПАСИТЕ!”.

Фрегат “Рафаил”. Утро. Туман.
Стройников услышал голос вперёдсмотрящего.
М а т р о с . КОРАБЛЬ! ПРЯМО ПО КУРСУ!
И почти одновременно женский крик. Стройников схватил подзорную трубу и увидел палубу турецкой шхуны, на которой ясно мелькнуло женское лицо, показавшееся капитану очень знакомым.
С т р о й н и к о в . ИГРАТЬ ТРЕВОГУ! МАРСОВЫЕ ПО ВАНТАМ! МАРСЕЛИ И ФОР-МАРСЕЛИ СТАВИТЬ!
Выскочившие на палубу офицеры продублировали его команды: “ПО МАРСАМ! ПОШЕЛ»”
Корабль ожил и начал готовиться к бою.

Шхуна. Утро. Туман.
На палубе шхуны царила паника. Плёткой и отборной руганью капитан подгонял матросов.
К а п и т а н . ШЕВЕЛИТЕСЬ, ЧЕРТИ, МЕДУЗА ВАМ В ГЛОТКУ! ПРАВО РУЛЯ! ПАРУСА СТАВИТЬ!
С русского корабля раздался предупредительный выстрел, и ядро шлёпнулось совсем недалеко от борта. Евнух присел, но по-прежнему крепко держал за волосы извивающуюся Анну.
Е в н у х . КТО ЭТО? НЕУЖЕЛИ РУССКИЕ?! О, ПРОПАЛА МОЯ ГОЛОВА! А ВДРУГ НЕ ДОГОНЯТ?!
К а п и т а н (с ненавистью глядя на евнуха). ЧУЯЛО МОЁ СЕРДЦЕ, ЧТО ДОВЕДЁТ НАС ТВОЯ БАБЁНКА ДО БЕДЫ. ТАЩИ ЕЁ В ТРЮМ, И ЧТОБЫ Я ЕЁ И ТЕБЯ БОЛЬШЕ НЕ ВИДЕЛ! РАЗРАЗИ МЕНЯ ГРОМ!
Ещё одно ядро, выпущенное с “Рафаила”, ударило в борт, шхуну тряхнуло. Несколько матросов упали. Евнух плюхнулся на колени и запричитал,
Е в н у х . СЮБХАН АЛЛАХ! ТЫ ОТВЕРНУЛСЯ ОТ МЕНЯ! ВСЁ ПОГИБЛО, О, Я НЕСЧАСТНЫЙ!
Капитан пнул его ногой и взбежал на мостик.

Фрегат «Рафаил». Утро. Туман.
Турецкая шхуна была уже совсем близко. Ядра, выпущенные с “Рафаила”, произвели уже некоторые разрушения на вражеском корабле, но он упорно продолжал удирать, иногда отвечая на выстрелы. Стройников рассматривал шхуну в подзорную трубу. Он увидел турка, который тащил по палубе за волосы женщину. Женщина обернулась – и он увидел Анну.
С т р о й н и к о в . ПРЕКРАТИТЬ ОГОНЬ! АБОРДАЖНАЯ КОМАНДА, ИЗГОТОВИТЬСЯ К АТАКЕ!
До шхуны оставалось несколько десятков метров. В этот новая полоса тумана скрыла турецкую шхуну и опять наступила тишина.
М а т р о с (из абордажной партии). НИКАК УТЕКЛИ, СУЧЬИ ДЕТИ?!
Стройников в сердцах стукнул кулаком по фальшборту.

На траверзе Пендераклии. Палуба шхуны. Утро.
Пелена тумана осталась позади. Луч яркого солнца, пробиваясь сквозь щели палубного люка, переместился по шпангоутам и осветил лежащую на топчане связавшую Анну и храпящего у её ног евнуха. Анна открыла глаза и услышала голос, капитана.
К а п и т а н . ПРИГОТОВИТСЯ К ПОВОРОТУ! КУРС НОРД-ВЕСТ!
Евнух поднял голову и прислушался к возне на палубе. Он вылез на палубу, щурясь от яркого солнца и огляделся.
Е в н у х . ПОЧЕМУ МЫ ИЗМЕНИЛИ КУРС, КАПИТАН?
Капитан махнул рукой на руины форта и дымящиеся остатки сожжённого корабля и Адмиралтейства.
К а п и т а н . ТЫ ВИДИШЬ, НА ЧТО СПОСОБНЫ ПРОКЛЯТЫЕ ГЯУРЫ! ПОЭТОМУ Я БОЛЬШЕ НЕ НАМЕРЕН ИСПУТЫВАТЬ СУДЬБУ.
Евнух упал на колени и потянул капитана за шаровары.
Е в н у х . ТЫ ПОЛУЧИШЬ В ЧЕТЫРЕ РАЗА БОЛЬШЕ… ДО ТРАБЗОНА ОСТАЛОСЬ СОВСЕМ НЕМНОГО… ПАША СНЕСЁТ МНЕ ГОЛОВУ!
К а п и т а н . СОВСЕМ НЕДАВНО АЛЛАХ СМИЛОСТИВИЛСЯ НАД НАМИ И ВЕРНОЙ ГИБЕЛИ ОТ ПУШЕК РУССКОГО ФРЕГАТА! ТЕПЕРЬ Я ВИЖУ ЭТИ РАЗВАЛИНЫ… ТЫ УВЕРЕН, ЧТО РУССКИЕ ВОЙСКА НЕ ЗАНЯЛИ ТРАБЗОН? НЕТ УЖ… С МЕНЯ ХВАТИТ!
Е в н у х (ползая на коленях у ног капитана). В ПЯТЬ РАЗ БОЛЬШЕ!
К а п и т а н . ПЛЕВАЛ Я НА ДЕНЬГИ ТВОЕГО ПАШИ! МНЕ МОЯ ШКУРА ДОРОЖЕ, И ПОЭТОМУ Я ВОЗВРАЩАЮСЬ. Х0ЧЕШЬ, Я ВЫСАЖУ ТЕБЯ ЗДЕСЬ НА БЕРЕГУ ВМЕСТЕ С ТВОИМ ГРУЗОМ? РЕШАЙ!
Е в н у х . ЧТО РЕШАТЬ? ЧТО РЕШАТЬ?! КУДА ЖЕ Я ПОЙДУ? В ПЕНДЕРАКЛИИ НЕ ОСТАЛОСЬ ДАЖЕ СОБАК… А ТЫ ТРУСЛИВЫЙ ШАКАЛ!
К а п и т а н (не обращая внимания на евнуха). РЕШАЙ!
Е в н у х . В СТАМБУЛЕ Я НАЙДУ БОЛЕЕ ОТВАЖНОГО КАПИТАНА, А ПРО ТВОЮ ТРУСОСТЬ РАССКАЖУ ВСЕМ.
К а п и т а н . СНАЧАЛА НАЙДИ, ЧЕРВЬ!

Палуба «Рафаила». Раннее утро.
Стройников поднялся на мостик. Туман стал как будто ещё плотнее, но чувство тревоги не уходило.
Ст р о й н и к о в . КАК НА ВАХТЕ?
В а х т е н н ы й о ф и ц е р . БЕЗ ПРОШЕСТВИЙ, НО ИЗ-ЗА ЭТОГО ЧЁРТОВОГО ТУМАНА НА ДУШЕ НЕСПОКОЙНО. ПОСЛЕ ТОГО КАК МЫ ПОТЕРЯЛИ ЭТУ ТУРЕЦКУЮ ПОСУДИНУ, ПРОШЛО ДВА ЧАСА, А ВСЁ ВРЕМЯ КАЖЕТСЯ, ЧТО МЫ ЗДЕСЬ НЕ ОДНИ…
Стройников вгляделся в белую пелену. Что это? Верхушки мачт, реи, борт крупного корабля… и опять белая стена,
С т р о й н и к о в . ДА, В ТАКОМ МОЛОКЕ И ПОМЕРЕЩИТСЯ, ЧЁРТ ЗНАЕТ ЧТО!
Неожиданно шевельнулись, почуяв ветер, паруса.
С т р о й н и к о в . СЕЙЧАС ПРОЯСНИТСЯ. СКОЛЬКО ДО БЕРЕГА?
В а х т е н н ы й о ф и ц е р . ТРИДЦАТЬ МИЛЬ.
С т р о й н и к о в . ХОРОШО… КАПУДАН ТЕПЕРЬ ВООБЩЕ НЕ ВЫСУНЕТСЯ. ТАК ЧТО ВСЕ ПРИЗЫ НАШИ!
В а х т е н н ы й о ф и ц е р . ВПЕРЕДСМОТРЯЩИЙ, БЫТЬ НАЧЕКУ! НА РУЛЕ, НЕ ЗЕВАТЬ!
Туман стал редеть. Над головой мелькнуло голубое небо.
М а т р о с н а с а л и н г е . В ДВУХ МИЛЯХ НА ВЕТРЕ, ВИЖУ ФЛОТ НЕПРИЯТЕЛЯ!
С т р о й н и к о в (недоверчиво). НА САЛИНГЕ, ЭЙ! ПРОТРИ ГЛАЗА!
М а т р о с н а с а л и н г е . ШЕСТЬ ЛИНЕЙНЫХ КОРАБЛЕЙ, ДВА ФРЕГАТА, ПЯТЬ КОРВЕТОВ, ДВА БРИГА, НЕСКОЛЬКО ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ СУДОВ… ЭТО УЖ ТОЧНО, ВАШЕ ВЫСОКОРОДИЕ.
Утренний бриз окончательно разогнал туман, и перед Стройниковым во всём своём боевом великолепии, возник турецкий флот. Резко ударили барабаны и корабли с громадными красными полотнищами на корме и золочёными львами на форштевнях, образовав огромную подкову, стороны которой всё удлинялись, охватывали “Рафаил” одновременно с двух сторон.
С т р о й н и к о в . ИГРАТЬ ТРЕВОГУ!
Матросы уже и так выбегали на палубу, разбуженные грохотом барабанов.
Турецкие корабли продолжали сжимать кольцо. Стройников, побледневший как полотно, молча взирал, как приближается стена турецких кораблей, вырваться за которую уже не было возможности. Внезапно барабаны смолкли, и в наступившей вдруг тишине с трёхдечного корабля, идущего в центре, послышался, усиленный рупором гортанный голос: «ЭЙ, РУС, СДАВАЙСЯ! УБИРАЙ ПАРУСА!».
Корабль под флагом самого капудан-паши был уже совсем рядом. Приближались, разрастались чёрные глазницы его страшных орудийных стволов, злобно скалились позолоченные львиные морды и не шелохнувшись стоял у борта сутулый седобородый старик в дорогом халате.
В а х т е н н ы й о ф и ц е р . КОРАБЛЬ К БОЮ ГОТОВ! ПРИКАЖЕТЕ К БОЮ?
Стройников смотрел мимо офицера и, как загипнотизированный, молчал. Над его головой наперегонки с парусниками плыли белые ладьи. На север несли их чистые верхние ветры – туда, где над синей рекой стоял красивый барский дом с четырьмя белыми колонами. И снова, по нервам: «СДАВАЙСЯ! УБИРАЙ ПАРУСА!».
И опять, ещё громче прежнего ударили со всех сторон барабаны. Команда “Рафаила” вся как один, повернула головы на своего капитана в ожидании команды «К БОЮ». Была не была – направить свой фрегат навстречу врагу… Но капитан молчал. На “Селимие” требовательно выстрелила пушка, взбив фонтан у самого борта.
Г о л о с с “С е л и м и е” . ЕСЛИ НЕ СПУСТИТЕ, ОТКРЫВАЮ ОГОНЬ!
Стройников оглядел затравленным взглядом вражеские корабли и, не глядя на своих, выдохнул:
С т р о й н и к о в . СПУСТИТЬ ФЛАГ!
Офицеры и матросы перекрестились, а с палубы до него донёсся чей-то взволнованный голос:
«ЭХ, ВАШЕ ВЫСОКОРОДИЕ, ПОШТО ДО КОНЦА ДНЕЙ ОСРАМИЛИ ВЫ НАС, 0СРАМИЛИ РАССЕЮ…».
Стройников не посмел поднять голову.

Флагман «Селимие». Мостик. Утро.
Слэйд стоял на мостике и с явным наслаждением смотрел на процесс захвата русского фрегата. Новый офицерский мундир турецкого флота, подогнанный корабельным портным точно по фигуре, сидел на нём с каким-то особенным шиком
С л э й д . ТАКОЕ ЗАХВАТЫВАЮЩЕЕ ЗРЕЛИЩЕ, МНОГОГО СТОИТ… ПОЗДРАВЛЯЮ ВАС С ПЕРВЫМ ТРОФЕЕМ, АДМИРАЛ!
Капудан-паша лишь усмехнулся, но в его глазах уже ярко горел огонь восточного азарта. Он подозвал к себе Нурей-бея.
Р а м и з . МАТРОСОВ ПРИКОВАТЬ В ТРЮМЕ, А РУССКОМУ КАПИТАНУ ОТВЕСТИ УДОБНУЮ КАЮТУ. Я ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ГОСТЕЙ! (Слэйду) АНГЛИЧАНИН И РУССКИЙ -СОБИРАЕТСЯ ОТЛИЧНАЯ КОМПАНИЯ!
В этот момент Стройников, в сопровождении двух турецких офицеров, ступил на палубу «Селямие». Проходя мимо мостика, он задержался на мгновение и посмотрел вверх, где, заложив руки за спину, стояли капудан-паша, окружённый многочисленной свитой, среди которой Стройников увидел Слэйда. Слэйд церемонно поклонился. По лицу Стройникова пробежала нервная судорога, он опустил глаза и быстро пошёл дальше.
Слэйд был в полном восторге. Такого поворота событий не ожидал даже он. Совершенно другое настроение вызвало появление Стройникова у капудан-паши.
Р а м и з . О, АЛЛАХ! ДАЙ МНЕ СИЛЫ, ЧТ0БЫ ЗАДУШИТЬ ЭТУ ГАДЮКУ… НАКОНЕЦ-ТО ПАДИШАХ ВСЕЛЕННОЙ УВИДИТ, ЧТО СТАРЫЙ РАМИЗ НЕ БРОСАЕТ СЛОВ НА ВЕТЕР!

Палуба “Меркурия”. День.
Казарский прохаживался по палубе. Команда и офицеры брига, давно заметившие изменения в настроении капитана, безуспешно попытались определить его причину. Казарский очнулся от раздумий, решительно повернулся и направился к штурвалу, где стоял лейтенант Скарятин.
К а з а р с к и й . СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ, ПРОДОЛЖАЙ ПРАВЫЙ ГАЛС, ПОДНИМАЙТЕСЬ ДО ЗЮЙД-ВЕСТА, НО ЕСЛИ БУДЕТ СГОНЯТЬ НИЖЕ ЗЮЙД-ЗЮЙД-ОСТ, УВЕДОМИТЕ МЕНЯ.
С к а р я т и н . СЛУШАЮСЬ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ!
К а з а р с к и й . ДА… И ЕСЛИ ВСЁ БУДЕТ БЛАГОПОЛУЧНО, РАСПОРЯДИТЕСЬ СЛУЖИТЕЛЯМ МЫТЬ БЕЛЬЁ ГОРЯЧЕЮ МОРСКОЮ ВОДОЮ, А ПОТОМ ПАЛУБУ. Я БУДУ В КАЮТЕ.
Скарятин взял под козырёк. Одновременно сверху раздался голос марсового матроса.
А р е х о в . СЛЕВА ПО КУРСУ ВИЖУ ПАРУС!
Казарский прошёлся по шканцам и поднёс к глазу подзорную трубу. Сзади стоял Скарятин.
К а з а р с к и й . ТУРЕЦКИЙ ТРАНСПОРТ! ВОТ ЭТО УДАЧА! ПРИ ТАКОЙ ВОЛНЕ МЫ ЕГО, ПОЖАЛУЙ, НАСТИГНЕМ.
С к а р я т и н . ТАК ТОЧНО, НАСТИГНЕМ!
К аз а р с к и й . ДЕРЖАТЬ НА ПАРУС! СТАВЬТЕ ЛИСЕЛЯ, СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ!
Рулевой слегка переложил штурвал.

Палуба шхуны. День.
Капитан опустил подзорную трубу.
К а п и т а н . ТРИ ТЫСЯЧИ ЧЕРТЕЙ ! РУССКИЙ БРИГ – И ПОХОЖЕ, ПО НАШУ ДУШУ…
Е в н у х (завопил). ВОТ ОПЯТЬ ВЛИПЛИ! ГОВОРИЛ Я ТЕБЕ, НЕ НАДО БЫЛО ПОВОРАЧИВАТЬ НАЗАД!
Капитан, бросил взгляд на идущий под всеми парусами бриг и повернулся к своему помощнику.
К а п и т а н . В ТАКУЮ ЗЫБЬ, МОЯ ШХУНА НЕВАЖНЫЙ ХОДОК, НО Я ДУМАЮ, ЧТО ПРОТИВ ВРАГА У НАС ЕСТЬ ШАНС. ПРИГОТОВИТЬСЯ К БОЮ! ПУШКИ НА КОРМУ!
Е в н у х . НЕУЖЕЛИ ДОГОНЯТ? ОХ, ПРОПАЛА МОЯ БЕДНАЯ ГОЛОВУШКА!
К а п и т а н . УБЕРИТЕ ЭТУ ПАДАЛЬ С ПАЛУБЫ…

Палуба “Меркурия”. День.
Ядро, пущенное со шхуны, просвистело и подняло недалеко от “Меркурия” фонтан брызг.
К а з а р с к и й (спокойно). АХ, ТАК ВЫ РЕШИЛИ?! ИГРАТЬ ТРЕВОГУ! КОРАБЛЬ К БОЮ! АБОРДАЖНУЮ КОМАНДУ НА ШКАНЦЫ!
Рядом с “Меркурием” упало ещё два ядра. На бриге всё пришло в движение, и через несколько минут к Казарскому подбежал Скарятин.
С к а р я т и н . КОРАБЛЬ К БОЮ ГОТОВ!
К а з а р с к и й . ЗАРЯЖАЙ! ДАЙ ПРИКУРИТЬ ТУРКУ!
Расстояние между кораблями медленно сокращалось. Турки продолжали огрызаться, но “Меркурий”, искусно маневрируя и уходя от турецких ядер, неуклонно приближался к шхуне. Артамон Тимофеев послал туркам первую порцию чугуна. Корма шхуны разлетелась вдребезги. Корабль потерял руль, и его стало разворачивать под ветер.
К а з а р с к и й (радостно). СПАСИБО, РУСАЧКИ, ДОБАВЬТЕ ЕЩЕ БАСУРМАНАМ!
“Меркурий” был уже совсем близко, когда от очередного бортового залпа, во все стороны полетели куски борта, и со страшным скрежетом рухнула бизань, довершив разрушения на корме шхуны.
Турки продолжали беспорядочно отвечать из орудий, а когда корабли совсем сблизились, на палубе “Меркурия” засвистели пули. Казарский окликнул Степана и тот вынес ему шпагу и пистолеты. Казарский подошёл к абордажной команде. За ним подбежал Скарятин в абордажной кирасе со шпагой и пистолетами.
К а з а р с к и й (Скарятину). ВСЕ СИЛЫ НА ЗАХВАТ КАПИТАНА… ОСТАЛЬНЫЕ И ТАК СДАДУТСЯ!
С к а р я т и н (матросам). НУ, С БОГОМ, БРАТЦЫ! ВПЕРЁД!
“Меркурий” ударил в борт шхуны, протаранив бушпритом надстройку, прошёлся вскользь по борту, и в этот момент абордажные крючья, пущенные с палубы русского брига, намертво вцепились в борт вражеской шхуны, и на его палубу с криком “УРА” устремились матросы во главе со Скарятиным и боцманом Канивченко.
Несмотря на страшный удар, турки организовали яростное сопротивление и кое-где потеснили наших матросов. Казарский внимательно наблюдал за боем, но когда несколько турок прорвались на палубу “Меркурия” и затеяли потасовку, скомандовал.
К а з а р с к и й . ЭЙ, БРАТЦЫ–КАНОНИРЫ, ПОКАЖЕМ ТУРКУ РУССКИЙ КУЛАК! ВПЕРЁД РЕБЯТА!
Этого удара турки уже не смогли выдержать и стали отступать к корме. Казарский пробежал по планширу, взобрался на марс и лихо спустился на палубу шхуны, прямо перед её капитаном.
Евнух, пятясь на четвереньках, заполз под упавший парус и сквозь дырку наблюдал за боем, постоянно всхлипывая и вздрагивая.
Казарский сражался с капитаном. Он выбил у него саблю, но капитан спрыгнул в трюм и Казарский последовал за ним. Капитан схватил топор и метнул его в Казэрского, но тот увернулся и топор врезался в обшивку. Не помог капитану и подобранный на полу ятаган. Золотая шпага Казарского пронзила его насквозь. Капитал упал и признал себя побеждённым. Остальные матросы тут же побросали оружие и попадали на колени.
К а з а р с к и й . ОСМОТРЕТЬ КОРАБЛЬ! ОКАЗАТЬ ПОМОЩЬ РАНЕНЫМ!
Подбежал мичман Притупов.
П р и т у п о в . ГОСПОДИН КАПИТАН! ТРЮМ ЗАЛИВАЕТ ВОДОЙ, НИЖЕ ВАТЕРЛИНИИ НЕСКОЛЬКО ПРОБОИН…
К а з а р с к и й . КОМАНДУ ШХУНЫ В ШЛЮПКИ, КОРАБЛЬ НА ДНО!
К Казарскому подтащили хнычащего евнуха. Он, со слезами на глазах, протягивал Канарскому золотые монеты.
К а з а р с к и й . ПРИТУПОВА КО МНЕ! (когда тот подошёл) ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ, ПЕРЕВЕДИТЕ. ЧТО ОН ХОЧЕТ?
Евнух продолжал что-то лепетать.
П р и т у п о в . ПРОСИТ ВЗЯТЬ ВСЕ ДЕНЬГИ И ОТПУСТИТЬ ЕГО ЖЕНЩИНОЙ. ГОВОРИТ, ЧТО НЕ ВОЕВАЛ ПРОТИВ НАС. ОН ЕДЕТ В ТРАБЗОН С НАЛОЖНИЦЕЙ ДЛЯ МЕСТНОГО ПАШИ… ОПЯТЬ ПРЕДЛАГАЕТ ДЕНЬГИ… ВПРОЧЕМ … ОБ ЭТОМ ПО ВТОРОМУ РАЗУ.
К а з а р с к и й . СПРОСИТЕ ЕГО, ГДЕ ЖЕНЩИНА?
Притупов перевёл. Евнух затих, и Притупову пришлось повторять вопрос капитана. Тут все услышали голос турецкого капитана, который лежал у фальшборта.
К а п и т а н . ОН ВЕЗЕТ ГРЕЧАНКУ ДЛЯ ГАРЕМА… ОНА В КАМОРКЕ, ВО ВТОРОМ ТРЮМЕ.
К а з а р с к и й . ГРЕЧАНКУ?
Казарский отшвырнул евнуха и побежал к кормовому трюму. На палубе матросы обыскивали сбившихся в кучу турецких моряков. В трюме было темно. Казарский рванул дверь каюты. Анна подняла голову, щурясь от яркого света. На пороге, в лучах солнечного света, стоял человек с сияющей на солнце золотой шпагой.
К а з а р с к и й . ВЫХОДИ!
Анна провела по лицу рукой, как бы отгоняя приведение.
К а з а р с к и й . ДА ВЫХОДИ ЖЕ! НЕ БОЙСЯ, ТЕБЯ НИКТО НЕ ТРОНЕТ.
Анна выскочила из угла, и, сделав несколько шагов, упала без чувств на руки Казарского, а в её пульсирующем сознании слышались слова Киликеи: “…НА ФЕЕРИЧЕСКОМ ФОНЕ ПРИБЛИЖАЮЩЕЙСЯ ГРОМАДЫ БЕЛОСНЕЖНЫХ ПАРУСОВ И СВЕРКАЮЩЕЙ ЗОЛОТОЙ ШПАГИ СТИХНУТ ВЕТРЫ…».
Казарский подхватил Анну и вынес её на палубу. Матросы радостно зашумели.
К а з а р с к и й . БОЖЕ МОЙ, АННА, ЭТО ВЫ?!
А н н а (медленно открыла глаза и тихо сказала). А ВЫ ОПЯТЬ НЕСЁТЕ МЕНЯ НА РУКАХ…
Е в н у х . НЕ ОТДАМ!!
Тут перед евнухом возник гигант Щербаков.
Щ е р б а к о в (пробасил). НЕ ШУМИ!
Евнух попятился назад и, не заметив проломленного борта шхуны, упал в воду под дружных хохот русских матросов. Через десять минут шхуна пошла ко дну.
Заходящее солнце, густо замешивало краски, окрашивая всё в багряные цвета и паруса “Меркурия”, и море, и даже сам воздух. Над морем лилась песня, которую негромко, но слажено, пели собравшиеся на баке матросы.
Кто-то курил, а кто-то перебинтовывал полученные в сегодняшнем бою раны,
А н и к и н . ДА… А ЧТО НИ ГОВОРИ, ПОДФАРТИЛО НАМЕДНИ НАШЕМУ КАПИТАНУ, ТАКУЮ КРАЛЮ ВМЕСТО ПРИЗА – ВОТ ПОВЕЗЛО! Я СПЕЦИАЛЬНО ПОБЛИЖЕ ПОДОШЕЛ… УВИДИШЬ – ГЛАЗ НЕ ОТОРВЁШЬ! ОЧИ С ПОВОЛОКОЙ, РОТИК С ПОЗЕВОТОЙ.
Щ е р б а к о в . БАЛАБОЛ, ЧТО ЗРЯ ЯЗЫКОМ ТРЕПЛЕШЬ… ЧЕЛОВЕКА ИЗ РАБСТВА ВЫЗВОЛИЛИ!
Т и м о ф е е в . ЧТО ВЫ ЕГО, БРАТВА, СЛУШАЕТЕ… ТЕБЯ БЫ, ДУРНА БАШКА, В РАБОСТВО ПРОДАЛИ – НЕБОСЬ БЫ, НЕ ТАК ЗАВЕРЕЩАЛ!
А н и к и н . А Я ЧЁ, Я НИЧЕГО… А ВОТ СЛЫХАЛ Я, БУДТО НА ТУРЕТЧИНЕ КАЖДОМУ ПО СОТНЕ ЖЕН ПОЛОЖЕНО!
Щ е р б а к о в . ДА, НУ ТЕБЯ! ЧТО С НЕЙ, С СОТНЕЙ-ТО, ДЕЛАТЬ?
А н и к и н (хитро улыбаясь). ИЗВЕСТНО ДЕЛО, ЧЕГО… ПРАВДА, ОНИ СВОИХ ЖЁН В СТРОГОСТИ ДЕРЖАТ – МНЕ ТОЛМАЧ ГРЕЦКИЙ В ПАСХУ РАССКАЗЫВАЛ.
Т и м о ф е е в . БРЕШЕТ ТВОЙ ТОЛМАЧ, ЧТО СИВЫЙ МЕРИН. САМ КУМЕКАЙ, КУДЫ ИХ
ТАКУЮ ПРОРВУ ПРОКОРМИТЬ, САМОГО СОЖРУТ ЖИВЬЁМ!
Лисенко завёл новую песню, а на палубу вышел фельдшера Прокофьев с маленьким пузырьком в руках.
Т и м о ф е е в . ЭЙ, МИХАЙЛО КАК ТАМА БАРЫШНЯ ГРЕЦКАЯ?
П р о к о ф ь е в . СПИТ БАРЫШНЯ, УЖЕ ДЕСЯТЬ ЧАСОВ СПИТ! НАМАЯЛАСЬ, СЕРДЕШНАЯ, В НЕВОЛЕ. ХОРОШО, МЫ ЕЁ ВЫЗВОЛИЛИ, А ТО БЫ БОЛЕЗНЬ У НЕЁ ПРИЧИНИЛАСЬ МОЗГОВАЯ, А ТОГДА ШАБАШ…
А н и к и н . И ТО ВЕРНО! У НАС, У БАРЫНИ, ИЗ СОСЕДНЕГО УЕЗДА, НЕРВНАЯ СТРУНА В БАШКЕ ЛОПНУЛА. ОЙ, КАК ЕЁ ВУКРУЧИВАЛО… СЛОВНО БЕС ВСЕЛИЛСЯ! ЧЁ, ОПЯТЬ НЕ ВЕРИТЕ? ВОТ ТЕ КРЕСТ! (перекрестился).
Фельдшер засеменил дальше. Казарский стоял на юте и молча любовался закатом. Рядом находился, заступивший на вахту, лейтенант Новосильский. Казарский увидел фельдшера.
К а з а р с к и й . КАК РАНЕНЫЕ, ДОКТОР?
П р о к о ф ь е в (вытянулся). ДОЗВОЛЬТЕ ДОЛОЖИТЬ, ВАШЕ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЕ!
К а з а р с к и й . ВОЛЬНО, ДОКТОР! ПОЖАЛУЙСТА, СЕЙЧАС БЕЗ ЦЕРЕМОНИЙ…
П р о к о ф ь е в . РАНЕНЫХ ШЕСТЬ: ЧЕТВЕРО ЧЕРЕЗ ДЕНЬ-ДВА ВСТАНУТ В СТР0Й, А ДВОЕ – ТОКАРЕВ И ЕГОР ЖИГАНОВ – ДЮЖЕ ПЛОХИ! ИХ БЫ В ГОШПИТАЛЬ ОПРЕДЕЛИТЬ… ПОСКОЛЬКУ, ЧТО Я ЗДЕСЬ МОГУ?
К а з а р с к и й . ХОРОШО. Я ЗАВТРА ПОГОВОРЮ С САХНОВСКИМ… НА “ШТАНДАРТЕ”
ЛАЗАРЕТ ПОСЕРЬЁЗНЕЙ, ВОЗМОЖНО, ПЕРЕВЕЗЕМ ТЯЖЕЛЫХ. А КАК НАША ГОСТЬЯ?
П р о к о ф ь е в . ПРОСПИТ, ДУМАЮ, ДО УТРА… В АККУРАТ МЫ ВОВРЕМЯ ПОСПЕЛИ, ЗНАЧИТ, С АБОРДАЖЕМ-ТО! КАПЛИ Я ЕЙ ДАЛ ДЛЯ СПОКОЙСТВИЮ, А ТАМ КАК БОГ ДАСТ…
К а з а р с к и й . ДОБРО! СПАСИБО, ДОКТОР. ИДИТЕ…
На палубу вышел штурман Прокофьев.
П р о к о ф ь е в . РАЗРЕШИТЕ ДОЛОЖИТЬ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, ДЕЛАЕМ ДЕСЯТЬ УЗЛОВ… ЕСЛИ ТАКУЮ СКОРОСТЬ ДО УТРА СОХРАНИМ, К МЕСТУ ВСТРЕЧИ СО “ШТАНДАРТОМ” И “ОРФЕЕМ» ВЫЙДЕМ ВОВРЕМЯ.
К а з а р с к и й (кивнул). ПОСИДИТЕ С НАМИ, ИВАН ПЕТРОВИЧ! СМОТРИТЕ, КАКАЯ КРАСОТА… БУЙСТВО, ФЕЙЕРВЕРК КАКОЙ-ТО…
П р о к о ф ь е в . ДА… СОЛНЦЕ КРАСНО К ВЕЧЕРУ – МОРЯКУ БОЯТЬСЯ НЕЧЕГО! ЗАВТРА БУДЕТ ДЕНЁК…
Офицеры помолчали.
Н о в о с и л ь с к и й . ЧТО НА ЗАВТРА? БУДЕМ ЗАЛИЗЫВАТЬ РАНЫ?
К а з а р с к и й . ДА, ПРЯМО С УТРА И НАЧИНАЙТЕ. ИСПРАВЛЕНИЯ ПРОИЗВЕСТИ… ПЕРВОЕ: ПРИЛАДИТЬ БЛОКИ НА РУСЛЕНЯХ ДЛЯ БОМБАКШТАГОВ И ПОЧИНИТЬ ПОРУЧНИ НА БАКЕ. БУШПРИТ И ВСЁ ПРОЧЕЕ В РАНГОУТЕ, ТОЛЬКО ПРЕЖДЕ НА БУШПРИТЕ И БЛИНДА-РЕЕ ОСКОБЛИТЬ СМОЛЯНЫЕ ПЯТНА. ПРОЧИЕ РАБОТЫ ОПРЕДЕЛИТЕ САМИ. ПАРУСА НЕСТИ ПО СИЛЕ ВЕТРА. О ВСТРЕЧЕ СО «ШТАНДАРТОМ» ДОЛОЖИТЬ НЕМЕДЛЕННО.
В этот момент Казарский увидел Анну, поднимавшуюся на палубу. Она была всё в том же
небесно-голубом шёлковом платье с накинутым на плечи матросским одеялом. Казарский подошёл к ней и взял под руку.
К а з а р с к и й . КАК ВЫ СЕБЯ ЧУВСТВУЕТЕ?
А н н а . ТЕПЕРЬ УЖЕ ХОРОШО!.. Я ТАК ДОЛГО ПРОСПАЛА… КАКОЙ ЗАКАТ… ПРЯМО! ОГНЕННАЯ СТИХИЯ…
Они пошли по палубе. Матросы продолжали петь.
А н н а . КАК ХОРОШО ОНИ ПОЮТ. Я ЗНАЮ ЭТУ ПЕСНЮ, ЕЁ ПЕЛА МОЯ МАМА, КОГДА Я БЫЛА СОВСЕМ МАЛЕНЬКАЯ.
По щекам Анны покатились слёзы.
К а з а р с к и й . ВЫ ПЛАЧЕТЕ, АННА! НЕ ПЛАЧЬТЕ. ВСЁ САМОЕ СТРАШНОЕ ПОЗАДИ. ВЫ СРЕДИ ДРУЗЕЙ. И ВООБЩЕ, ЛИТЬ СЛЁЗЫ НА БОЕВОМ КОРАБЛЕ ЗАПРЕЩЕНО.
А н н а (улыбаясь сквозь слёзы). СПАСИБО ВАМ. НО ЭТО… ЭТО… ЭТО БЫЛО ТАК УЖАСНО!
Более не сдерживаясь, в порыве охвативших её чувств, она припала к Казарскому. Слёзы брызнули из её глаз, но это были уже слёзы радости. Это была единственная разрядка много и сильно пережившего человека, и Казарский понимал это.
Увидев эту сцену, штурман тихонько ушёл к себе. Уходя, он кивнул матросам, и те, один за другим, покинули палубу. У мачты остался один Лисенко допевать песню, Новосильский отвернулся изучать пенный след за кормой «Меркурия», а чуть погодя и рулевого развернул за плечи.
Анна уже не хотела плакать, но слёзы всё катились и катились по её лицу. Казарский боялся пошевелиться, потому что, кроме охватившей его жалости, его охватило и другое чувство, от которого столь непривычно ведёт себя сердце в груди, и он чуть не выпалил, что влюблён, что влюбился ещё тогда, когда они встретились благодаря провидению, тогда когда он первый раз увидел её глаза и безнадёжно утонул в них навсегда. Но он вдруг понял и то, что не может этого сказать сейчас, на виду у своих офицеров и матросов, поэтому молчал капитан. Он только слегка сжал её руку и молчал.
И звучала песня, и красным был закат, словно что-то предвещало огонь и кровь, но, отдавшись песне, никто не думал об этом.

Бриг «Меркурий». Каюта Казарскогого. Раннее утро.
Анна открыла глазка. Отражённые от воды солнечные зайчики бегали по потолку каюты. Где-то поскрипывали снасти. На кресле лежало тщательно выстиранное и выглаженное платье. Раздался стук в дверь.
А н н а (прикрываясь одеялом). КТО ТАМ?
С т е п а н (за дверью).СТЕПАН ЭТО, БАРЬШНЯ, ДЕНЩИК, ЗНАЧИТ, ЕГО ВЫСОКОРОДИЯ…
А н н а . ВЫ МОЖЕТЕ ВОЙТИ, СТЕПАН!
Степан вошёл, но увидев Анну под одеялом, отвернулся к двери.
С т е п а н . ЛЯКСАНДР ИВАНОВИЧ РАСПОРЯДИЛСЯ ЗАВТРАК ПОДАТЬ, ЕЖЕЛИ ВЫ ОТКУШАТЬ ПОЖЕЛАЕТЕ…
А н н а . СПАСИБО, Я ТОЛЬКО ОДЕНУСЬ. (она посмотрела на платье) ПЛАТЬЕ ВЫ ВЫСТИРАЛИ?
С т е п а н (оправдываясь). ЛЯКСАНДР ИВАНОВИЧ ПРИКАЗАЛИ ПОЛНУЮ ПРИБОРОЧКУ, ТАК СКАЗАТЬ, ВАШЕЙ АМУНИЦИЙ УСТРОИТЬ. ПРОСТИТЕ? ЕСЛИ ЧТО НЕ ТАК…
А н н а (улыбаясь). НУ ЧТО ТЫ, СТЕПАН, СПАСИБО, ТОЛЬКО, КАК ЭТО ТЕБЕ СКАЗАТЬ, НЕ ХОЧУ Я БОЛЬШЕ ЭТУ… АМУНИЦИЮ НАДЕВАТЬ, ПОНИМАЕШЬ?
С т е п а н . ТАК ТОЧНО, БАРЫШНЯ, ОЧЕНЬ ДАЖЕ ХОРОШО ПОНИМАЮ!
А н н а . ТАК ВОТ, МИЛЫЙ, СТЕПАН, НЕ СМОГ БЫ ТЫ МНЕ ЧТО-ТО ДРУГОЕ ПОДЫСКАТЬ?
С т е п а н . ОТЧЕГО ЖЕ, ЭТО МЫ УСТРОЕМ, БАРЫШНЯ.
Степан вышел. Анна вскочила и из простыни и одеяла соорудила себе “восточный” наряд. Через несколько минут с подносом вошёл Степан, держа под мышкой тельняшку, брюки и матросскую форменку.
С т е п а н . ЗНАЧИТ, ЭТА, ВОТ БАРЫШНЯ, ИЗВОЛЬТЕ ОТКУШАТЬ… А ЭТО ВОТ…
(кладёт на стол одежду) НЕ ПЕРВОГО СР0КУ, НО ПОСТИРАТОЕ, ТУТ ВЫ НЕ СОМНЕВАЙТЕСЬ, БАРЫШНЯ.
Степан вышел. Анна скинула с себя одеяло и облачилась в принесённые Степаном одежды. Через минуту Анна высунула голову за дверь. Степан обернулся. Анна открыла дверь и предстала перед Степаном в новом обличье. Матросская одежда была ей очень велика.
А н н а (смущенно). СТЕПАН, НЕТ ЛИ У ВАС ИГОЛКИ С НИТКОЙ?
С т е п а н (полез в шкафчик) СЕЙ МИНУТ, БАРЫШНЯ!
А н н а . Я НА СЕГОДНЯШНЮЮ НОЧЬ ВЫСЕЛИЛА ХОЗЯИНА ИЗ ДОМА?
С т е п а н (подаёт Анне большой моток ниток, иголку и огромные ножницы). НЕ ИЗВОЛЬТЕ БЕСПОКОИТЬСЯ, ИХ ВЫСОКОРОДИЕ У СЕРГЕЯ ИОСИФОВИЧА, ЗНАЧИТ… ПОКА ТОТ НА ВАХТЕ! ВОТ, БАРЫШНЯ, СТРУМЕНТ!
А н н а . А ГДЕ КАПИТАН?
С т е п а н . ЛЯКСАНДР ИВАНОВИЧ ОТБЫЛИ НА “ШТАНДАРТ”. СТАЛО БЫГЬ, КАК Я ДУМАЮ, ДИСПОЗИЦИЮ УТОЧНЯТЬ… ДА ВЫ БЫ ЧАЙ ТО ИСПИЛИ, А ТО ОСТЫНЕТ!
Анна скрылась за дверью.

Бриг «Меркурий». Палуба. Утро.
Три корабля шли параллельными курсами. Впереди под всеми парусами шёл “Штандарт”, чуть правее и дальше “Орфей” и “Меркурий”. Казарский стоял рядом со Скарятиным.
К а з а р с к и й (посмосмотрел вверх, на паруса). ПРИ ТАКОМ ВЕТРЕ БОЛЕЕ ПЯТИ УЗЛОВ ДЕЛАТЬ НЕ СМОЖЕМ.
С к а р я т и н . ТАК ТОЧНО. НА ЭТОТ РАЗ ДОЛГО НАМ ДО БОСФОРА ДОБИРАТЬСЯ…
К а з а р с к и й . СЛЕДУЙТЕ ДВИЖЕНИЯМ “ШТАНДАРТА” И ПЕРЕДАЙТЕ ПО ВАХТЕ. СТАРАЙТЕСЬ БЫТЬ НЕ НИЖЕ ЕГО ТРАВЕРСА, А ЕЖЕЛИ БУДЕМ ОТСТАВАТЬ, УВЕДОМЬТЕ МЕНЯ. ПОСЛЕ ЗАВТРАКА ПАРУСНЫЕ УЧЕНИЯ, А ОСТАЛЬНЫМ МЫТЬ КУБРИЧНЫЕ ЛЮКИ СТИРКАМИ С ПЕСКОМ.
С к а р я т и н . БУДЕТ ИСПОЛНЕНО.
В этот момент на палубе появилась Анна в изящно подогнанной по фигуре матросской форме. Все заулыбались. Казарский подошел к Анне.
А н н а . ДОБРОЕ УТРО, КАПИТАН! КАК ВЕТЕР?
К а з а р к и й . СЛАБЫЙ ЗЮЙД-ВЕСТ, УВАЖАЕМЫЙ АДМИРАЛ! КАК ВЫ СЕБЯ ЧУВСТВУЕТЕ?
А н н а . Я ТАК ДОЛГО СПАЛА… СЕЙЧАС ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ПРЕКРАСНО!
К а з а р с к и й (улыбаясь). ДУМАЮ, ЧТО В КАКОЙ-ТО МЕРЕ ЭТОМУ СПОСОБСТВУЕТ МОРСКОЙ ВОЗДУХ И… НОВАЯ ФОРМА, КОТОРАЯ ВАМ ТАК ИДЁТ.
К ним подошёл Скарятин.
К а з а р с к и й . РАЗРЕШИТЕ ВАМ ПРЕДСТАВИТЬ – ЛЕЙТЕНАНТ СКАРЯТИН, СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ.
Скарятин поклонился и поцеловал Анне руку.
А н н а . АННА.
С к а р я т и н . МЫ ВСЕ РАДЫ ВИДЕТЬ ВАС В ДОБРОМ ЗДРАВИИ, МАДЕМУАЗЕЛЬ. НЕ СОМНЕВАЙТЕСЬ, ТЕПЕРЬ ВЫ ПОД НАДЁЖНОЙ ЗАЩИТОЙ!
А н н а . Я ВАМ ТАК ВСЕМ БЛАГОДАРНА, ГОСПОДА!
Скарятин что-то увидел на палубе.
С к а р я т и н . ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ, МАДЕМУАЗЕЛЬ. ВЫНУЖДЕН ВАС ПОКИНУТЬ. СЛУЖБА!
Анна и Казарский пошли по палубе
К а з а р с к и й . Я ВСЁ ЕЩЁ НЕ ВЕРЮ СВОИМ ГЛАЗАМ… ВЫ! И ЗДЕСЬ, НА «МЕРКУРИИ», ВСЁ ЭТО ВРЕМЯ Я С УЖАСОМ ДУМАЛ, ЧТО БОЛЕЕ НИКОГДА В ЖИЗНИ НЕ ВСТРЕЧУ ВАС. ХОТЯ НЕТ, НЕПРАВДУ Я ГОВОРЮ! Я ПРОСТО БЫЛ УВЕРЕН, ЧТО МЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ВСТРЕТИМСЯ!
А н н а . КАК СТРАННО, И МНЕ ПОЧЕМУ-ТО КАЗАЛОСЬ, ЧТО МЫ С ВАМИ ВСТРЕТИМСЯ. ДАЖЕ СОН ПРИСНИЛСЯ…
Матросы начали приборку.
А н и к и н . ВОТ И ВЗЯЛА МАМЗЕЛЬ НА АБОРДАЖ НАШЕГО КАПИТАНА.
К а н и в ч е н к о . АБОРДАЖ – ЕРУНДА! ЖЕНЩИНА НА КОРАБЛЕ – ВОТ ГДЕ СОБАКА ЗАРЫТА. БЕДА!

Палуба “Селимие”. Утро.
Призывая к утреннему намазу, запели имамы, забравшиеся на крюйс-марсы всех кораблей турецкой эскадры. Слэйд поднялся на ют в щегольско подогнанном турецком мундире и взглянул вниз. Отсюда, с высоты открывался вид на палубу, устланную телами молящихся. Скрестив руки на груди, он некоторое время любовался живописной картиной. Внезапно с салинга раздался крик: «ТРИ ПАРУСА НА ГОРИЗОНТЕ!».
Слэйд и вахтенный офицер подняли подзорные трубы. Вахтенный офицер сделал знак матросу и тот кубарем скатился вниз. Через несколько минут на мостик поднялись капудан-паша и Нурей – бей.
С л э й д (кланяясь). ФРЕГАТ И ДВА БРИГА, АДМИРАЛ. РУССКИЕ САМИ ИДУТ К ВАМ В РУКИ.
Капудан-паша оторвался от подзорной трубы, вдоволь налюбовавшись русскими крейсерами. Глаза его хищно сверкали и это, естественно, не укрылось от Слэйда.
К а п у д а н – п а ш а . ПЕРВЫЙ РАЗ ВИЖУ БЕЗУМЦЕВ, КОТОРЫЕ САМИ ЛЕЗУТ В ПАСТЬ ЛЬВА!
С л э й д . УДАЧА, ПОХОЖЕ, ВЗЛЮБИЛА ВАС. И УЖЕ ВТОРОЙ РАЗ ЗА ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ!
Вместо ответа капудан-паша повернулся к вахтенному офицеру.
А п у д а н – п а ш а . ГДЕ РУССКИЙ КАПИТАН?
О ф и ц е р . ОН МОЛИТСЯ В СВОЕЙ КАЮТЕ.
К а п у д а н – п а ш а (поднимая подзорную трубу) ПРИВЕДИТЕ ЕГО!

Бриг “Меркурий”. Утро.
А р е х о в (с марса). ВИЖУ ЭСКАДРУ!
Все вскинули головы. Казарский раздвинул подзорную трубу и направил её на горизонт. Так и есть – на них шла вся турецкая эскадра.
К а з а р с к и й . ПОХОЖЕ, ЧТО НА ЭТОТ РАЗ КАПУДАН-ПАША РЕШИЛСЯ. ЧТО Ж… ИГРАТЬ ТРЕВОГУ!
С к а р я т и н . ЕРОФЕЕВ! ИГРАТЬ ТРЕВОГУ!
Удары медного колокола догнали впереди идущие корабли, и через минуту они подняли сигналы, что тоже заметили неприятеля. На “Меркурии” стали готовиться к бою.
А р е х о в . НА ГОРИЗОНТЕ ЧЕТЫРНАДЦАТЬ КОРАБЛЕЙ!
К а з а р с к и й . ОТЛИЧНО! ЗНАЧИТ ВЕСЬ ТУРЕЦКИЙ ФЛОТ ПЕРЕД НАМИ. НАЧНЁМ ИГРУ!
К стоящей рядом с Казарским Анне подошел Федя. Он сглотнул слюну и опустил секстан, чтобы никто не заметил, как у него дрожит рука.

Палуба «Селимие». Утро.
Стройников поднялся на мостик в сопровождении двух матросов. Отсутствие фуражки, расстёгнутый сюртук с небрежно повязанным шейным платком, а также трёхдневная щетина и красные воспалённые глаза красноречиво говорили об устойчивой бессоннице. Слэйд, желая пока оставаться незамеченным, отошёл к группе офицеров и стал наблюдать. Капудан-паша протянул Стройникову подзорную трубу и хитро прищурил глаза.
К а п у д а н – п а ш а . НЕ БУДЕТ ЛИ ТАК ЛЮБЕЗЕН МОЙ УВАЖАЕМЫЙ ГОСТЬ ВЗГЛЯНУТЬ НА ЭТИХ МОЛОДЦОВ, КОТОРЫЕ ПОЗВОЛЯЮТ СЕБЕ ТАК ДЕРЗИТЬ НА ВИДУ НЕПОБЕДИМОГО ФЛОТА ВЕЛИКОГО СУЛТАНА, ДА ПРОДЛИТ АЛЛАХ БЕСКОНЕЧНО ЕГО ГОДЫ!
Стройников поднял трубу и вздрогнул от неожиданности. Прямо на него, вслед за “Штандартом” и “Орфеем”, шёл под всеми парусами “Меркурий”. Стройникову стало жарко, руки его задрожали и он опустил глаза.
К а п у д а н – п а ш а . ЧТО ЖЕ СКАЖЕТ, ГОСПОДИН КАПИТАН?
Несколько секунд Стройников молчал, а когда справился со своими эмоциями, поднял голову и, не смотря ни на кого, сказал.
С т р о й н и к о в . КАПИТАНЫ КОРАБЛЕЙ РУССКОГО ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА МОГУТ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ… ВСЁ.
К а п у д а н – п а ш а (с ехидством) ДАЖЕ СПУСТИТЬ ФЛАГ?
Капудан-паша недовольно вскинул брови и резко отвернулся к стоящему рядом Нурей-бею.
К а п у д а н – п а ш а . АЛЛАХ ДАРУЕТ НАМ НОВУЮ ПОБЕДУ! ПУСТЬ ВСЕ ПРАВОВЕРНЫЕ УБЕДЯТСЯ, ЧТО НЕТ ТАКИХ ДУХОВ ШАЙТАНА, С КОИМИ НЕ СОВЛАДАЛИ БЫ ВОИНЫ МАГОМЕТА! ПУСТЬ ВСЕ ПОВЕРЯТ В ЗВЕЗДУ ПАДИШАХА. И СЛУХ ОБ ЭТОМ ПУСТЬ РАЗЛЕТИТСЯ ПО ВСЕЙ ИМПЕРИИ. ПУСТЬ ТАК И БУДЕТ!
Нурей-бей отдал команду, и корабль вмиг ожил. По палубе сновали матросы и канониры, занимая места и готовя корабль к бою.
С т р о й н и к о в . ПОЗВОЛЬТЕ МНЕ УДАЛИТЬСЯ…
К а п у д а н – п а ш а . НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ, КАПИТАН! ЗАДЕРЖИТЕСЬ… В СКОРОМ ВРЕМЕНИ Я ОБЕЩАЮ ВАМ НЕЗАБЫВАЕМУЮ ВСТРЕЧУ С ВАШИМИ СОПЛЕМЕННИКАМИ.
Слэйд тихо подошёл сзади к Стройникову.
С л э й д (почти на ухо Стройникову). ОПЯТЬ СОБЕРЁТСЯ ХОРОШАЯ КОМПАНИЯ, КАК НЕДАВНО… В СИЗОПОЛЕ.
Стройников резко обернулся.

Бриг “Меркурий”. Утро.
Русские корабли шли навстречу турецкому флоту. Дерзко трепетали на ветру Андреевские флаги, вселяя лихость, пьяня. На палубе стояла напряжённая тишина. Да, они играли судьбою – летели навстречу, идущей в кильватер, грозной турецкой армаде» Федя стоял рядом с Анной и так вцепился в планшир, что побелели пальцы.
А н н а . А ЭТО НЕ ОПАСНО, ПОДХОДИТЬ ТАК БЛИЗКО?
ФЕДЯ (пытаясь показать, что ему не страшно) КОНЕЧНО, ОПАСНО… НО С НАШИМ КАПИТАНОМ НЕ СТРАШНО! А ТО ВЕДЬ, КАК ИНАЧЕ ЗАСТАВИТЬ ТУРКА БРОСИТЬСЯ В ПОГОНЮ? А ТАМ УЖ НАШИ ПОДОЙДУТ И ШАРАХНУТ.
А н н а . Я ПОНИМАЮ. А МОЖЕТ, УЖЕ ПОРА ПОВОРАЧИВАТЬ?
Федя кивнул. Матросы молча наблюдали за приближающимся флотом. Лисенко перекрестился.
А н и к и н . БУДТО В ПАСТЬ К ДЬЯВОЛУ…
Т и м о ф е е в . НЕ БОИСЬ, ПАРЯ… СТРАХОВ МНОГО, А СМЕРТЬ ОДНА.
Скарятин повернулся к Казарскому.
С к а р я т и н . ПОРА БЫ К ПОВОРОТУ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ.
Казарский кивнул. Он и сам видел, что дистанция до турецкого флагмана было уже около двух миль. И как бы иллюстрируя его мысли, на “ШТАНДАРТЕ” взлетел сигнал: «ИДТИ В СИЗОПОЛЬ».
К а з а р с к и й . К ПОВОРОТУ!

Флагман “Селимие”. Мостик.
Слэйд посмотрел на Стройникова. Тот отвернулся, и, казалось, что столь внезапное появление Слэйда, ничуть его не удивило.
С л э й д . ВИЖУ, ЧТО ВЫ НЕ УДИВЛЕНЫ НАШЕЙ ВСТРЕЧЕ.
С т р о й н и к о в . Я ЕЩЁ ТОГДА ПОНЯЛ, ЧТО ВЫ НЕ ТОТ ЗА КОГО СЕБЯ ВЫДАЁТЕ.
С л э й д . ДА, ВЫ ПРАВЫ, НО ОТЧАСТИ! Я С ДЕТСТВА ЛЮБЛЮ ГЕОГРАФИЮ…
Стройников не ответил
С л э й д . МНЕ НРАВЯТСЯ, ЧЁРТ ПОБЕРИ, ЭТИ РУССКИЕ СМЕЛЬЧАКИ, СТРОЙНИКОВ. ТО, ЧТО ОНИ ДЕЛАЮТ, ОСКОРБИТЕЛЬНО ДЛЯ ЛЮБОГО САМОЛЮБИЯ, А УЖ ТЕМ БОЛЕЕ ДЛЯ САМОЛЮБИЯ НАШЕГО НЕСРАВНЕННОГО РАМИЗА… И КАЖЕТСЯ, Я ПОНИМАЮ ИСТОЧНИК ИХ ВДОХНОВЕННОЙ ОТВАГИ, КОТОРОЙ НЕЛЬЗЯ НЕ ВОСХИЩАТЬСЯ, ИБО У КАЖДОГО ВДОХНОВЕНИЯ ЕСТЬ СВОЯ МЕЛОДИЯ, И ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ ЧИСТОЙ, КАК ЗВУК ТРУБ В РУКАХ ОДАРЁННОГО МУЗЫКАНТА. НЕ СКРОЮ, МНЕ НА РУКУ ИХ ДЕРЗОСТЬ И ПОНЯТНЫ ЦЕЛИ, КОТОРЫЕ ОНИ ПРЕСЛЕДУЮТ.
С т р о й н и к о в (сам себе)
– КОМУ ДОЗВОЛЕНА ЦЕЛЬ, ТОМУ ДОЗВОЛЕНЫ СРЕДСТВА.
С л э й д . ОДНАКО ВСЕМУ ЕСТЬ ПРЕДЕЛ!
И тут, словно отозвавшись на его призыв, все три русских судна разом осуществили поворот и легли на обратный курс.
К а п у д а н – п а ш а . НУРЕЙ-БЕЙ, РАСПОРЯДИТЕСЬ ПОСТАВИТЬ ЛИСЕЛЯ! ВОТ ТЕПЕРЬ И ПОГОНЯЕМСЯ!

Бриг «Меркурий». Палуба.
«Штандарт» и «Орфей» несколько опережали “Меркурий”.
Казарский поднял голову, словно надеясь, что ещё есть резерв, но увы, на “Меркурии” были подняты все паруса.
К а з а р с к и й (сам себе). ОТСТАЁМ ПОТИХ0НЕЧКУ…
Вдруг Казарский услышал голос со “Штандарта”
Г о л о с . КАЗАРСКОГО НА БАК!
Казарский появился у бушприта и махнул Сахновскому рукой. Сахновский поднёс рупор ко рту.
С а х н о в с к и й . ЛОЖИСЬ КУРСОМ, КАКИМ СУДНО ЛУЧШЕ ХОДИТ! НАДЕЮСЬ, ЧТО ПАША УВЯЖЕТСЯ ЗА НАМИ.
Казарский помахал Сахновскому рукой и подошёл к Прокофьеву.
К а з а р с к и й . ВЕТЕР?
П р о к о ф ь е в . ВЕСТ-ЗЮЙД-ВЕСТ.
Казарский взял секстан и пошёл на корму. И хотя все глаза были обращены на него, он ничего явно не обнаруживал, и на лице его не было заметно никакого волнения. Казарский измерил высоту турецких кораблей, чтобы знать быстроту их приближения. Наконец Казарский скомандовал.
К а з а р с к и й . КУРС НОРД-НОРД-ВЕСТ! О ВСЕХ МАНЕВРАХ НЕПРИЯТЕЛЯ НЕМЕДЛЕННО МЕНЯ ИНФОРМИРОВАТЬ.

Флагман “Селимие”. Мостик.
Капудан – паша неотрывно и внимательно наблюдал за русскими кораблями.
Н у р и н – б е й . РАЗБЕГАЮТСЯ…
Рамиз усмехнулся. Русские корабли расходились в разные стороны. “Меркурий” изящно наклонившись на правый борт, уже заметно отставал от “Штандарта” и “Орфея”.
К а п у д а н – п а ш а . ЕЩЕ БЫ… ПРАВЫЙ БРИГ НЕ СТОЛЬ ХОРОШИЙ Х0Д0К, КАК ДРУГИЕ. А ЧТО ПО ЭТОМУ ПОВОДУ ДУМАЕТ МОЙ ДРУГ АНГЛИЧАНИН?
С л э й д . ОНИ НЕПЛОХИЕ ХОДОКИ, НО ВСЕ ОНИ УСТУПАЮТ “СЕЛИМИЕ”. У ВАС ПРЕКРАСНЫЕ КОРАБЛИ, АДМИРАЛ. ОНИ ЛЕГКИ НА ХОДУ, ЛЮБОЙ ФЛОТ МОГ БЫ ГОРДИТЬСЯ ТАКИМИ ОТМЕННЫМИ ХОДОКАМИ!
К а п у д а н – п а ш а . ОНИ ПОСТРОЕНЫ НА ТУРЕЦКИХ ВЕРФЯХ, И ПУШКИ, ЛЕЙТЕНАНТ, ОТЛИТЫ НА ТУРЕЦКИХ ЛИТЕЙНЫХ ДВОРАХ. СЕГОДНЯ НАСТАЛО НАШЕ ВРЕМЯ ПОКВИТАТЬСЯ! (Рамиз стал серьёзным и продолжал) МЫ ПОСТРОИМ ЕЩЁ КОРАБЛИ! ИХ БУДЕТ МНОГО, СТОЛЬКО ЖЕ, СКОЛЬКО У ВАС, БРИТАНЦЕВ. И ВНОВЬ СТАНЕТ ГРОЗОЙ ДЛЯ ВСЕХ МОЙ ФЛОТ! ОГНЕННЫМ СМЕРЧЕМ ПРОЙДУТ НАШИ ЭСКАДРЫ ПО РУССКИМ ПОРТАМ, ВСЁ УНИЧТОЖАЯ НА СВОЁМ ПУТИ. МЫ СДУЕМ НЕВЕРНЫХ, КАК ПЫЛЬ С ЗЕРКАЛА! ДА БУДЕТ ТАК!
Капудан – паша улыбался. Шут, разогнавшись на кривых ногах, кувыркнулся в воздухе.
Ш у т . ВОТ ТАК БУДУТ КУВЫРКАТЬСЯ ПЕРЕД ТОБОЙ РУССКИЕ КАПИТАНЫ, ВЕЛИКИЙ РАМИЗ!
Рамиз посмотрел на Стройникова и медленно подошёл к нему.
Р а м и з (не отрываясь глядя на Стройникова) ЗАВТРА УТРОМ ВЕЛИКИЙ СУЛТАН, ДА ДАРУЕТ ЕМУ АЛЛАХ МНОГИЕ ЛЕТА, УВИДИТ ПЕРЕД СВОИМИ ОКНАМИ НЕЗНАКОМЫЙ ФРЕГАТ, НА МАЧТЕ КОТОРОГО ВЫШЕ РОССИЙСКОГО ФЛАГА БУДЕТ РАЗВЕВАТЬСЯ ФЛАГ С ПОЛУМЕСЯЦЕМ. ЭТО ПРИДАСТ СИЛЫ НАШИМ ВОИНАМ. А ПОЗЖЕ К НЕМУ ПРИСОЕДИНИТСЯ ЕЩЁ ОДИН… (он повернулся в сторону уходящих кораблей) Я СЛЫШАЛ, ЧТО У РУССКИХ ЕСТЬ ПОГОВОРКА – ЛУЧШЕ СИНИЦА В РУКЕ, ЧЕМ ЖУРАВЛЬ В НЕБЕ. Я ПОСЛЕДУЮ ЭТОЙ ПОГОВОРКЕ (опять посмотрел на Стройникова) ВОТ ТОТ БРИГ, С ИЗОБРАЖЕНИЕМ ГРЕЧЕСКОГО БОГА НА ФОРШТЕВНЕ, ОН БУДЕТ МОИМ!
Глаза его сверкнули, и повелительным жестом капудан-паша указал на “Меркурий”.
Н у р и н – б е й . ПОСТАВИТЬ ЛИСЕЛЯ!

Бриг “Меркурий”. Палуба.
Сменив бейдевинд на галфинд, “Меркурий” сразу получил преимущество в ходе. Наклонившись на правый борт, неся все паруса, бриг бодро вспенивал воду. Солнце всё выше поднималось над горизонтом. Казарский взглянул на небо и достал из кармана часы. Они показывали девять часов.
С к а р я т и н . ПОХОЖЕ, ПАША УВЯЗАЛСЯ ЗА НАМИ!
К а з а р с к и й . ВИЖУ… ДУМАЮ, ЕСЛИ ВЕТЕР НЕ ПОДВЕДЁТ, УЙДЁМ. КОМАНДЕ ДЕЙСТВОВАТЬ ПО РАСПОРЯДКУ.
К Казарскому подошла Анна.
А н н а . НАМ ПРЕДСТОИТ СРАЖЕНИЕ?
К а з а р с к и й . ВСЁ ЗАВИСИТ ОТ ВЕТРА И БОЖЬЕГО СОИЗВОЛЕНИЯ…
А н н а . ЧЕМ Я МОГУ БЫТЬ, ВАМ ПОЛЕЗНА?
К а з а р с к и й . ЧТО ВЫ! КАК ЖЕ Я МОГУ НАГРУЖАТЬ ГОСТЬЮ. КАКИМИ-ЛИБО
ОБЯЗАННОСТЯМИ!
Анна вспыхнула.
А н н а . Я УМЕЮ ХОРОШО СТРЕЛЯТЬ!
К а з а р с к и й (поклонился). МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО СТО МУЖЧИН – ЭТО ДОСТАТОЧНАЯ СИЛА, ЧТОБЫ ЗАЩИТИТЬ ОДНУ ЖЕНЩИНУ? А ПОТОМ, МАДЕМУАЗЕЛЬ, КОМАНДИР ЭТОГО КРЕЙСЕРА ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗАИНТЕРЕСОВАН В БЕЗОПАСНОСТИ СВОЕЙ ГОСТЬИ! ПОВЕРЬТЕ…
А н н а (возмущённо выпалила) НО, В КОНЦЕ КОНЦОВ, У МЕНЯ С НИМИ СВОИ СЧЁТЫ! ОНИ УБИЛИ МОЮ МАМУ ОТЦА, ДЯДЮ, МЕНЯ ПРОДАЛИ В РАБСТВО, МНЕ ЕСТЬ, ЗА ЧТО ПОКВИТАТЬСЯ С НИМИ!
Казарский необычно долго смотрел в её прекрасное, полное решимости лицо. Он взял её руку и нежно поцеловал.
К а з а р с к и й . ПРОСТИТЕ… ПРОТИВ ТАКИХ АРГУМЕНТОВ ТРУДНО НАЙТИ ВОЗРАЖЕНИЯ! ХОРОШО, ПОЙДЁМТЕ! Я ОТВЕДУ ВАС ТУДА, ГДЕ ВЫ СМОЖЕТЕ ПРИНЕСТИ НАМ МАКСИМАЛЬНУЮ ПОЛЬЗУ.
Он взял Анну под руку, и они спустились в трюм.

Бриг “Меркурий”. Лазарет.
Анна и Казарский вошли в лазарет. Гусев, с накинутой на спину простынёй, полулежал в углу, а фельдшер сидел за столом и что-то писал. При появлении капитана и девушки, они оба вскочили.
К а з а р с к и й . ВОТ ВАМ ПОМОЩНИЦА, ДОКТОР.
П р о к о ф ь е в (смущённо). ПОКОРНЕЙШЕ БЛАГОДАРЮ, ВАШЕ ВЫСОКОРОДИЕ! ТОЛЬКО ПОСЛЕ ОТПРАВКИ ТЯЖЁЛЫХ НА “ШТАНДАРТ, МНЕ И САМОМУ ТУТ ДЕЛАТЬ НЕЧЕГО…
К а з а р с к и й . ДУМАЮ, ЧТО ЛИШНИЕ РУКИ В СКОРОМ ВРЕМЕНИ ВАМ МОГУТ ОЧЕНЬ
ПРИГОДИТЬСЯ. НЕ ИСКЛЮЧЕНО, ЧТО НАМ ПРИДЁТСЯ ДРАТЬСЯ. ПОЭТОМУ ПРИГОТОВЬТЕ ВСЁ НЕОБХОДИМОЕ! (он повернулся к Анне) И БЕРЕГИТЕ СЕБЯ!
Анна подняла глаза на Казарского. Капитан взял её руки в свои.
К а з а р с к и й (глядя на Анну). БЕРЕГИТЕ ЕЁ ДОКТОР… НЕ БЫЛО ЕЩЁ НА “МЕРКУРИИ” ТАКОГО ДОРОГОГО “ПРИЗА”.
Казарский поцеловал её руку и вышел.

Бриг “Меркурий”. Палуба.
После полумрака лазарета солнце “ударило” по глазам, и Казарский зажмурился. К нему подошёл Скарятин.
С к а р я т и н . ВЕТЕР СЛАБЕЕТ.
Казарский огляделся. “Штандарт” и “Орфей” превратились в две крошечные белые пирамидки, а весь горизонт с другой стороны от края до края заполнили паруса турецкой эскадры, впереди которой ясно выделялись два огромных линейных корабля под адмиральскими флагами. Пенные струи за кормой “Меркурия” приобрели прозрачность, и каждый человек на бриге услышал тишину. И вдруг, как раскаты далёкой грозы, ударили турецкие барабаны.

Флагман “Селимие”. Мостик.
На палубе стояли огромные барабаны, и матросы с могучими торсами, обнажённые по пояс, методично били в них, высоко вскидывая руки. Капудан-паша не ждал – он жаждал повторения зрелища, когда оказавшийся между линейными кораблями, покорно спустит свой флаг и этот скуластый бриг. Стройников стоял, сложив руки на груди, и неотрывно смотрел вдаль.
С л э й д . СТРОЙНИКОВ, НА ВАС БОЛЬНО СМОТРЕТЬ! НЕ МУЧАЙТЕ ВЫ СЕБЯ ТАК. Я ХОРОШО ПОНИМАЮ ВАШЕ СОСТОЯНИЕ, НО НЕ ВЫ ПЕРВЫЙ СПУСТИЛИ ФЛАГ. И НЕ ПОСЛЕДНИЙ. (он кивнул в сторону “Меркурия”).
Стройников покачал головой.
С т р о й н и к о в (сглотнув комок в горле). НА ЭТОТ РАЗ ВЫ ОШИБАЕТЕСЬ! ОНИ НЕ СПУСТЯТ ФЛАГА.
С л э й д . ВЫ ГОВОРИТЕ ЭТО СТОЛЬ УВЕРЕННО?! ЛЮБОПЫТНО, ОДНАКО… СХВАТКА ЛЬВА И КРОЛИКА, БРИГ И ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ. ЭТО НЕСЕРЬЁЗНО! ЗДЕСЬ ЖЕ ВАШЕМУ ДАВИДУ ПРОТИВОСТОЯТ ДВА ГОЛИАФА!
С т р о й н и к о в . ОНИ НЕ СДАДУТСЯ!
С л э й д . ТОГДА ИХ ЖДЁТ ВЕРНАЯ СМЕРТЬ. ОДНОГО БОРТОВОГО ЗАЛПА “СЕЛИМИЕ” ДОСТАТОЧНО ЧТОБЫ ПРЕВРАТИТЬ ЭТУ ЛОДКУ В ПЫЛЬ. БЕЗРАССУДСТВО…
С т р о й н и к о в . “МЕРКУРИЙ” НЕ СПУСТИТ ФЛАГА!
С л э й д (пожал плечами). ЧТО Ж… ПОДОЖДЁМ. ОСТАЛОСЬ НЕМНОГО.
Он взглянул на мачты “Селимие”, где и ванты и реи были облеплены глазеющими на бриг турками. Где-то на носу, одна за другой, грохнули две погонные пушки.

Бриг “Меркурий”. Палуба.
Два ядра шлёпнулись за кормой “Меркурия”, подняв вверх столбы брызг. Склянки на “Меркурии” пробили семь раз – до полудня оставалось полчаса. Ветер совсем стих, беспомощно повисли паруса.
Т и м о ф е е в . НУ, БРАТЦЫ. КАЖИСЬ, НАСТАЛА ПОРА ОДЕТЬСЯ НАМ ВО ВСЁ ЧИСТОЕ…
Федя увидел, как матросы потихоньку бегают в кубрик и возвращаются на палубу в парадных мундирах. Федя спустился за дядей Артамоном.

Бриг “Меркурий”. Трюм.
Федя спустился к себе и, открыв сундучок, стал вынимать свои вещи. Он вынул белые штаны и нижнюю рубаху, а потом вспомнил маму, её ласковые руки и… заплакал. Всё ещё плача, Федя переоделся, затем налил воды, умылся и хорошенько вытер лицо полотенцем. В кубрике Федя увидел несколько матросов, уже в мундирах, которые стояли на коленях перед образом Николая-чудотворца. Маленьким живым огоньком мерцала перед иконой лампадка. До мальчика донёсся голос корабельного батюшки, читающего псалмы Давида. Федя увидел Казарского, который вошёл в кубрик, и тоже встал на колени и перекрестился.
А р е х о в . ТЫ УЖ НЕ ОСТАВЬ НАС В СМЕРТНЫЙ ЧАС, УБЕРЕГИ НАШУ СОВЕСТЬ ОТ СЛАБОСТИ…
Щ ер б а к о в (крестясь). НЕ ОСТАВЬ.
Федя несколько раз перекрестился и выбежал на палубу. Матросы разбирали ростры и доставали огромные вёсла. На палубе появился капитан.
К а з а р с к и й . ВЁСЛА СТАВИТЬ! (Феде) БУДЕШЬ ПОВТОРЯТЬ КОМАНДЫ ГРЕБЦАМ ПРАВОГО БОРТА. БОЦМАН, КО МНЕ!
Канивченко занял своё место на левом борту.
К а з а р с к и й . ВЁСЛА НА ВОДУ! И-И РАЗ… И ДВА-А… БОЦМАН!
Шесть огромных вёсел бросали на воду ломаные тени и с силой входили в воду и взлетали над ней.
К а н и в ч е н к о . НАЛЕГАЙ! И-И РАЗ! И ДВА-А!
Позолоченные львы на форштевнях “Селимие” и “Реал-бея” скалили свои морды уже совсем близко. Монотонный бой барабанов ударял по нервам.
Казарский подозвал к себе офицеров. Они стояли тесным кругом на корме – два лейтенанта, мичман, штурман и сам капитан.
К а з а р с к и й .ГОСПОДА, ПРИ ХОРОШЕМ ВЕТРЕ “ШТАНДАРТ” И “ОРФЕЙ” ИСПОЛНИЛИ БЫ СВОЙ ДОЛГ УЖЕ СЕГОДНЯ НОЧЬЮ, И ЭСКАДРА ПОСПЕШИЛА БЫ К НАМ НА ВЫРУЧКУ, НО ПРИ ТАКОМ ВЕТРЕ, КАК СЕЙЧАС, ДАЙ БОГ, ЕСЛИ САХНОВСКИЙ ДОСТИГНЕТ СИ3ОПОЛЯ К ЗАВТРАШНЕМУ УТРУ. НЕПРИЯТЕЛЬ УВЯЗАЛСЯ ЗА НАМИ, КАК МЫ ТОГО И ДОБИВАЛИСЬ, НО ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СЛОЖИЛИСЬ ТАКИМ ОБРАЗОМ, ЧТО ЗАДУМАННЫЙ МАНЁВР ВРЯД ЛИ УДАСТСЯ ОСУЩЕСТВИТЬ. Я СОБРАЛ ВАС, ЧТОБЫ ВЫСЛУШАТЬ ВАШЕ МНЕНИЕ. ПЕРВОЕ СЛОВО ВАМ, ИВАН ПЕТРОВИЧ.
Добродушное лицо Прокофьева напряглось и он, махнув рукой. сказал:
П р о к о ф ь е в . ДА ЧТО ТАМ, ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ, МУДРИТЬ. КОНЕЧНО, ХОРОШО БЫЛО БЫ ИЗБЕЖАТЬ БОЯ, ДА ТОЛЬКО КАПУДАН-ПАША ВОН КАК ЗА ПРИЗОМ ГОНИТСЯ. НЕ УПУСТИТ ОН НАС, ГОСПОДА. И РАЗ ТАК – БОЯ НАМ НЕ ИЗБЕЖАТЬ. (штурман развёл руками и вздохнул, переводя дух) БУДЕМ ДРАТЬСЯ! А КОГДА УЖ СОВСЕМ ПРИЖМУТ ОНИ НАС, ДАВАЙТЕ СВАЛИМСЯ С ТЕМ КОРАБЛЁМ, ЧТО БУДЕТ К НАМ БЛИЖЕ, – И ВМЕСТЕ С НИМ НА ВОЗДУХ. А ЧТО НАМ ЕЩЁ ДЕЛАТЬ, ГОСПОДА?
Иван Петрович, которому редко приходилось произносить столь длинные речи, покраснел и часто заморгал глазами. Он снял фуражку, вытер пот со лба и снова водрузил фуражку на голову.
К а з а р с к и й . ВАШЕ МНЕНИЕ, ФЁДОР МИХАЙЛОВИЧ?
Н о в о с и л ь с к и й . СОГЛАСЕН СО ШТУРМАНОМ!
К а з а р с к и й . СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ?
С к а р я т и н . ПРИСОЕДИНЯЮСЬ…
К а з а р с к и й . ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ?
П р и т у п о в . С ВАМИ, ГОСПОДА, ХОТЬ В ПРЕИСПОДНЮЮ!
Невольная улыбка скользнула по губам Казарского после пылкого признания мичмана. Он вынул из-за пояса пистолет и, держа его за дуло, рукояткой кверху, оглядел офицеров.
К а з а р с к и й . СПАСИ НАС БОГ, ДРУЗЬЯ, НО ТАК МЫ И ПОСТУПИМ. ВОТ МОЯ РУКА!
Казарский протянул свою руку ладонью вверх, и четыре другие ладони накрыли её в порыве клятвы. Капитан продолжал говорить.
К а з а р с к и й . ЗАРЯЖЕННЫЙ ПИСТОЛЕТ БУДЕТ ЛЕЖАТЬ НА ШПИЛЕ РЯДОМ С ЛЮКОМ. ПУСТЬ П0СЛЕДНИЙ, КТО ОСТАНЕТСЯ ИЗ НАС В ЖИВЫХ, ИСПОЛНИТ ДОЛГ И ВЫСТРЕЛИТ В КРЮЙТ-КАМЕРУ… А, ТЕПЕРЬ ЗА ДЕЛО, ГОСПОДА! ВАШЕМУ ПОПЕЧЕНИЮ, СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ, Я ДОВЕРЯЮ ПАРУСА. АРТИЛЛЕРИЮ – ФЁДОРУ МИХАЙЛОВИЧУ. (Новосильский кивнул) ПРОБОИНАМИ И ПОЖАРАМИ ЗАЙМЁТСЯ ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ, А ТЕБЕ, ИВАН ПЕТРОВИЧ, ВВЕРЯЮ СТРЕЛКОВ. МАНЕВР БЕРУ НА СЕБЯ. В СЛУЧАЕ ЧЕГО МЕНЯ СМЕНИТ ЛЕЙТЕНАНТ СКАРЯТИН. ВСЁ, ГОСПОДА. ИГРАТЬ К БОЮ!

Бриг “Меркурий”. Каюта Казарского.
Казарский вошел в свою каюту и вынул из сейфа все документы и секретные сигнальные книги. Подумав, он положил сверху также вахтенный журнал. Осторожность требовала всё это уничтожить, и капитан не стал медлить. Приказав вестовому пакет с бумагами привязать к банке той шлюпки, что висела на корме, он сам проследил за тем, чтобы корабельный плотник проделал в днище внушительную дыру, и только затем распорядился бросить шлюпку на воду. Подняв брызги, шлюпка перевернулась и, пуская крупные пузыри, пошла ко дну.

Флагман “Селимие”. Мостик. День.
Стройников брал подзорную трубу, которую ему время от времени протягивал молодой штурман, и направлял её на “Меркурий”. “Меркурий” уходил на вёслах и казался совсем крохой, отсюда, с высокого мостика двухдечного линейного корабля. Вновь забили барабаны. Опять грянул предупредительный выстрел.

Палуба “Меркурия”. День.
Матросы на вёслах выбивались из сил. Турецкие корабли, принимавшие малейшие дуновения ветра своими верхними парусами, приближались с неумолимостью рока. Ядро упало совсем близко от борта. Казарский ходил по палубе, насвистывая сквозь зубы, надеясь таким способом, согласно

морскому поверью, вызвать ветер. Скарятин тоже ходил по палубе и “вызывал ветер”, но другим, известным ещё с детства способом.
С к а р я т и н . ДАЙ, БОГ, ВЕТЕРКА, НАША ЛОДКА НЕ ХОДКА, С НОСУ, С ПОДНОСУ, С КОРМЫ ЗАВЕТЕРЬЕ….
Турки продолжали стрелять из погонных орудий. Проделывая рваные дыры в парусах, над головой с гулом проносились книпеля и кницы. Казарский всматривался в лица моряков. Все были напряжены и сосредоточены и находились на своих местах. Казарский подошел к Лисенко.
К а з а р с к и й . СПОЙ, ИВАН, ЧТО-НИБУДЬ…
Лисенко был настолько занят своими мыслями и обескуражен подобным обращением капитана, что растерялся и невпопад вытянулся перед Казарским, больно стукнувшись о корронаду.
К а з а р с к и й . ВОЛЬНО, ЛИСЕНКО. СПОЙ ЧТО-НИБУДЬ… ХОРОШЕЕ.
Л и с е н к о . СЛУШАЮСЬ, ВАШЕ ВЫСОКОРОДИЕ!
Над морем полилась задушевная русская песня. Её подхватила вся команда.

Флагман “Селимия”. Палуба.
Капудан-паша услышал песню, доносившуюся с “Меркурия”, и оторвался от кофе, который пил вместе с Нурей-беем.
К а п у д а н – п а ш а . ЧТО ЭТО?
Н у р и н – б е й . ОТ СТРАХА У ПРЕЗРЕННЫХ ГЯУРОВ ПОМУТИЛСЯ РАЗУМ, МОЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ. ОНИ ПОЮТ ПЕСНЮ О ТОМ, ЧТО НЕ ХОТЯТ УМИРАТЬ.
К а п у д а н – п а ш а (криво усмехнулся) ЧТО Ж ПУСТЬ ДОПОЮТ СВОЮ ПЕСНЮ… ВСЁ РАВНО, АЛЛАХ УЖЕ ПРЕДОПРЕДЕЛИЛ ИХ СУДЬБЫ!
И вновь ударили турецкие барабаны, пытаясь заглушить русскую песню.

Бриг “Меркурий”. Лазарет.
Звук барабанов слышался и в лазарете. Анна укладывала в сумку перевязочные материалы и инструменты. Гусев поднялся и, превозмогая боль, попытался надеть на себя форменку. Анна стала ему помогать.
Г у с е в . ПОКОРНЕЙШЕ БЛАГОДАРЮ, БАРЫШНЯ.
П р о к о ф ь е в . КУДА Ж ТАКОЙ?
Г у с е в . ЭХ, НЕВМОГОТУ МНЕ ЗДЕСЬ СИДЕТЬ, ДУША НА ПРОСТОР ПРОСИТСЯ… БОЙ НАЧИНАЕТСЯ. НИКАК НЕ МОЖНО МНЕ ТУТ БЫТЬ, ГОСПОДИН ФЕРШАЛ, ПРИПИСАН Я К ПОЖАРНОЙ ПАРТИИ. МНЕ Б К ТОВАРИЩАМ СВОИМ…
П р о к о ф ь е в . БОЛЬ ЖЕ СТРАШНАЯ?! ГУСЕВ!
Г у с е в . ЧТО СПИНА? ТО МОЯ ВИНА! А ВОТ ПРИЛОЖИТЬ БАСУРМАНИНАМ ГОРЯЧЕНЬКОГО… ЗА РАССЕЮ-МАТУШКУ, ДА С МАТЕРКОМ… ВОТ И ПОЛЕГЧАЕТ!

Бриг “Меркурий”. Палуба.
На поверхности бликующего, словно политого маслом, моря, возникла полоса ряби.
Г о л о с с м а р с а . ВЕТЕР ВОЗВРАЩАЕТСЯ!
Все с надеждой посмотрели вдаль. Внезапно смолкли барабаны и громкий голос на чистом русском языке произнёс: «ЭЙ, РУС! СПУСКАЙ ФЛАГ! СДАВАЙСЯ И УБИРАЙ ПАРУСА!».
К а з а р с к и й . САМ, ИНДЮК, СДАВАЙСЯ.
Казарский взглянул на канониров, держащих наготове тлеющие фитили.
К а з а р с к и й . МАТРОСЫ! ВОТ И НАСТАЛ ЧАС СЛУЖЕНИЯ ГОСУДАРЮ НАШЕМУ И ОТЕЧЕСТВУ ЛЮБЕЗНОМУ. ВРАГ – ВОН ОН! СЛЫШИТЕ, КАК БЬЮТ ЕГО БАРАБАНЫ? НО МЫ НИКОГДА НЕ БОЯЛИСЬ БАСУРМАН И СЕЙЧАС НЕ ИСПУГАЕМСЯ… ИШЬ, ЧЕГО ЗАХОТЕЛИ – ФЛАГ ИМ СПУСКАЙ. ДОЖДУТСЯ, КАК ЖЕ… НАШ СЛАВНЫЙ “МЕРКУРЙЙ” – ДЕВЯНОСТО ФУТОВ В ДЛИНУ И ТРИДЦАТЬ ФУТОВ В ШИРИНУ, НО ЭТО РОССИЙСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ, А НАД НЕЙ ПРОСЛАВЛЕННЫЙ В ВЕКАХ СВЯЩЕННЫЙ АНДРЕЕВСКИЙ ФЛАГ, КОТОРЫЙ ПО УСТАВУ ПЕТРА ВЕЛИКОГО НИ ПЕРЕД КЕМ НЕ СПУСКАЛИ НАШИ ОТЦЫ И ДЕДЫ, И НАМ ЗАВЕЩАЛИ СВЯТО ХРАНИТЬ И ПРЕУМНОЖАТЬ СЛАВУ РУССКОГО ФЛОТА. ПОЭТОМУ Я – ВАШ КАПИТАН, РАССТРЕЛЯЮ ЛЮБОГО, КТО ПОПРОБУЕТ СПУСТИТЬ ФЛАГ… ТАК ЖЕ ПРОШУ ПОСТУПИТЬ СО МНОЙ, ЕСЛИ Я, ПОЗНАВ МАЛОДУШИЕ, ПРИКАЖУ СДЕЛАТЬ ЭТО! БОГ С НАМИ! И ПОМНИТЕ, МОЛОДЦЫ, НЕ ТАК СТРАШЕН ЧЁРТ, КАК ЕГО МАЛЮЮТ! БОЯТСЯ ГОЛОЛОБЫЕ ВИДУ НАШЕГО ГРОЗНОГО!
А ТЕПЕРЬ, КАНОНИРЫ, ЦЕЛЬСЯ ВЕРНЕЕ! БИТЬ ПО ВАНТАМ! КНИПЕЛЯМИ СРЕЗАТЬ МАЧТЫ И ПАРУСА! БРАНДСКУГЕЛИ БРОСАТЬ НА ПАЛУБУ. НЕ ЖАЛЕТЬ КАРТЕЧИ!
С “Селимие” снова донёсся голос: «ЭЙ, НА “МЕРКУРИИ”! ВАШЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕССМЫСЛЕННО, СДАВАЙТЕСЬ! КАПУДАН-ПАША РАМИЗ ГАРАНТИРУЕТ КАЖДОМУ ИЗ ВАС ЖИЗНЬ! ЧЕРЕЗ ТРИ МИНУТЫ МЫ ОТКРЫВАЕМ ОГОНЬ!».
К а з а р с к и й . СЕЙЧАС МЫ ОТВЕТИМ… ПУШКУ НА КОРМУ!
Пушка, о которой шла речь, стояла на носу. Это была длинноствольная погонная пушка. Гигант Щербаков с завидной лёгкостью откатил её чуть назад, развернул и покатил по палубе.
К а з а р с к и й (Щербакову). БЕЙ ПО РЕЯМ, А ТО МНОГО ЗЕВАК РАЗВЕЛОСЬ… ПРИВОДИ НА ЦЕЛЬ, ПАЛИ!
Сверкнув огненными струями и окутав корму дымом, ретирадные пушки откатились назад. Когда дым рассеялся, на бриге увидели, что реи, ещё минуту назад облепленные турецкими матросами опустели. Над морем прокатилось громкое “УРА”.
Т и м о ф е е в . АГА, НЕ ПРИШЁЛСЯ НАШ ГОСТИНЕЦ ПО ВКУСУ, ЕДРЁНА МАТРЁНА!
Турки ответили сразу же. Тяжёлое тридцатифунтовое ядро, посланное с “Реал-бея”, пробив борт и уложив сразу двух гребцов, вылетело с другой стороны. Убитые лежали на середине палубы. Руки тех, кто был ещё жив, непроизвольно потянулись к шапкам. Все словно забыли, что неприятель сейчас снова пошлёт новую порцию чугуна, которая наделает ещё больше бед.
К а з а р с к и й . ПРЕКРАТИТЬ ГРЕБЛЮ! МЁРТВЫХ НА БАК. ПЕСОК НА ПАЛУБУ! ВЁСЛА УБРАТЬ! ЖИВЕЙ, МОЛОДЦЫ, ПОШЕВЕЛИВАЙСЯ!
Палуба менялась на глазах. Возле коронад, внутри свёрнутых в кольца канатов появились горки ядер, отдельно легли заряды. Рассыпавшись вдоль бортов, выстраивались стрелки с длинноствольными ружьями. Матросы из пожарной партии рассыпали по палубе песок, чтобы потом, во время боя, не поскользнуться в лужице крови или воды, которой станут заливать брандскугели.
Н о в о с и л ь с к и й . КНИПЕЛЕЙ ПОБОЛЬШЕ ТАЩИТЕ! И В БОРТА НЕ ПАЛИТЬ! ТАКЕЛАЖ И РАНГОУТ – ВОТ ВАША ЦЕЛЬ!
Турки уже начали обходной маневр. “Реал-бей” отворачивал к норду, ложился в бакштаг. “Селимие” пока продолжал идти прежним галсом. На палубе появился фельдшер Прокофьев и Анна.
К а з а р с к и й . АННА, ЗАЧЕМ ВЫ ЗДЕСЬ?! ЭТО СЛИШКОМ ОПАСНО!
А н н а . СЕЙЧАС ОПАСНО ВЕЗДЕ, ДАЖЕ В СОБСТВЕННОМ ДОМЕ… МОЁ МЕСТО ЗДЕСЬ, РЯДОМ С ВАМИ И ВАШИМИ МАТРОСАМИ.
Анна увидела раненого и стала его перевязывать.

Флагман “Селимие”. Мостик.
К а п у д а н – п а ш а . ЩЕНОК ТОЖЕ ЗАЛИВИСТО ЛАЕТ, КОГДА ВИДИТ ВЗРОСЛОГО КОБЕЛЯ… УКАЖИТЕ ГЯУРАМ ИХ МЕСТО, НУРЕЙ-БЕЙ.
Слэйд увидел в подзорную трубу Казарского и не смог сдержать громкий возглас.
С л э й д . О, ВОТ ТАК СЮРПРИЗ! (Стройникову) ЧТО ЖЕ ВЫ МОЛЧАЛИ КАПИТАН, ЧТО ТАМ КОМАНДУЕТ ВАШ ДРУГ? КАЖЕТСЯ ОН МОЙ ТЁЗКА… КАК ЕГО? АЛЕКСАНДР КА… КАЗАРСКИЙ? НЕ ТАК ЛИ?
Стройников молчал. Слэйд развеселился.
С л э й д . КАКАЯ ЧУДЕСНАЯ КОМПАНИЯ ПОДБИРАЕТСЯ!
К а п у д а н – п а ш а (серьёзно) ЧТО ТАК РАЗВЕСЕЛИЛО, ВАС, ЛЕЙТЕНАНТ?
С л э й д . ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО Я ЗНАЮ КАПИТАНА “МЕРКУРИЯ”.
К а п у д а н – п а ш а . ЧТО ЖЕ ВЫ МОЖЕТЕ О НЁМ СКАЗАТЬ?
С л э й д . ПОКА, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ОЧЕНЬ МАЛО… НАПРИМЕР ТО, ЧТО ОН ХОРОШО ТАНЦУЕТ…
Капудан-паша рассмеялся.
К а п у д а н – п а ш а . ЧТО?!
С л э й д . ВАЛЬС И МАЗУРКУ, ВАШЕ ВЫСОКОПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО.
К а п у д а н – п а ш а . А ТЕПЕРЬ МЫ РАЗУЧИМ С НИМ НАШИ ТАНЦЫ… И ПОД НАШУ МУЗЫКУ! (скомандовал) СТРЕЛКОВ НА ПАЛУБУ!
“Реал-бей» обходил «Меркурий» справа.

Бриг “Меркурий”. Палуба.
К а з а р с к и й . ПРИГОТОВИТЬСЯ К ПОВОРОТУ! НА БРАСЫ… КЛИВЕР И ГИКА-ШКОТЫ… ПРАВО РУЛЯ! ПОШЁЛ БРАСЫ! КЛИВЕР-ШКОТЫ И ГИКА-ШКОТЫ ТРАВИТЬ… ОДЕРЖИВАЙ… ТАК ДЕРЖАТЬ, БРАСЫ И ШКОТЫ ПРИ-И-ХВАТИТЬ!
“Меркурий”, совершив молниеносный разворот бушпритом к норду, вновь имел оба турецких корабля за кормой. Вновь забили барабаны, и продольный залп, выпущенный из всех орудий “Реал-бея”, на этот раз не принёс бригу никакого вреда.

Флагман “Селимие”. Мостик.
Слэйд от неожиданности маневра “Меркурия” не удержался от возгласа восхищения.
С л э й д . БА! ВЫСШИЙ КЛАСС! БРАВО, КАЗАРСКИЙ!
КАПУДАН-ПАША (раздражительно) ХОРОШО ТАНЦУЕТ МАЛЬЧИК! А ГАССАН-БЕЮ КОМАНДОВАТЬ ЛОХАНКАМИ В ПРУДУ, А НЕ КРЕЙСЕРАМИ ВЕЛИКОГО СУЛТАНА! ПОРА УЖЕ ЗАКАНЧИВАТЬ С ЭТИМИ ГЯУРАМИ. ДОБЕЙ ИХ, НУРЕЙ-БЕЙ!
“Селимие” стал обходить “Меркурий” слева.

Бриг “Меркурий”. Палуба.
Ядра и книпеля, обрушивающиеся на “Меркурий” с кормы, пока особого вреда не причиняли. Все на палубе были при деле. Федя видел надувшиеся от напряжения шеи матросов на брасах и шкотах, дымящиеся фитили и изрыгающие огонь и дым пушки. Всюду мелькали такие знакомые лица матросов. Вот дядя Артамон прилаживает к коронаде прицельное приспособление, вот Арехов и Васильев восстанавливают перебитую снасть, Казарский что-то говорит Новосильскому, Анна перевязывает раненую отскочившей щепкой руку Антона Щербакова. Взгляд мальчика остановился на Гусеве, который с перекошенным от боли ртом, пытался вытащить на палубу парусиновое ведро с водой, чтобы погасить, катящийся по палубе, брандскугель. Федя тоже уцепился за верёвку и вместе они легко подняли на палубу ведро и погасили зажигательный снаряд.
Ф е д я (Гусеву) Я ПОМОГУ ТЕБЕ!
Г у с е в . ХОРОШО! ДЕРЖИ! (матрос протянул Феде пожарный топор) СЕЙЧАС НАМ РАБОТЫ ПРИБАВИТСЯ! НЕ БОИСЬ, МАЛЕЦ, ЧТО БУДЕТ, ТО БУДЕТ. А НЕ БУДЕТ, ТАК ЧТО-НИБУДЬ ДА БУДЕТ!
Федя оглянулся и увидел, что турецкий флагман совсем уже поравнялся с бригом. Его высокие борта, унизанные множеством орудийных стволов, вздымались над морем, как стены крепости.
Ф е д я (перекрестился) О, ГОСПОДИ…
Г у с е в . ЧТО, ХОРОШ КОРАБЛИК?! ТАК МЫ ЕГО В МОМЕНТ… РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА, ЧТО ПАРИТ, ТО И ПРАВИТ.
К а з а р с к и й . ЛЕВО РУЛЯ! ЖИВЕЕ НА ФОКЕ! НУ-КА ЕЩЕ РАЗ.
Подтянутые брасами паруса на фок-мачте выпустили ветер, зато гротовые паруса, приняв ветер всей грудью, рывком развернули бриг – и вовремя: выпущенный всем бортом чугунный смерч пронёсся вдоль узкого корпуса.
К а з а р с к и й . МОЛОДЦЫ! А ТЕПЕРЬ ОБРАТНО, ДАДИМ И НАШИМ КАНОНИРАМ ПОБАЛОВАТЬСЯ…
Бриг крутанулся назад и вновь оказался бортом против турка.
К а з а р с к и й . ДАВАЙ, ФЁДОР МИХАЙЛОВИЧ, ДАВАЙ МИЛЫЙ, ВСЯ НАДЕЖДА НА ТВОИХ ОРЛОВ.
Н о в о с и л ь с к и й . ОГОНЬ!
Они прозвучали одновременно – залп “Меркурия” и залп “Реал-бея”. Треск дерева и вопли возвестили, что залп “Меркурия” достиг цели. Но в ту же минуту дрогнул и “Меркурий”, получивший несколько ядер в левый борт от “Реал-бея”. В пороховом дыму, поглотившем палубу брига, послышался крик Степана.
С т е п а н (Притупову) ВАШЕ БЛАГОРОДИЕ, ВАШУ КАЮТУ ЗАЛИВАЕТ!
Притупов бросился вниз.
Г у с е в (Феде) НЕ ИНАЧЕ, КАК БОРТ ЯДРОМ ПРОБИЛО! ПОБЕГЛИ ВНИЗ, НАДО ПЛАСТЫРЬ ЗАВОДИТЬ.
Гусев нырнул в офицерский люк. Федя, зацепившись за выступ, кубарем скатился вниз, больно ударяясь головой о ступеньки.
Где-то близко хлестала сильная струя воды. Федя увидел рослую фигуру Притупова, который вбежал в свою каюту.
П р и т у п о в . Ч-ЧЁРТ! ВКОСЬ ЯДРО ПРОШЛО, КАК ДЫРИЩУ ЗАДЕЛАЕШЬ? А НЕ ЗАДЕЛАЕШЬ – ЗАЛЬЕТ ТРЮМ! ЕЙ-БОГУ, ЗАЛЬЁТ…
Подняв фонарь, над головой, Притупов растерянно смотрел на водопад, хлещущий ему под ноги. Гусев стоял рядом.
Г у с е в . НУ-КА, МАЛЕЦ, ДАЙ СЮДА ТОПОР!
П р и т у п о в . УМА НЕ ПРИЛОЖУ, ЧТО ТУТ МОЖНО СДЕЛАТЬ?
Г у с е в . БРОСЬ ПРИЧИТАТЬ, ВАШЕ БЛАГОРОДИЕ, ЧАЙ, НЕ НА ПАПЕРТИ. И ПОСТОРОНИСЬ, ДАЙ МНЕ ПОБОЛЕ МЕСТА.
Гусев отстранил Притупова рукой,
П р и т у п о в (задыхаясь от ярости) ДА ТЫ С КЕМ ГОВОРИШЬ, СКОТИНА?!
Г у с е в . УСПЕЕШЬ ЕЩЁ, ВАШЕ ВЫСОКОРОДИЕ, РАСПРАВУ УЧИНИТЬ, А ПОКА ПЕРЕДАЙ ФОНАРЬ МАЛЬЦУ, А САМ ТАШШИ БРЕВНО – ВИШЬ, КАК ВОДИШША ХЛЕЩЕТ! И ПОЖИВЕЙ, ВАШЕ ВЫСОКОРОДИЕ!
П р и т у п о в . И ОТВЕТИШЬ!
Г у с е в . ОТВЕЧУ…
Гусев поддел концом топора внутреннюю обшивку, рванул её на себя, освобождая ребра шпангоута. Вода хлестала ему в лицо, но Гусев, с невесть откуда взявшейся силой, стал вырубать вокруг пробоины небольшую круглую нишу.
Ф е д я . ГУСЕВ, НЕ ПРОСТИТ ТЕБЕ МИЧМАН ЭТОЙ ДЕРЗОСТИ. В КАТОРЖАНЕ ТЕБЯ ОПРЕДЕЛИТ. ПОВИНИСЬ, КОГДА ОЙ ВЕРНЁТСЯ!
Г у с е в . А МОЖЕТ И ПРОСТИТ… А МОЖЕТ, УЖЕ И НЕ НАДО БУДЕТ МНЕ ЕГО ПРОЩЕНИЯ… ПОЖАЛУЙ, ДОСТАТОЧНО БУДЕТ, В САМЫЙ РАЗ! А ВОТ И ИХ БЛАГОРОДИЕ, ЛЁГОК НА ПОМИНЕ!
Гусев отдал топор Феде, затем, повернувшись спиной к борту, припал к пробоине всем телом.
Г у с е в . НУ-У, УПИРАЙ БРЕВНО В ГРУДЬ!
П р и т у п о в (трясущимися губами) НЕТ, НЕ МОГУ ТАКОЕ… ЧТО Я, ИР0Д КАКОЙ, БРАТЬ ТАКОЙ ГРЕХ НА ДУШУ. НЕ МОГУ… НЕ МОГУ…
Г у с е в (ласково, как ребёнку) НАДО, ВЕШЕ СКОРОДИЕ. ПОТОНЕМ ИНАЧЕ… ТОВАРИЩЕЙ СПАСАТЬ НАДО, ТАК ШТО, ДАВАЙ!
П р и т у п о в . ПРОСТИ МЕНЯ, МАТРОС!
Дело было сделано. Бревно, упираясь в грудь матроса, плотно прижало его тело к дыре. Вода больше не поступала в трюм. Гусев закрыл глаза, говорить он уже не мог. Федя и Притупов бросились наверх за помощью. В последний раз слабый свет фонаря выхватил распростёртое вдоль борта тело матроса, и всё поглотила мгла. Сотрясаясь от залпов, под ногами ходуном ходила вода. Казалось, что наверху разверзся ад.

Бриг “Меркурий”. Палуба.
Когда Федя появился на палубе, всё кругом заволокло едким пороховым дымом. Грохот орудий, завывание пролетавших ядер, треск ломающегося дерева оглушили мальчика, но уже не испугали. Рядом с пушкой Артамона Тимофеева распоряжался Антон Щербаков.
Щ е р б а к о в /Феде/ ТАМ ДЯДЯ АРТАМОН, ПЛЕЧО ЯДРОМ ОТОРВАЛО…
Федя кинулся к грот-мачте, где лежал Тимофеев.
Т и м о ф е е в . БОЛЬНО… КАК БОЛЬНО… ПРИСТРЕЛИТЕ, БРАТЦЫ, НЕТУ МОЧИ ТЕРПЕТЬ.
Два подоспевших матроса рывком оторвали от палубы искарёженную карронаду и тут же отвернулись, не в силах глядеть на то, что стало с дядей Артамоном. Фельдшер Прокопьев и Анна пытались перевязать матроса, но силы уже покинули его.
Т и м о ф е е в . ПРОЩАЙТЕ… ДА ПОМОЖЕТ ВАМ ГОСПОДЬ!
Канонир замолчал, стоящие рядом оголили головы. Из дыма появился лейтенант Новосильский. Лицо его было потным и грязным от пороховой гари.
Н о в о с и л ь с к и й . ЩЕРБАКОВ! ПОЧЕМУ МОЛЧИТ КАРРОНАДА?
Щ е р б а к о в . ВЫЖИДАЮ, ВАШЕ БЛАГОРОДИЕ. АККУРАТ ХОЧУ В ГРОТ-БРАМ-СТЕНЬГУ УГОДИТЬ… МАЛОСТЬ БЫ ПОБЛИЖЕ ПОДОЙТИ!
Н о в о с и л ь с к и й . А ПОПАДЁШЬ ЛИ?
Щ е р б а к о в . КАБЫ НЕ БЫЛО ТАК ДЫМНО, ПОПАЛ БЫ, НО КОЛИ БЛИЖЕ БУДЕМ, ТОГДА УЖ ТОЧНО СРЕЖУ!
Новосильский не стал долго думать и подбежал к Казарскому. Казарский, узнав, что задумал Щербаков, отдал команду, и бриг круто взяв вправо, пошёл на “Реал-беи”.

Флагман “Селимие”. Мостик.
Шли напряжённые минуты. “Меркурий” подходил к “Реал-бею”, на котором шла перезарядка орудий. Турецкие артиллеристы чистили банниками стволы, охлаждали их водой, закладывали в пушки картузы с порохом, забивали пробойниками пыжи и закатывали ядра,
С л э й д . ВОТ ОНА, ПОСЛЕДНЯЯ АТАКА КАЗАРСКОГО!
Стройников, забыв обо всём, подался вперёд и неотрывно следил за “Меркурием”. Молоденький штурман снова протянул ему подзорную трубу. Стройников впился в окуляр и вдруг со стоном опустил подзорную трубу. Слэйд заметил это, но времени на вопрос у него не было. Удивлённые поведением русского брига, который вдруг сам пошёл на сближение, турки сбежались на левый борт.

Бриг “Меркурий”. Палуба.
Над палубой “Меркурия” свистели пули. Они выстрелили из своих карронад одновременно – Щербаков и Лисенко. И тут же дружно рявкнули остальные семь карронад. До залпа турецкого корабля оставались секунды.
К а з а р с к и й . К ПОВОРОТУ!
Матросы бросились исполнять команду. Дым рассеялся и Казарский, да и все, стоящие на палубе, увидели болтающиеся под бушпритом “Реал-бея” ватер-штаги, медленно ползущий вверх бушприт, накренившуюся верхушку грот-мачты с рваными парусами и украсившийся одуванчиками красный борт турецкого корабля. “Меркурий” лихо рванулся, и когда турецкие канониры подносили тлеющие фитили к запальникам своих пушек, русский бриг уже оказался вне досягаемости турецких ядер. Залп с “Реал-бея” был залпом в никуда… Над морем звучало дружное “УРА”.

Флагман “Селимие”. Мостик.
К а п у д а н – п а ш а (с бледным лицом). ШАЙТАН! ОНИ ПЕРЕБИЛИ НА “РЕАЛ-БЕЕ” ВАТЕРШТАГ…
Слэйд снова вскинул трубу и увидел как на “Реал-бее” взбегали наверх матросы, чтобы убрать паруса. Корабль ложился в дрейф.

Бриг “Меркурий”. Палуба.
Самый большой и мощный корабль турецкого флота больше не мог гнаться за бригом. Всё ещё возбуждённый атакой, с лицом, чёрным от пороховой гари, Казарский глядел на поверженного противника, на этого исполина, с беспомощно задранным кверху бушпритом и перебитой брам-стеньгой на грот-мачте, и тихо смеялся. Но чувства, переполнявшие капитана, были столь велики, что, забыв о сдержанности, в порыве бурного мальчишеского озорства, внезапно овладевшего им, Казарский вспрыгнул на фальшборт и, держась одной рукой за ванты, а другой, указывая на турецкий корабль, крикнул:
К а з а р с к и й . А НУ, НА БУКСИР ЕГО, МОЛОДЦЫ!

Флагман “Селимие”. Мостик.
Крики “УРА” достигли мостика “Селимие”.
К а п у д а н – п а ш а (Слэйду) КАК ЗОВУТ ЭТОГО МАЛЬЧИКА, ЛЕЙТЕНАНТ?
С л э й д . АЛЕКСАНДР КАЗАРСКИЙ.
К а п у д а н – п а ш а (снова поднимая подзорную трубу). ЧТО-Ж, ОН ОЧЕНЬ ХОРОШ, ЭТОТ ОТЧАЯННЫЙ И ПРЕКРАСНЫЙ СМЕЛЬЧАК! Я БЫ НЕ ЖЕЛАЛ ЕГО СМЕРТИ, НО ТАКОВА ЛОГИКА ВОЙНЫ! ЕМУ ПОВЕЗЛО, НО ВСКОРЕ СУЖДЕНО ПОГИБНУТЬ, ИБО ДВАЖДЫ НЕ ВЕЗЁТ ПОДРЯД. ЕМУ И ЕГО ЧЕРНОВОЛОСОЙ КРАСАВИЦЕ… НУРЕЙ-БЕЙ!
Опять забили барабаны. Опять застыли у зараженных пушек турецкие канониры.
Слэйд посмотрел в подзорную трубу и не поверил своим глазам. Рядом с Казарским стояла… Анна. Сейчас было не столь важно, как Анна оказалась на “Меркурии”, а то, что ей было суждено погибнуть вместе бригом. Понимая это, Слейд издал тихий стон и его взгляд встретился со взглядом Стройникова.

Бриг “Меркурий”. Палуба.
“Селимие”, лишь на время задержавшись рядом с «Реал-беем», снова под всеми парусами бросился за «Меркурием”. Завоёванная передышка не могла быть долгой. Капудан-паша никак не мог себе позволить опозориться на виду всего флота. Казарский помог Анне спуститься с фальшборта, на который она впрыгнула вместе с ним, и оглядел палубу. Федя стоял и смотрел, как рядом с большим телом дяди Артамона кладут невзрачное тело Гусева. Тела погибших накрыли брезентом. Стояла гнетущая тишина,
К а з а р с к и й . БАТАЛЕРА – КО МНЕ! ПО ЧАРКЕ ВОДКИ МАТРОСАМ!
Засвистели серебряные боцманские дудки, играя привычный сигнал. Матросы подходили и выпивали свои порции водки.
А н и к и н . ЭХ, ПОКАТИЛАСЬ, РОДНАЯ, В ТРЮМ ЖИВОТА МОЕГО!
В а с и л ь е в . ХОРОШО ОБЖИГАЕТ!
А р е х о в . КРЕПИСЬ, ДУША – ЗАЛЬЮ ТЕБЯ СОРОКОГРАДУСНОЙ!
Щ е р б а к о в . ЗА СЕМЬ ЛЕТ СЛУЖБЫ, Я ЭТИХ ПОЛУЧАРОК ВЫПИЛ ПРОПАСТЬ – БОЛЕЕ ЧЕТЫРЁХ ТЫСЯЧ, А ТАКОЙ СЛАДКОЙ, КАК СЕГОДНЯ, НЕ ПИВАЛ!
Офицеры подошли к капитану.
П р о к о ф ь е в . НЕ ДАЛИ НАМ СЕГОДНЯ ПООБЕДАТЬ БАСУРМАНЕ…
Н о в о с и л ь с к и й . БОЛЬШЕ ПОЛОВИНЫ ПОРОХА УЖЕ ПОЖГЛИ…
С к а р я т и н (взглянув на пистолет, лежащий на шпиле). СКОЛЬКО БЫ НИ ОСТАЛОСЬ, ДЛЯ ПОСЛЕДНЕГО СЛУЧАЯ ХВАТИТ!
К а з а р с к и й (останавливая проходящего баталера с медным бачком, из которого он разливал водку). НУ-КА, И НАМ ПО ЧАРКЕ, БРАТЕЦ.
Б а т а л е р Г р и д н е в . С ПРЕВЕЛИКОЙ РАДОСТЬЮ! НЕ ПОБРЕЗГУЙТЕ, ВАШЕ ВЫСОКОРОДИЕ!
Матросы, сидящие на палубе, поднялись, так как не могли пропустить такого зрелища. Ещё не доводилось слышать, чтобы господа офицеры пили из одного бачка с матросами. Гриднев зачерпнул из бачка полную кружку и протянул Казарскому, хитро на него глядя. Матросы подходили ближе, чтобы лучше увидеть, как их командир выпьет водку из матросской кружки. Казарский осушил кружку до дна. Все остальные офицеры последовали его примеру. Казарский сделал шаг к матросам.
К а з а р с к и й . ЗНАЮ, ЧТО КАЖДЫЙ ИЗ ВАС, НЕ ДРОГНУВ, ГОТОВ СЛОЖИТЬ ГОЛОВУ ЗА ЧЕСТЬ ОТЧИЗНЫ НАШЕЙ И РОССИЙСКОГО ФЛАГА! БУДЬ У ТУРЕЦКОГО СУЛТАНА ТАКИЕ МАТРОСЫ, КАК ВЫ, – НЕ ВЕДАТЬ ЕМУ ГОРЯ, КАК НЕ ВЕДАЕМ ЕГО МЫ, РУССКИЕ ОФИЦЕРЫ! СПАСИБО ВАМ, БРАТЦЫ, ЗА СЛУЖБУ, И ПОВЕРЬТЕ – ПОРА УМИРАТЬ ЕЩЁ НЕ ПРИШЛА! МЫ ДРАЛИСЬ С ДВУМЯ ЛИНЕЙНЫМИ КОРАБЛЯМИ, И ЧТО ЖЕ? САМЫЙ СТРАШНЫЙ НАШ ПРОТИВНИК БЫЛ ВУНУЖДЕН ЛЕЧЬ В ДРЕЙФ! НЕ СПАСОВАЛИ ДО СИХ ПОР, НЕ СПАСУЕМ И ТЕПЕРЬ. ВЕРНО ГОВОРЮ?
«ВЕРНО… УЖ ТАК!», – послышались нестройные крики.
К а з а р с к и й . А РАЗ ТАК, БРАТЦЫ, ТО ВНОВЬ ПОУЧИМ БАСУРМАН ВОЕВАТЬ! И ПУСТЬ БОЯТСЯ ГОЛОЛОБЫЕ ВИДУ НАШЕГО ГРОЗНОГО! ЗАДАЧА ПРЕЖНЯЯ: БЕЙТЕ ПО МАЧТАМ И ВАНТАМ! СБИВАЙТЕ ТАКЕЛАЖ И РАНГОУТ! С НАМИ БОГ! А ЕСЛИ И СЛУЧИТСЯ ТАК, ЧТО ПРИДЕТСЯ НАМ ПОГИБНУТЬ, ТО ПОДВИГА НАШЕГО, МАТРОСЫ, РОССИЯ НЕ ЗАБУДЕТ! А ТЕПЕРЬ ЗА ДЕЛО!
Громкое “УРА”, которым ответили матросы на речь капитана, грянуло над морем.
Л и с е н к о . КАПИТАН, С ТОБОЙ ДО СМЕРТИ!
Щ е р б а к о в . ВЕДИ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ!
С а в е л ь е в . ЗА РАССЕЮ – МАТУШКУ!
К а з а р с к и й . СПАСИБО, МАТРОСЫ, ЗА ВЕЛИКУЮ ДОВЕРЕННОСТЬ! ОНА ЛИШЬ ОДНА ВСЕЛЯЕТ ВЕРУ В ПОБЕДУ! ВПЕРЕД, ГОЛУБЧИКИ, ВПЕРЁД, РОДНЫЕ!
И снова над морем понеслось русское «УРА».

Флагман “Селимие”. Мостик.
Услышав этот крик, капудан-паша, с перекошенным от ярости лицом, приказал начать атаку.
К а п у д а н – п а ш а (Нурей-бею). ОТКРЫВАЙТЕ ОГОНЬ! НЕМЕДЛЕННО ОГОНЬ! СТРЕЛЯЙТЕ И УТОПИТЕ ЕГО! У ВАС НЕ КАНОНИРЫ, А ШВАРТОВОЧНЫЕ Б0ЧКИ, К03ЛЫ ЧУГУННЫЕ!!
Ещё громче забили барабаны и в сторону “Меркурия” полетели тонны чугуна. Стройников стоял, вцепившись руками в фальшборт, и трясся всем телом. Слэйд был бледен, как полотно и не мог оторвать взгляда от лавирующего брига, где под ядрами и пулями его корабля находился самый дорогой для него человек.
К а п у д а н – п а ш а (подошёл к Слэйду). ЧТО СЛУЧИЛОСЬ, СЭР? НА ВАС НЕТ ЛИЦА?
С л э й д (сквозь зубы). ТАМ… ТАМ МОЯ НЕВЕСТА, АДМИРАЛ… ЭТО НЕВЕРОЯТНО, НЕВОЗМОЖНО, НО ЭТО ФАКТ.
К а п у д а н – п а ш а . НА ВСЕ ВОЛЯ АЛЛАХА, МОЙ ДОРОГОЙ ДРУГ. МОЛИТЕСЬ! АЛЛАХ ВЕЛИК! СВЕТ ЕГО ОХВАТЫВАЕТ ВСЮ ЗЕМЛЮ! МОЛИТЕСЬ, НА ВСЁ ЕГО ВОЛЯ!

Чёрное море. День.
Над морем раздался наступательный клич турок: «ЛЯ-Я… И-И-ИПЬ… АЛ-Л-ЛА!».
С силой ударили барабаны. То была неслыханная по ярости атака! Турецкий, корабль, меняя галсы, появлялся то слева, то справа от “Меркурия”, и каждый раз тридцать семь пушек извергали на бриг лаву чугуна. Окутавшийся клубами едкого дыма, полыхая огненными струями, “Селимие” был подобен вулкану, неистовому, грохочущему, страшному. Бриг продолжал действовать всей силой своей артиллерии, постоянно уклоняясь от турецких ядер.

Бриг “Меркурий”. Палуба.
Н о в о с и л ь с к и й . КАРТУЗ! ПАЛИ!
ВЕРНЕЕ! ПРИВОДИ НА ЦЕЛЬ!
Казарский оглядел палубу. Он отыскал глазами Анну. Она оказывала помощь очередному матросу, потом подняла голову и улыбнулась Казарскому. Казарский ответил ей улыбкой и посмотрел вверх, на паруса, которые представляли из себя сплошные лохмотья. Вражеский корабль снова заходил на залп. К капитану подбежал Скарятин.
С к а р я т и н . НА ЭТОТ РАЗ НЕ УСПЕВАЕМ С МАНЕВРОМ, КАПИТАН!
К а з а р с к и й . ПРЕКРАТИТЬ ОГОНЬ! ЛЕВО РУЛЬ, КУРС НА НЕПРИЯТЕЛЯ! К 0РУДИЯМ (Скарятину) НУ ВОТ, СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ, МИНУТА СИЛЬНЕЙШАЯ, И ВЕСЬ БОЙ РЕШАЕТ!
“Меркурий” шёл прямо на “Селимие”.

Флагман “Селимие”. Мостик.
С л э й д (сам себе, но получилось громко и все услышали). ВСЁ! РУССКИЕ РЕШИЛИ ВЗОРВАТЬСЯ ВМЕСТЕ С НАМИ!
Стройников молчал, только ещё сильнее вцепился в планшир. Капудан-паша и сам видел намерение русских. Его уже было не узнать: глаза лихорадочно блестели, он был бледен. Глаза паши наполнялись яростью, по мере того, как “Меркурий” приближался, но ярость его была направлена не на врага, а на своих. Сейчас эта ярость в качестве козла отпущения нашла Нурей-бея.
К а п у д а н – п а ш а . ДА СТРЕЛЯЙТЕ ЖЕ, НУРЕЙ-БЕЙ! УТОПИТЕ ЕГО РАНЬШЕ, ЧЕМ ОН ДОСТИГНЕТ ТЕНИ НАШИХ МАЧТ! ИЛИ Я ПРИКАЖУ ВЗДЕРНУТЬ НА РЕЯХ КАЖДОГО ПЯТОГО ТВОЕГО КАНОНИРА ВМЕСТЕ С ТОБОЙ!
Нурей-бей знал, что адмирал не привык кидать слова на ветер и почти скатившись вниз, на палубу, заорал.
Н у р и н – б е й . ОГОНЬ!
Борт “Селимие” в очередной раз окутался дымом,

Чёрное море. День.
Нацелившись бушпритом в борт вражеского корабля, “Меркурий” шёл в всплесках падающих в воду ядер. Пенные всплески вырастали разом, словно от падающих градин, и все больше дыр появлялось в бортах и парусах.

Бриг “Меркурий”. Палуба.
Бриг не отвечал на огонь, не имел пока что такой возможности. Канониры стояли у заряженных пушек, дожидаясь, когда “Меркурий” сделает поворот и станет к “Селимие” лагом. Решимость, охватившая людей в этот момент, сделала, их лица прекрасными. Так всегда бывает, когда люди, освободившись от страха, идут на смерть, оставив позади суетное, обиды и печали, физическую и душевную боль.
Внезапно над головой Казарского в мачту врезалось ядро, и капитан упал, раненый обломком. Все охнули, не сходя со своих мест. Рядом тут же оказалась Анна. Кровь, заливая глаза, стекала по щеке. Анна стала перевязывать Казарского. Он открыл глаза и посмотрел на неё.
А н н а (плача, перевязывала капитана). БОЖЕ, КАКОЕ СЧАСТЬЕ, ЧТО ВЫ ЖИВЫ, ОСКОЛОК ПРОШЕЛ ВСКОЛЬЗЬ.,.
К а з а р с к и й (окончательно приходя в себя после болевого шока). АННА… ДОРОГАЯ АННА… ЕСЛИ НАМ СУЖДЕНО ПОГИБНУТЬ, ХОЧУ ЧТОБЫ ВЫ ЗНАЛИ, ЧТО Я ЛЮБЛЮ ВАС! И ВЫ ДЛЯ…
Анна поцеловала капитана, он ответил ей тем же, а команда приветствовала своего капитана и его избранницу троекратным “УРА”

Флагман “Селимие”. Батарейная палуба.
На “Селимие” на всех деках, в поту трудились артиллеристы. Дым ел глаза, на лицах ложилась копоть. Всё это походило на ад…

Бриг “Меркурий”. Палуба.
Казарский, пошатываясь, добрёл до бочки с водой и окунул в неё голову, потом повязал себе голову поверх повязки шейным платком.
К а з а р с к и й (Скарятину). СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ, ВЫ НА МАНЕВРЕ! (подошёл к канонирам) СЕЙЧАС ВСЯ НАДЕЖДА НА ВАС, БРАТЦЫ! ПОКА НА ПИСТОЛЕТНЫЙ ВЫСТРЕЛ НЕ ПОДОЙДЕМ НЕ ОТВЕЧАТЬ! БЕРИТЕ ПРИЦЕЛ ВЫШЕ! И ПОСПЕШАЙТЕ. НЕ ТОРОПЯСЬ… С РАЗУМЕНИЕМ ПОСПЕШАЙТЕ. СВАЛИТЬСЯ С ПРОТИВНИКОМ МЫ ЕЩЁ УСПЕЕМ, А ПОКА ПОВОЮЕМ… ПУСТЬ ТУРОК ПОЛЮБУЕТСЯ!
Щ е р б а к о в . ДЕРЖИСЬ, НЕХРИСТИ ОКАЯННЫЕ! УЖО МЫ ВАМ ВСЫПЕМ НАПОСЛЕДОК!
Л и с е н к о (любовно поглаживая пушку). НЕ ПОДВЕДИ, АВДОТЬЯ…
Казарский увидел, как от пули, пущенной с турецкого корабля, упал канонир, и лейтенант Новосильский занял его место
Решающая минута настала.
К а з а р с к и й . К ПОВОРОТУ!
С к а р я т и н . А, НУ, НАВАЛИСЬ, СЛУЖИВЫЕ!
К а з а р с к и й (когда “Меркурий” развернулся). А ВОТ ТЕПЕРЬ ОГОНЬ, БРАТЦЫ! ОГОНЬ!
Пушки “Меркурия” выстрелили не сразу. Каждый произвёл выстрел по своей цели, но дольше всех выжидал лейтенант Новосильский. Он затянул выстрел, а когда выстрелил, на корабле капудан-паши раздался треск и вниз, сокрушая другие реи и обрывая штаги, фордуны и ванты, полетела перебитая фор-брам-стеньга, полетели вниз лиселя, и белые полотнища накрыли турок вместе с пушками. Другими выстрелами удалось повредить грот-руслени и левый нок фор-марса-рея. Опасно
закачались мачты. О лучшем нечего было и мечтать! “Селимие” стало разворачивать. Новосильский и Казарский обнялись. Над морем неслось лихое русское “УРА”,

Флагман “Селимие”. Мостик.
К а п у д а н – п а ш а . ШАЙТАН! ЗАЯЦ БЫЛ В МОИХ РУКАХ, НО ТВОИ СОННЫЕ И СЛЕПЫЕ ПСЫ, НУРЕЙ-БЕЙ, САМИ ИСПУГАЛИСЬ СВОЕГО ДЕЛА!
И чтобы не видеть, как будет уходить непобеждённый русский корабль, турецкий адмирал скрылся в своей каюте,
Слэйд вдруг почувствовал, что у него так пересохло в горле, что он не может даже глотнуть. Он потёр себе шею, стараясь сделать глотательное движение. Наконец ему это удалось. Только тогда Слэйд смог взглянуть на Стройникова. Тот стоял с закрытыми глазами и плакал. Всё сейчас было написано на лице Слэйда – восхищение, досада, зависть, радость и злость. Он был рад, что осталась жива его любовь, его Анна, но чрезвычайно злился, что она уходила с другим… Он понимал, что этот бой останется в истории, ибо такого ещё действительно не случалось, и как моряк он обязан был салютовать Казарскому и его команде… Он проиграл по всем статьям! Он, Слэйд, вместе с капудан-пашой, вместе с теми, кто послал его на берега Босфора, чтобы исправить поражение при Наварине, но Наварин, где он стоял рядом с русскими, продолжался… правда, теперь уже без англичан…
Его взор опять привлек “Меркурий”, который, лихо подрезая корму дрефующего “Селимие”, зияя дырами в парусах, уходил с достоинством уставшего после кровавой битвы солдата.
Слэйд встал на кормовом балконе и увидел Казарского, который стоял со сложенными на груди руками на корме своего израненного корабля и молча смотрел на своего беспомощного противника. К Казарскому подошла Анна. Они были столь близко друг от друга, что казалось, достаточно протянуть руку – и… Взгляды молодых людей встретились… В этих взглядах, естественно, было больше вопросов, чем ответов, а самое главное, сейчас ни у кого не было сил подумать об этом. Слэйд поднял руку и помахал им вслед.
Израненный бриг уходил всё дальше и дальше от того места, где на пологой морской волне, безжизненно свесив перебитые крылья, покачивались две большие белые птицы.

Бриг “Меркурий”. Палуба. Вечер.
Солнце садилось. На корме “Меркурия”, в странном оцепенении стоял его капитал и с бессмысленной улыбкой оглядывал свой корабль, палуба которого представляла собой замкнутое бортами поле боя – обломки снастей, пятна крови, засыпанные песком, тела убитых, прикрытые брезентом, развороченная карронада, раненые… Казарский разглядывал людей. Вот, прислонившись спиной к карронаде, сидел Щербаков с закрытыми глазами… Рядом Арехов набивал трубку. Анна, теперь такая близкая и родная, переговариваясь с фельдшером Прокофьевым, продолжала оказывать помощь раненым. Мичман Притупов что-то рассказывал штурману, сопровождая свой рассказ жестикуляцией. Радость, которую увидел на лицах людей Казарский, блеск в глазах Скарятина, застенчивую улыбку Новосильского – это была радость людей, глубоко удовлетворённых от того, что не посрамили земли Русской. Над головой трепетали прожжённые и продырявленные паруса, где-то внизу, в трюме плескалась вода, а взгляд капитана остановился на пистолете, который всё ещё лежал на шпиле… Обыкновенный пистолет тульской работы. Казарский поднял пистолет над перевязанной головой и, улыбнувшись, выстрелил в воздух. И наверное, только в эту минуту люди на “Меркурии” вздохнули с облегчением и поверили, что самое страшное уже позади.
А израненный бриг веселее побежал на заходящее солнце, всё дальше и дальше – туда, где небо соприкасалось с морем, навстречу долгожданному свиданию с русской эскадрой.

Бухта Сизополя. Утро.
На “Париже” взлетел сигнал: “СЛЕДОВАТЬ ЗА МНОЙ”, и они последовали: линейные корабли “Император Франц”, “Императрица Мария”, ” Чесма”, “Пармен”, ” Иоанн Златоуст”, фрегаты “Флора” и «Евстафий”, а за ними бомбардирские суда, люгеры и катера.
Они шли в кильватерном строю словно лебединая стая, гордо неся на своих мачтах прославленные Андреевские флаги.

Бриг “Меркурий”. Утро.
“Меркурий” шёл в одиночестве в бескрайнем море, когда с марса донеслось радостное известие.
В а с и л ь е в . Вижу эскадру!
Команда высыпала на палубу, а офицеры собрались на юте. Все стояли с высоко поднятыми головами и улыбались синему небу, встающему солнцу и приближающейся русской эскадре.

Флагман “Париж». Мостик. Утро.
М а р с о в ы й м а т р о с . ПАРУС НА ГОРИЗОНТЕ
Адмирал Грейг не поверил своим глазам, но когда подтвердилось, что, идущий навстречу эскадре, корабль – бриг “Меркурий”, скомандовал общий сбор.
“Меркурий” приближался, и прославленные в разных широтах моряки, эти мужественные люди, не раз глядевшие смерти в лицо, при виде избитого маленького брига с дырами в парусах, лихо несущего русский военно-морской флаг, не стесняясь своей слабости, прольют слезу. И это будут слёзы радости, восхищения и гордости.
“Меркурий” салютовал эскадре. Русский военно-морской флот салютовал “Меркурию. Мимо Казарского и его героической команды в кильватерном строю проходили корабли всех эпох великого Российского военно-морского флота. Здесь были и знаменитые парусные исполины, пароходо-фрегаты, броненосцы и крейсера, эскадренные миноносцы и линкоры, современные авианесущие крейсера и атомные подводные лодки. Гремели залпы салюта, гордо реяли Андреевские флаги, над морскими просторами звучало дружное “УРА”.
Январь 2001 г.
С. В. БИРЮК, Г. А. ЧЕРКАШИН

Перед титрами:

“МЫ ЖЕЛАЕМ, ЧТОБЫ ПАМЯТЬ БЕЗПРИМЕРНАГО ДЕЛА СЕГО СОХРАНИЛАСЬ ДО ПОЗДНЕЙШИХ ВРЕМЕН. ВСЛЕДСТВИЕ ЧЕГО ПОВЕЛЕВАЕМ ВАМ РАСПОРЯДИТЬСЯ, КОГДА БРИГ СЕЙ БУДЕТ ПРИХОДИТЬ В НЕСПОСОБНОСТЬ, ПРОДОЛЖАТЬ СЛУЖЕНИЕ В МОРЕ, ПОСТРОИТЬ ПО ОДНОМУ С НИМ ЧЕРТЕЖУ И В СОВЕРШЕННОМ С НИМ СХОДСТВЕ ВО ВСЕМ ДРУГОЕ ТАКОЕ ЖЕ СУДНО, НАИМЕНОВАВ ЕГО ТЕМ ЖЕ ИМЕНЕМ. КОГДА ЖЕ И СИЕ СУДНО СТАНЕТ ПРИХОДИТЬ В ВЕТХОСТЬ, ЗАМЕНИТЬ ЕГО ДРУГИМ, ТАКИМ ЖЕ. МЫ ЖЕЛАЕМ, ЧТОБЫ ПАМЯТЬ ЗНАМЕНИТЫХ ЗАСЛУГ КОМАНДЫ БРИГА “МЕРКУРИЙ” И ЕГО ИМЯ ВО ФЛОТЕ НИКОГДА НЕ ИСЧЕЗАЛИ И ПЕРЕХОДЯ ИЗ РОДА В РОД, НА ВЕЧНЫЯ ВРЕМЕНА СЛУЖИЛИ ПРИМЕРОМ ПОТОМСТВУ”.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *