Закрыть рекламу ×

Сценарий спектакля «А зори здесь тихие».

Действующие лица:
Васков – А.Воронов
Рассказчик – А. Нечаев

Женька Комелькова – Е. Черченко
Рита Осянина – Н. Полякова
Лиза Бричкина – А. Обжигина
Соня Гурвич – А. Счастливая
Галя Четвертак – А. Горохова

Кирьянова – Д. Голубева
Товарищ третий – М. Деменчуков
Полина Егоровна – А. Решетникова

Девочки – пионерки – М. Иванова, П.Иванова, У. Рымко
Солдаты – А. Орлов, Ф. Лапин, А. Хозяинов

Пролог.
Занавес.
1) ФОНОГРАММА ВСТУПЛЕНИЯ
2) ПРОЛОГ – Варум «Ах, война», зарисовка.
Музыкальная зарисовка.
1 (сидя) –
2 (сидя) –
3 (сидя ) –
4 (стоя) –
5 (стоя) –
6 (стоя) –
3)ТЕМА ЖЕНЬКИ

Часть I.
ДЕЙСТВИЕ 1.Вступление.

Солдат, Васков, Полина Егоровна, Товарищ третий.
Слева от зрителей – коробка. На ней сидит Полина Еговровна, вышивает. Сзади, по центру на плащ-палатке громко храпит, развалившись, пьяный солдат. Справа возле коробки – Васков, руки в карманах, выглядит сконфуженно. Большими шагами по сцене прохаживается, глядя в лист, Товарищ третий.
Рассказчик (выходит): Шел май 1942 года. На западе обе стороны, на два метра врывшись в землю, окончательно завязли в позиционной войне; на востоке немцы день и ночь бомбили канал и Мурманскую дорогу; на севере шла ожесточенная борьба за морские пути; на юге продолжал упорную борьбу блокированный Ленинград.
(разводит руками в сторону сцены) А здесь был курорт. От тишины и безделья солдаты млели, как в парной. Три дня они отсыпались, на четвертый начинались чьи-то именины…
(идет в сторону Васкова) Комендант разъезда, хмурый старшина Васков (бьет его по плечу, Васков отнекивается), писал рапорты по команде. Когда число их достигало десятка, начальство вкатывало Васкову выговор и сменяло опухший от веселья полувзвод. С неделю после этого комендант кое-как обходился своими силами, а потом все повторялось, да так точно, что старшина в конце концов приладился переписывать прежние рапорты, меняя в них лишь числа да фамилии.
Возвращается на место.
Товарищ третий (машет руками): Что вы тут писанину развели!
Рассказчик (залу): Это начальство, майор!
Товарищ третий (продолжает): Чепушиной занимаетесь! Не комендант, а писатель какой-то!
Васков (оборачиваясь, неловко): А вы шлите (машет в сторону спящего солдата) непьющих… Непьющих, и чтобы это… Насчет женского полу… (с неприязнью глядит на солдата, который вдруг громко всхрапывает, что-то бормочет).
Товарищ третий: Евнухов, что ли?
Васков (разводя руками): Ну начальству виднее…
Солдат: Виднее, виднее…
Товарищ третий (недолго думает, машет рукой): Лааадно, Васков. Будут тебе непьющие. И насчет женщин будет как положено. Но гляди, старшина, если ты и с ними не справишься!
Васков (отдавая честь, выпрямляясь): Так точно, товарищ третий!
Солдат (вскрикнув): Товарищ третий! Точно так!
Рассказчик недовольно машет рукой в его адрес.
Товарищ третий: Все, Полина Егоровна, бывай! А этого (кивает на солдата) с собой забираю! (трясет его за плечо) Все, выспался! Поехали!
Солдат просыпается.
Солдат (удивленно, язык еле вяжется): Куда?
Товарищ третий: Непьющих искать! Идем, идем (уводит его).
Уходят. Солдат все время что-то бормочет, начинает петь.
Васков (ходит, раздумывает): Вопрос сложный… Два отделения – это ж почти двадцать человек непьющих. Фронт перетряси – и то сомневаюсь… Где он найдет таких…
Полина Егоровна: Найдет… Пойдем, Федот, я тебе чайку согрею!
Рассказчик (встает): Спокойно служилось старшине Васкову. Почти до сегодня спокойно… А теперь что будет. Ээх! (машет рукой, вслед кричит) Эээй, и мне чаек!
Уходят. Свет гаснет.
4)БЕЗРУКОВ
ДЕЙСТВИЕ 2. Зенитчицы приехали!
Полина Егоровна, Васков, зенитчицы кроме Гурвич и Комельковой.
Обстановка на сцене та же, только стулья убраны.
На сцену выбегает Полина Егоровна, кричит в обе кулисы.
Полина Егоровна (с усмешкой): Федот Евграфыч! Зенитчики прибыли!
Федот Евграфыч (с арьер-сцены): С командиром прибыли?
Полина Егоровна: Не похоже! (рукой машет девочкам, чтобы выходили из-за кулис): Стройтесь, стройтесь, девочки!
Девчонки, смеясь и хихикая, выходят, строятся на ступеньке.
Федот Евграфыч (в это время): Это хорошо! Власть делить – хуже некуда! Ну где там, это чудо природы? Прикажи им строиться, Полина Егоро…
(выходит из-за кулис, еще стоя за ними, обомлел).
Девочки стоят ровно.
Федот Евграфыч: ….вна…
Спускается вниз, к ступенькам, теперь уже точно понимает, что перед ними девочки. Издает какие-то непонятные звуки, пытается помочь себе жестами, но ничего сказать толком не может.
Девочки внимательно, с интересом его начинают оглядывать, надменно и с усмешками. Перешептываются, тут же толкают друг друга в бок, говоря как бы: «некрасиво».
Наконец Кирьянова выходит вперед.
Кирьянова (бодро) : Товарищ старшина, первое и второе отделения третьего взвода пятой роты отдельного зенитно-пулеметного батальона прибыли в ваше распоряжение для охраны объекта. Докладывает помкомвзвода сержант Кирьянова.
Васков (начиная отходить от шока, проводит ладонью по мокрому лбу) : Н-нашли значит…непьющих… (проходит вправо) Ну.. что ж… Из расположения без моего слова ни ногой… ясно вам?
Бричкина: Даже за ягодами?
Кирьянова: А щавель собирать можно? Нам без приварка трудно… (втянув живот) Отощаем…
Васков (распаляясь): Не дальше речки! Аккурат в пойме прорва его! Вон там жить будете. Не гостиница, конечно, ну да и вы не на курорте…
Рита Осянина (серьезно): Мы слыхали, прежние солдаты от тишины да безделья здесь млели.
Галя Четвертак (с сарказмом): Да. У вас-то есть чем заняться? Не то Осянина хотела в кино прогуляться!
Девочки хохочут.
Осянина (раскрасневшись от злости): Замолчи, Четвертак!
Васков: Налеты немцы прекратили, но кружат над разъездом ежедневно.
Все! Свободны!
Кирьянова (командует): Напрааво. Шагом марш!
Полина Егоровна (Федоту): Да будет вам, Федот Евграфыч. Они Вас стариком величают, я слыхала. Так что ведите себя соответственно. А девоньки хорошие. Осянина эта – вдовая… За лейтенантом замужем была, да только погиб он на второй день войны. А Четвертак шутливая такая…да врать любит. Мы когда чай пили, чего только не наговорила.
Федот Евграфыч: Вы уже и чай пили?
Полина Егоровна: Ой, Федот Евграфыч, каша выкипит! Побегу!
Убегает.
Федот Евграфыч зло смотрит ей вслед.
Федот Евграфыч: Тьфу ты!
Хочет уйти, не успевает.
Кирьянова (из-за кулис): Рита, Галка, в караул! Рита – разводящая!
Четвертак: Я не хочу, я вчера была!
Васков (бормочет): Тьфу ты, солдаты!
Выбегают Кирьянова, Четвертак, Бричкина на сцену с тазиком, где белье. Лиза, увидев старшину, вспыхивает.
Кирьянова: Держите, девчонки, веревку, растягивайте!
Вешают одежду.
Васков: Это что? Демаскирует!
Четвертак: А есть приказ!
Васков: Какой такой приказ?
Четвертак: Соответствующий! В нем сказано, что военнослужащим женского пола разрешается сушить белье…
(хором с Кирьяновой) на всех фронтах!
Хохочут, Лиза виновато улыбается. Убегают, роняя сорочку. Лиза останавливается, чтобы извиниться перед Васковым, но девочки утаскивают ее за собой.
Четвертак (за кулисами): Девчата, 1:0 в пользу нас! Айда загорать!
Слышен всеобщий смех.
Старшина хочет уйти, идет, подскальзывается на сорочке, падает.
Выходит, оглядываясь, Полина Егоровна.
Полина Егоровна: Все веселятся, зенитчицы твои. (всплеснув руками) Ой, рубашку порвал? Сейчас с нитками приду!
Васков с Полиной Егоровной садятся на край сцены. Полина Егоровна зашивает рубашку на нем.

5)Тема Васкова и Лизы

Васков (П.Е.): Ты понимаешь, Полина Егоровна… Разрешения у них на все…От командующего, говорят..лично. А меня они, значит, ни во что не ставят, хоть пашу в три ручья.
П.Е. Ты не сильно утруждайся-то, Федот Евграфыч. Ты теперь один у нас остался, вроде как на племя.
Васков: Я ведь из дремучего угла в коменданты выполз. А они – не гляди, что рядовые, – наука. «Упреждение, квадрант, угол сноса..» Классов семь, а то и все девять: по разговору видно. Выходит, я больше от них отстал… А ведь у меня когда-то жена была. И сынишка – Игорек звали. А потом я на Финскую воевать ушел. Пока в снегах загибался, жена завертелась с полковым ветеринаром и отбыла в южные края. А мальчонку я через суд вытребовал, да только помер он через год.
Зашила?
Ну пойдем коли зашила. Спать уж пора, ночь на дворе.
Идут, останавливается Васков.
П.Е. Чегой ты?
Васков: Зори здесь тихие-тихие…
Занавес.

5) Тема васкова и лизы – продолжение…
ДЕЙСТВИЕ 3. Девочки в казарме.
Расположение, казарма девочек. Девочки лежат.
Четвертак сидит, прислонившись к стене. Слева полулежит Кирьянова. Справа с открытым ртом слушает Бричкина. Лицом к зрителям справа на аван лежит, свернувшись в клубочек, смотрит далеко вперед с ненавидящим взглядом Осянина.

Четвертак: Девочки… вот у меня жених был… с Заполярья..
Девочки (не верят) :у… ничего себе!
Лиза (верит): Правда?
Четвертак: Ага! Он прилетел ко мне однажды… И говорит: а полетели-ка, Галка, со мной! Я тебе тундру покажу!
Лиза: аах!
Галка: Но меня, конечно, мама, медицинский работник, не отпустила. Сказала: замерзнешь, лекарств там нет, кто лечит тебя будет, сиди дома, в тепле.
Девочки хихикают.
Осянина (приподнимаясь): Спать! (Четвертак) Еще услышу о глупостях – настоишься на часах вдоволь!
Девочки обиженно замолкают.
Кирьянова: Зря, Ритуха… Пусть себе болтают – занятно…
Осянина: Пусть влюбляются – слова не скажу! А так, лизаться по углам – этого я не понимаю!
Кирьянова: Пример покажи…
Осянина молчит.
Четвертак (шепотом): Девчонки… А Бричкина-то наша… поглядите на нее! втюрилась!
Все смеются, хихикают.
Бричкина: Неправда! Неправда!
Кирьянова: В душку военного! Ну что, Лиза, понравился старшина?
Бричкина: Да отвяжитесь вы все! Пристали! (встает, хочет уйти)
Осянина вскакивает, успокаивает ее, сажает.
Осянина: Ну сядь, сядь.. (громко) А вы не трожьте ее!
5) Тема Васкова и Лизы.
Лиза (утирая слезы): Мы на кордоне совсем одни жили. Отец лесник был. Мне мама всегда говорила: «Ты верь, доченька, верь, может, и придет твое счастье-то, не обойдет тебя стороной». К нам однажды папин знакомый приехал – тоже лесник. Он пожил да обратно отчалил. А по весне открытку прислал: «Тебе надо учиться, Лиза. В августе приезжай в город, устрою в техникум с общежитием». Это в прошлом, сорок первом году было.

Осянина (задумчиво глядя вперед): Ты верь, Лиза, обязательно верь. Может, и верно говорят: счастье-то рядом ходит. И придет оно к тебе завтра. Только обратной дороги к нему нет.

Все молчат. Внезапно –
6) СИРЕНА (БОЕВАЯ ТРЕВОГА)
Васков: БОЕВАЯ ТРЕВОГА, БОЕВАЯ ТРЕВОГА!
Девчонки вскакивают.
Кирьянова: За мной – живо! Оружие наготове!
Все громыхают, девчонки убегают за кулисы, хватают каски, передают винтовки, стаскивают коробки. На сцену выбегают Васков и П.Е. Идет бой.
7) Авиабомбежка
Кирьянова: Немец, вон он!
Четвертак: С парашютом!
Кирьянова: Вижу его! Стреляй, Ритуха, стреляй!
Четвертак: Стреляй, Ритка, ну же! Рита!
Кирьянова: Дааааа!!! Убит! Ритка, ты герой! Умница!
Четвертак: Ушли, ушли немцы!
Девчонки сидят, все в копоти, встрепанные, хлопают Риту по плечу. Рита, испуганно-ошеломленная, смотрит в одну точку вдаль. Сзади них поднимаются Васков с Полиной Егоровной.
Полина Егоровна (начиная колотить Васкова, кричит): Сидел! Девки дрались, а он в кустах сидел! И как только…
Девочки оглядываются на нее.
Васков (перекрикивая ее): Помолчи! На войне у каждого свое место! Солдат обучать надо, не только командиру вперед лезь! Ну, молодец, Осянина! Только я бы все-таки живым его брал! (уходит)
Четвертак: Иди давай!
Лиза виновато смотрит на него.
Кирьянова: Иди-иди!
Девочки косо смотрят на него. Поднимаются, уходят, разговаривая, одобрительно хлопая Риту по плечу. Кирьянова последней уходит, возле кулис притормаживают, смотрит на Риту. Рита опускается на колени, прячет голову в ладони.
8) Тема Риты
Кирьянова (присаживаясь рядом, по-доброму): Пройдет, Ритуха. Я, когда первого убила, чуть не померла, ей-богу. Месяц снился, гад… пройдет. хлопает по плечу, уходит, забирает с собой Риту.
ДЕЙСТВИЕ 4. Награда.
На сцену выходят Васков, за ним все девочки. Слева от зрителей выходит Товарищ Третий, Гурвич, Комелькова.
Васков: Смирно!
Слева выходят товарищ третий, чуть поодаль держатся Женька, Гурвич.
Товарищ третий: Знаю о ваших подвигах, девушки. Чья работа?
Васков: Младший сержант Осянина. Лично.
Осянина: Не лично, а с отделением.
Товарищ третий: Молодец, Осянина! Представим к награде!
Осянина: Не надо мне наград.
Товарищ третий косо смотрит на нее. Девочки переглядываются.
Васков (в сердцах): Тьфу ты!
Товарищ третий: Я вам пополнение привез, знакомьтесь!
Девочки обступают Женьку и Гурвич, слышится голос Кирьяновой:
– О какие! Надолго к нам?
Женька: Как понравится!
Лиза: Ишь ты! А красивая ты, однако…
Четвертак: Да с нее скульптуру лепить можно…
В это время товарищ третий отводит в сторону Осянину, выходят на ступеньки.
Товарищ третий: Один штабной командир, женатый, между прочим, завел себе, так сказать… ну, подругу, что ли…
Осянина (обрывает): Ну и причем тут я?
Товарищ третий: Да нет, Вы не обижайтесь, Вы послушайте. Ну полковника того в оборот взяли, а мне приказано подругу эту определить к делу.
Осянина: Понятно. Разрешите идти, товарищ майор?
Товарищ третий: Пожалуйста.
Берет Васкова, уходят вправо за кулисы.
Четвертак: Ой, девочки, Рита идет!
Расступаются. Комелькова и Гурвич оказываются напротив Осяниной.
Осянина: Младший сержант Осянина!
Комелькова (выпрямившись, звонко): Боец Комелькова!
Гурвич: Боец Гурвич!
Осянина поворачивается, идет к кулисам. Девочки тоже расходятся.
Кирьянова (проходя мимо Комельковой): Эх, несчастная баба! Такую фигуру в обмундирование паковать – это ж сдохнуть легче.
Осянина (останавливаясь): Красивая… Красивые редко счастливыми бывают.
Кирьянова: На себя намекаешь?
Кирьянова с Комельковой смеются, Осянина, вспыхнув, уходит.
8) Тема Риты – продолжение
ДЕЙСТВИЕ 5. Рита и Женька.
Рита выходит на сцену, садится на ступеньки, кутается в платок, достает из кармана фотографию, рассматривает ее, улыбается, поглаживает фото.
На сцену выходит, ухмыляясь, Женька. Насмешливо поднимает брови, смотрит на Риту.
Женька подходит ближе.
Женька: Ты зачем от награды отказалась?
Рита (поспешно прикрывает руку с фотографией платком, оглядывается, угрюмо): У меня свой личный счет имеется.
Женька (издеваясь): Ишь ты, какие мы самостоятельные!
Рита: Не могу я понять некоторых.
Женька: Меня, что ль?
Рита: Да хоть бы тебя.
Пауза.
Женька: Ага… доложили уже. (громко) Ну давай, воспитывай! Сейчас будешь воспитывать или уж потом, после отбоя?
Рита (сквозь зубы): У меня был муж, Женя.
Женька (распалившись, с удовольствием): Отбил кто-нибудь? (с силой) А ты не жалуйся, я не пожалею!
Молчание. Женька, словно что-то осознав, меняется в лице, боясь ответа, Рита поднимает голову.
Рита (смотря вдаль в зал, не сразу, тихо): Не отбили. А убили. 24 июня. (пауза. Женька тяжело дышит, молчит. Рита протягивает Женьке карточку) А у меня сын остался. Аликом зовут. Альбертом.
Женька смотрит на карточку, улыбается уголками губ, протягивает ее Рите. Внезапно с силой сжимает ее плечо и быстро отходит на аван. Замедляет шаги, смотрит вдаль.
Женька: Счастливая ты… А у меня никого. Маму, братишку, сестренку – всех из пулемета уложили.
Рита: Обстрел был?
Женька: Нет, расстрел. Семьи комсостава захватили и…под пулемет. А меня эстонка в доме напротив спрятала, и я все видела… Сестренка последней упала, специально добивали.
Молчание.
Рита встает, подходит к Женьке, осторожно дотрагивается до нее.
Рита: Женя… А как же полковник, Женька? Как же ты могла?
Молчание. Женька слегка улыбается, словно вспоминая время влюбленности в полковника Лужина… Потом улыбка пропадает.
Женька (неловко пожимая плечами, чуть-чуть сглатывая комок в горле): Могла вот…
Рита отходит от нее, не зная чем помочь.
Женька (усмехаясь, но уже по-доброму): Опять убежишь сегодня?
Рита резко останавливается, поворачивается.
Рита (удивленно, испуганно): Откуда…
Женька (обрывает): Не беспокойся, девчонки ночью крепко спят, это мне не спалось сегодня. А ты сапогами потише греми, а то самого (поднимает палец высоко вверх, издевается) старшину разбудишь!
Рита неловко улыбается.
Женька (берет ее за руки): А вообще, зарвалась ты, мать! Налетишь на патруль, или командир какой остановит и сгоришь!
Рита: Молчи, Женька, я везучая. Только… (качает головой)
Женька: Да не скажу я никому, младший сержант Осянина! (с упреком-издевкой) Вот она, дисциплина во взводе!
Рита: Да ну тебя! (смеясь, убегает) возле кулис, приглушенно: Ты – могила!
Женька (отдавая честь): Так точно!
Женька, качая головой, уходит следом.
8) Тема Риты – продолжение

ДЕЙСТВИЕ 6. Немцы в лесу.

Рассказчик: Эти возвращения Рита любила больше всего. Опасность попасться на глаза патрулю была уже позади, и теперь можно было спокойно шлепать босыми ногами по холодной до боли росе, забросив связанные сапоги за спину. Шлепать и думать о свидании, о жалобах матери и о следующей самоволке. И оттого, что следующее свидание она может планировать сама, не завися или почти не завися от чужой воли, Рита была счастлива. Но шла война, распоряжаясь по своему усмотрению человеческими жизнями, и судьбы людей переплетались причудливо и непонятно. И, обманывая коменданта тихого 171-го разъезда, младший сержант Маргарита Осянина и знать не знала, что директива имперской службы с грифом “ТОЛЬКО ДЛЯ КОМАНДОВАНИЯ” уже подписана и принята к исполнению.

Рита идет по сцене, счастливая, довольная, босиком. Сапоги за спиной. Звучит музыка.
Идет по диагонали, останавливается возле правой кулисы, садится на ступеньки, улыбается. Встает, проходит два шага в обратную сторону, музыка – кульминационный момент. В ужасе отходит назад, садится на корточки спиной к зрителям. Фонограмма – немецкие голоса. Музыка заканчивается. Всматривается вдаль.
10) Немцы
Осянина: Ушли…вроде ушли.
Срывается, вбегает на сцену, забывает сапоги, возвращается (показывает быстроту, желание скорее донести информацию и т.п.), вбегает в правую кулису, выбегает, стучит, кричит:
Осянина (пробегая): Товарищ комендант! Товарищ старшина!
Васков (сонный, выскакивает, встрепанный слева): Осянина? Что?
Осянина: Немцы в лесу!
Васков: Так. (щурится) Откуда известно?
Осянина: Сама видела. Двое. С автоматами, в маскхалатах…
Васков: Погоди тут. (убегает, возвращается в военной куртке сверху, с телефоном)
Осяниной: Команду – в ружье: боевая тревога! Кирьянову ко мне. Бегом!
Рита убегает.
В телефон, стоит слева: Товарищ третий! товарищ Третий!
Стоят на ступеньках, смотрят в разные стороны.
Товарищ третий (выходит справа, с телефоном, сонный): Ты, Васков? Что там у вас?
Васков: Так точно, товарищ Третий. Немцы в лесу возле расположения. Обнаружены сегодня в количестве двух…
Товарищ третий: Кем обнаружены?
Васков: Младшим сержантом Осяниной…
Выходят Кирьянова и Осянина. Стоят на сцене.
Васков: Я тревогу объявил, товарищ Третий. Думаю, лес прочесать…
Товарищ третий: Погоди чесать, Васков. Тут подумать надо: объект без прикрытия оставим — тоже по голове не погладят. Как они выглядят, немцы твои?
Васков: Говорит, в маскхалатах, с автоматами. Разведка…
Товарищ третий: Разведка? А что ей там, у вас, разведывать? Как ты с хозяйкой в обнимку спишь?
Кирьянова, слыша разговор в трубку, смеется.
— Чего молчишь, Васков? О чем думаешь?
Подходят к центру, встают друг против друга.
Васков: Думаю, надо ловить, товарищ третий. Пока далеко не ушли.
Товарищ третий: Правильно думаешь. Бери пять человек из команды и дуй, пока след не остыл.
Васков: Так точно.
Кладет трубку.
Товарищ третий уходит.
Девочкам: Осянина пойдет старшей. И это… Стройте людей.
Кирьянова: Построены, товарищ старшина.
Девочки выходят на сцену.
Кирьянова: Вольно…
Осянина: Женя, Галя, Лиза…
Васков: Погоди, Осянина! Немцев идем ловить, не рыбу… Так чтоб хоть стрелять умели, что ли.
Осянина: Умеют.
Васков: Да, вот еще. Может, немецкий кто знает?
Гурвич: Я знаю.
Васков: Что — я? Что такое я? Докладывать надо!
Соня: Боец Гурвич.
Васков: То-то же! Как по-ихнему — руки вверх?
Соня: Хенде хох.
Васков: Точно. Ну, давай, Гурвич…
Идем на двое суток, так надо считать. Взять сухой паек, патронов… по пять обойм. Подзаправиться… Ну, поесть, значит, плотно. Обуться по-человечески, в порядок себя привести, подготовиться. На все — сорок минут. Р-разойдись! Осянина, Кирьянова, за мной!
Выходят вперед сцены, Васков вынимает карту.
Васков: Значит, на этой дороге встретила?
Осянина: Вон тут. А прошли по направлению к шоссе.
Васков: К шоссе? А что ты в 4 утра в лесу делала?
Кирьянова: Просто по ночным делам.
Васков: Ночным! Для ночных дел я вам самолично нужник поставил! Или не вмещаетесь?
Кирьянова: Знаете, товарищ старшина, есть вопросы, на которые женщины отвечать не обязана.
Васков: Нету здесь женщин! Нету! Есть бойцы, а есть командиры, понятно? Война идет, и покуда она не кончится, все в среднем роде ходить будем…
К шоссе говоришь, пошли…Черта им там делать: там еще в финскую лес сведен, их живо прищучат. Нет, товарищи младшие командиры, не к шоссе их тянуло… Тючки, говоришь, у них, Осянина?
Осянина: Да, и вероятно тяжелые, в правых руках несли. Очень аккуратно упакованы.
Васков: Мыслю, тол они несли. А если тол, то маршрут у них на железку. На Кировскую дорогу, значит.
Кирьянова: Но до Кировской не близко.
Васков: Зато лесами. А леса здесь погибельные: армия спрятаться может, не то, что два человека. Идем, девчата, пора в дорогу собираться.
Девочки строятся, выходят все остальные, собирают их. Полина Егоровна утирает слезы, садится на ступеньки.
Васков (смотрит на сборы, говорит П.Е.): Ох, девоньки…Им бы телешом загорать да в самолеты пулять – вот это война…
Построились.
Васков: Противника не бойтесь. Он по нашим тылам идет, значит, сам боится. Но близко не подпускайте, все-таки противник – мужик здоровый, вооружен специально для ближнего боя. В пути не отставать, не курить, не разговаривать. Если дорога попадется, как надо действовать?
Женька: Знаем! Одна – справа, другая – слева.
Васков: Скрытно. Порядок движения такой: Осянина с Комельковой – впереди! Затем я с переводчицей. За нами Бричкина и Четвертак. В случае обнаружения противника или чего непонятного… Кто по-звериному или там по-птичьему кричать может?
Хихикают.
Васков: Я серьезно спрашиваю! В лесу сигналы голосом не подашь: у немца тоже уши имеются.
Гурвич: Я умею. По-ослиному. И-а! И-а!
Васков: Ослы здесь не водятся. Ладно, давайте учиться крякать. Как утки.
Все пробуют, смеются.
Васков: Идем на Вопь-озеро, до места нам верст двадцать, к обеду придем. Все понятно, товарищи бойцы?
Все: Понятно…
П.Е. (плачет в платок): Ох, девчата…
Девочки, П.Е. обнимают каждую, что-то шепчут на ухо, поправляют воротнички.
Васков (машет рукой): Эх, бабы, несчастный вы народ! Мужикам война эта как зайцу курево, а уж вам-то… (вздыхает) Готовы?
Осянина: Готовы.
Васков: Заместителем на все время операции назначаю младшего сержанта Осянину. Сигналы напоминаю: два кряка — внимание, вижу противника. Три кряка — все ко мне.
Все засмеялись.
Васков (улыбаясь): Ну вот и взбодрились… (Полине Егоровне, другим девочкам) Послезавтра вернемся. Крайний срок – в среду. (бойцам) Головной дозор, налево! Шагом марш!
Звучит музыка, поворачиваются налево с гордо поднятыми головами, уходят. Первые Осянина и Комелькова, затем Васков с Гурвич, Бричкина и Четвертак. Кирьянова, П.Е. машут слева.
Кричат вслед машут пилотками: Возвращайтесь с победой!!
Уходят в левую кулису.

11) Марш «Прощание славянки».
(Занавес закрывается). Смена декораций.

Часть II.
ДЕЙСТВИЕ 7. ПРИВАЛ

12) Темная ночь
Выходят на сцену. Все усталые, еле ноги волочат. Выстраиваются. Четвертак в тюне.
Васков: Вот здесь немцев и будем поджидать. По моему расчету, явятся они сюда через четыре часа. Пока разрешаю приготовить обед из расчета: котелок на двоих.
Бричкина (пылко): Я приготовлю! Меня батька с маманькой кашеварить научили!
Васков (строго): Замечу дым, вылью в огонь все варево в тот же момент. Ясно говорю, Бричкина?
Бричкина (упавшим голосом): Ясно.
Четвертак: Я помогу тебе, Лиза. Меня тоже… мамка готовить учила.
Бричкина кивает с радостью, берет котелок, убегает за кулисы.
Осянина кидает на Четвертак злой взгляд, Четвертак смущается, берет другой котелок и убегает следом.
Васков: Аккуратно, Четвертак, второй сапог хоть побереги!
Осянина: Ничего, тут болота нет…

Все расходятся по своим местам. Рита слева отдыхает, накрывшись пиджаком. Справа Женька причесывается. Слева сзади Соня читает книжечку, вслух, шевелятся губы. Старшина проходит вперед, смотрит вдаль, думает.

Женька: Соня, прочти вслух.

Гурвич (смущается, откашливается):
Рожденные в года глухие
Пути не помнят своего.
Мы — дети страшных лет России –
Забыть не в силах ничего.

Васков (смотря вдаль): Вот здесь Синюхина гряда начинается. Вон Вопь-озеро. С другой сторону эту гряду второе озеро поджимает – Легонтово. Монах тут жил, по прозвищу Легонт. Безмолвия искал…
Осянина: Безмолвия здесь хватает.
Васков: Немцам один путь: меж этими озерами через гряду.
Гурвич: И вечный бой, покой нам только снится. Сквозь кровь и пыль летит, летит степная кобылица. И мнет ковыль.
Все смотрят вдаль.

Выбегают Лиза и Галя.
Лиза: Ой, девчата, обед готов. (смущенно) Товарищ старшина, это Вам.
Девочки хихикают. Все радостно потирают руки, садятся: Бричкина-Четвертак на ступеньках. Остальные – на сцене. Едят по двое из одного котелка. Котелки: Бричкина-Четвертак. Комелькова- Осянина. Гурвич – Васков.
Женька берет котелок, двигается, случайно ее волосы падают в котелок Васкова.
Женька (смущенно): Ой, простите, товарищ старшина.
Девочки хихикают снова.
Васков: Крашеные, поди?
Женька (гордо, хитро улыбаясь): Свои.
Пауза, все гремят ложками
Васков (Гурвич): Чего стесняешься, Гурвич. Нечего мне свою порцию оставлять. Ты наворачивай, как бойцу положено.
Гурвич (покраснев): Я наворачиваю.
Васков: Вижу. Худющая как весенний грач. Из сапог вылетаешь.
Гурвич: У меня конституция такая.
Васков (ворча): Конституция… Вон у Бричкиной такая же конституция как у нас всех, а в теле.
Лиза открывает рот и перестает есть. Женька давится едой.

Васков отворачивается, пристально всматривается вдаль.

Осянина (заботливо, улыбается): Вы подремлите после обеда, Федот Евграфыч. На зорьке я разбужу Вас.
Васков (отмахивается): Будет мне вечный сон, Осянина, если фрицев провороню.
Осянина: А может, они спят сейчас?
Васков: Спят?
Осянина: Ну да. Люди же они. Сами говорили, что Синюхина гряда — единственный удобный проход к железной дороге. А до нее им…
Васков: Погоди, Осянина, погоди! Полста верст, это точно, даже больше. Да по незнакомой местности. Да каждого куста пугаясь… А?.. Так мыслю?
Осянина: Так, товарищ старшина.
Васков (ожесточенно направляя в рот ложку за ложкой, раздумывая): А значит…
Женька (подхватывая): А значит, могли они и отдыхать завалиться. В буреломе каком-нибудь. И спать будут до солнышка.
Васков: (отдает котелок Лизе) Спасибо, Бричкина. Назначаю тебя главным поваром.
Лизе все отдают котелки. Лиза охает от тяжести, убегает, возвращается.
Васков (встает): Слушай мой приказ, бойцы. (девочки выстраиваются) Противник силою до двух вооруженных до зубов фрицев движется в район Вопь-озера с целью тайно пробраться на Кировскую железную дорогу. Нашему отряду в количестве шести человек поручено держать оборону Синюхиной гряды, где и захватить противника в плен. Сосед слева — Вопь-озеро, сосед справа — Легонтово озеро… Я решил встретить врага на основной позиции и, не открывая огня, предложить ему сдаться. В случае сопротивления одного убить, а второго все ж таки взять живым. Сейчас – время отдыха. Вести себя тихо! И это, Гурвич. Ты в голос, все-таки не читай. Ввечеру воздух сырой тут, плотный, а зори здесь тихие, и потому слышно аж за пять верст. И поглядывайте. Поглядывайте в оба, бойцы.

Девочки кивают, ложатся на свои места.

Васков с Осяниной отходят вперед. Птицы поют – фонограмма.

13) Звучание птиц

Садятся на ступеньки. Старшина сидит слева от Осяниной.

Осянина: Отдохните до солнышка, товарищ старшина. Я разбужу.
Васков: Нету мне сна, товарищ Осянина… Маргарита, как по батюшке?
Осянина: Зовите просто Рита.
Васков достает кисет.
Осянина: Можно? (берет кисет) «Дорогому защитнику Родины»…
Васков: Подарок. Именной кисет. Закуривай, товарищ Рита.
Осянина: Я не курю.
Васков: Это ты правильно, младший сержант. А насчет того, что и они тоже люди, это я как-то недопонял. Правильно подсказала: отдыхать должны. И ты приляг пока, ноги вытяни. Гудят с непривычки, небось?
Осянина: Ну, у меня как раз хорошая привычка, Федот Евграфыч.

Ложится, закрывает глаза.
Молчание.
13) Звучание птиц – продолжение.

Фонограмма – птицы. Слышен голос Сони, читающей. Лиза Бричкина спит, Галка тоже, с шумом переворачиваясь во сне. Женька смотрит вдаль, слушает Соню. Васков смотрит вдаль, внезапно прищуривается, приподнимается. Толкает Риту.
Осянина: Что такое?
Васков: Тсс.. Слышишь?
Осянина (хочет вскочить на ноги, старшина одергивает ее): Птицы кричат…
Васков: Сороки! Сороки-белобоки шебаршат, Рита. Значит, идет кто-то, беспокоит их. Не иначе-гости. Немцы… Вот теперь и увидим их. Давай, Осянина, подымай бойцов. Но скрытно, чтоб ни-ни!

Осянина обегает всех, все подтягиваются вперед.
Осянина: Все в сборе, товарищ старшина.
Васков: А ну-ка бойцы, глядите в оба, да считайте немчуру.

Сидят на коленях посередине, слева направо: Осянина, Бричкина, Гурвич и Васков посередине, Комелькова. Все напряженно всматриваются в даль.
Пауза.
Васков: Ну, идите же, идите…
14)Лес (из ЗНП)
Соня (кивает): Один…
Лиза (чуть улыбаясь): Два…
Рита (испуганно): Три…
Женька (нахмуренно): Четыре…
Галка (совсем испуганно): П-пять…
Хором (без Васкова, вразнобой): Шесть…и т.д. Шестнадцать… (нарастание голоса, музыки, отчаяние, ужас)
Васков опускает голову. Все молчат.
15) Страх Васкова
Соня (тихо, взволнованно): Шестнадцать, товарищ старшина. Их шестнадцать…
Васков: Бричкина, дорогу обратно хорошо помнишь?
Лиза: Ага, товарищ старшина.
Васков: Молодец, иди напрямик, главное дело – болото. С ним аккуратно, бродок узкий, влево-вправо трясина. Дойдешь до островка – отдышись малость, сразу не лезь дальше, поняла?
Лиза: Поняла.
Васков: Доложишь Кирьяновой обстановку. Мы тут фрицев покружим маленько, но долго не продержимся, сама понимаешь. Все, дуй, Лизавета Батьковна. Девчата, за мной!
Лиза кивает, убегает влево.
15) Страх Васкова – продолжение.

ДЕЙСТВИЕ 8. ЛЕСОРУБЫ.

Васков: Стало быть, шестнадцать их… Шестнадцать автоматов – это сила. В лоб такую не остановишь. И не остановить тоже нельзя, а будут они здесь часа через три, так надо думать. Помощь с Бричкиной к ночи вернется…
А до ночи, ежели в бой ввяжемся, нам не продержаться.

Осянина: Что же, смотреть, как они мимо пройдут?
Васков: Нельзя их тут пропустить, через гряду… С пути сбить надо. Вокруг Легонтова озера направить. Но как? Боем не удержим. Выкладывайте соображения, девчата.
Ходят, думают.
Васков: Не для боя сюда они забрались… А для того, чтобы противник их обнаружить не мог. К основной своей цели пробираются. Значит…
Осянина: Значит, надо, чтобы они нас увидели, а мы их вроде как не заметили!
Васков: Верно, верно, Осянина! Но что же мы им показать можем? Четырех девчонок да старшину с наганом? Они нас в пять ножей снимут…
Женька: А что если…Что если они лесорубов встретят?
Пауза. Все смотрят на Женьку.
Васков (восхищенно): Ну, девчата, орлы вы у меня! Значит, так: пилотки, ремни, сапоги снять! Все, что форму определяет! (девчонки быстро снимают все с себя) Хворост таскайте, костры разжигайте да подымнее, кричите да аукайте, чтоб лес звенел! Но все же не очень высовывайтесь!
Раздеваются, убегают за кулисы.
16)Топор
Из-за кулис (хором): И ррраз, и два, и три, и четыре, и пять, и шесть!
Гурвич (выбегает на сцену, вся мокрая): Идут, товарищ старшина!
Васков (следом, оттаскивает Гурвич к себе): По местам, по местам, девоньки, только очень прошу: поостерегитесь! За деревьями мелькайте, да за кустами! И орите звонче!
Убегают за кулисы. Музыка + стук топоров – фонограмма.
17)Топор + славянка
Васков: Давай, девчата, налегай веселей!
Осянина: Эге-гей! Иван Иваныч, гони подводу!
Четвертак: Дружнее, девоньки, дружнее!
Гурвич: Так, девчата, веселее!
Еще рубят. Все стихает. Все выглядывают из-за кулис с разных сторон, всматриваются вдаль.
Комелькова: Может, ушли?
Васков: Сидят вон…двое…разведка…
Комелькова внезапно стаскивает с себя юбку, рубашку, остается в сорочке-платье. Выскакивает на сцену.
Васков (из-за кулис): Стой!
Женька неуверенно выходит на сцену.
Женька (чуть дрожащим голосом): Рая, Вера, идите купаться!
Неуверенно, стараясь держаться, идет вперед.

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой…
Выходила на берег Катюша…
На высокий берег, на крутой…

Все молча смотрят на нее, выглядывая из-за кулис.
Как бы трогает воду. Стоит прямо перед ступенькой.
Женька: Ай, холодная! (снова смех) Эй, девочки! Айда купаться! Ивана зовите! Иван Иваныч, выходи!
Смеется, но неестественно.

Васков (не сразу): Эге-гей! Иду!
Выходит, снимает рубашку, подходит к Комельковой.

Васков (изо всех сил стараясь улыбаться): Из района звонили, сейчас машина придет. Так что одевайся! Хватит загорать! (бросает одежду возле Женьки)
Женька поворачивается к нему, смотрит на него. Глаза широко распахнуты и полны ужаса. Молчание.
Васков (улыбаясь, сквозь зубы): Уходи отсюда, Комелькова. Хватит с огнем играться.
Женька стоит.
Васков: Добром не хочешь – народу тебя покажу! А ну, догоняй! (сгребает одежду со сцены, бежит за кулисы. Женька, громко хохоча, за ним).
Убегают за кулисы. Слышен истерический смех Женьки.
Осянина (вглядываясь вдаль): Ушли… Ушли, товарищ старшина!
Четвертак, Осянина, Гурвич выбегают на сцену, стоят кучкой, всматриваются вдаль. Следом выбегает Васков, тащит за руку Женьку. Женька дрожит и всхлипывает, прислонившись к Васкову.
Пауза. Девочки гладят Женьку.
Осянина (прижимает ее к себе): Женька!
Васков: Теперь все, девчата, теперь им деваться некуда, ежели, конечно, Бричкина вовремя прибежит.
Гурвич: Прибежит! Она у нас быстрая!
Смеясь, уходят за кулисы.
18) Щербатый месяц

ДЕЙСТВИЕ 9. БРИЧКИНА И ГУРВИЧ

Выходит рассказчик, держит в руках зеленую рубашку, смотрит на нее. Лиза идет по сцене в белом.

Лиза: Качается рожь несжатая.
Шагают бойцы по ней.
Шагаем и мы-девчата,
Похожие на парней.

Нет, это горят не хаты –
То юность моя в огне…
Идут по войне девчата,
Похожие на парней.

Рассказчик: Не дошла значит Бричкина… В болоте утонула.
Оставляет на декорации рубашку, уходит. Бричкина убегает, когда выходят Осянина и Васков.

Васков: Чуешь? Подвела немца культура: кофею захотел. Дымком тянет… завтракать уселись, значит. Только все ли шестнадцать? Но я смотрел, устроились вроде надолго. Так что самое время нам расположение менять. Осянина, дуй за бойцами!
Осянина: Я понимаю.
Васков: Я там махорку сушить выложил, захвати, будь другом. И вещички, само собой.
Осянина убегает. Возвращается с девочками.
Осянина отдает вещи Васкову.

Васков: А где ж кисет мой?
Осянина: Забыла…Федот Евграфыч, забыла!
Соня Гурвич: Я принесу, я знаю, где он лежит!
Убегает.
Васков: Куда, боец Гурвич? Товарищ переводчик! Да хоть сапогами не топай…
Спустя паузу.
Васков: Вроде Гурвич крикнула?
Осянина: Нет..показалось.
Васков (спустя паузу, прислушался, с каменным лицом): Комелькова, за мной! Остальным здесь ждать!

Голос Женьки за сценой («жарко и беззвучно дохнула Женька»): Немцы?
Васков на руках выносит Гурвич на сцену.

Девочки ахают, закрывают руками лица от ужаса.

Васков кладет Соню на середину сцены. Соня НЕПОДВИЖНА!

Васков (снимая пилотку): неаккуратно… неаккуратно…
Молчат, склонив головы. Женька беззвучно трясется в стороне.
Васков (грубо): Некогда трястись, Комелькова.
Осянина (тихо): Отличница была…круглая отличница – и в школе, и в университете.
Васков: Стихи читала. Только не это главное. А главное, что могла Соня нарожать детишек, а те бы – внуков и правнуков, а теперь не будет этой ниточки..Оборвалась она. (пауза) Осянина, за ноги ее подержи.
Осянина: Зачем?
Васков: Держи, раз велят! (снимает сапог с ноги Сони, отдает Четвертак)
Осянина (кричит): Зачем? Не смейте!
Васков: А затем, что боец босой, вот зачем!
Четвертак (затряслась): Нет, нет, нет!..
Васков: Не в цацки же играем, девоньки. О живых думать нужно: на войне только этот закон. Держи, Осянина. Приказываю, держи.
(Сдернул второй сапог, кинул Гале Четвертак)
Васков: Обувайся. И без переживаний давай: немцы ждать не будут. А место это на карте отметим. После войны — памятник ей. Боец Четвертак, в чем дело? Почему не обута?
Четвертак (трясется по-прежнему): Нет!.. Нет, нет, нет! Нельзя так! Вредно! У меня мама — медицинский работник…
Осянина: Хватит врать! Хватит! Нет у тебя мамы! И не было! Ты из детдома! И нечего тут выдумывать!..
Галя еще сильнее затряслась.
Комелькова (кидается ее успокаивать, Осяниной): Ну зачем ты так? Нам без злобы надо! А то остервенеем совсем, как немцы остервенеем! (помогает Гале обуть сапоги)
Васков (хмуро): Берите.
Комелькова с Осяниной – за плечи взяли Соню. Четвертак – за ноги. Васков останавливается, смотрит вперед.
18) Щербатый месяц

ДЕЙСТВИЕ 10. Четвертак.

Стоит, смотрит вперед. Выходит Четвертак. Молча стоит сзади.

Васков (обращаясь к Гале): Обулась? Идем, девоньки, и так времени много потеряли. Надо уходить скорее отсюда, немца нащупать, на хвост ему сесть, а дальше и помощь подойдет.

Медленно бредут по диагонали вперед. Возле кулис Васков резко останавливается и всем машет назад. Все прячутся за коробками, смотрят вперед, чуть левее.
19) Бой
Бой. Четвертак прячется от страха за коробкой, не в силах выстрелить. Девочки на нее поглядывают со злостью.
У Васкова резко заканчиваются патроны, пригибает голову, чтобы поменять их, укрываясь за коробкой. Осянина в это время отбивается – спасает Васкову жизнь.
Музыка стихает.
Васков (в поту, опускаясь на камень в бессилье): Все…
Осянина: Задело Вас?
Васков: Нет. Ты поглядывай там, Осянина.
Перебежками на аван вправо выходит и смотрит вдаль. Смотрит, сколько убитых немцев.
Осянина в это время подходит к Четвертак, зло вытаскивает ее из-за коробки за шиворот. Женька в таком же настроении встает рядом.
Васков возвращается.
Васков: Крови много, а тел нет. Унесли, значит. Ну молодцы, девоньки, бойцы вы у меня. Осянина, благодарность тебе объявляю. Коротко била, прицельно, в упор, дала мне секундочку на перезарядку. Ту секундочку, за которую потом до гробовой доски положено поклоны отвешивать.
Девочки не реагируют, серьезно смотрят на него. Четвертак плачет.
Осянина: Вы – коммунист, товарищ старшина?
Васков (обалдело): Член партии большевиков…
Осянина: Просим быть председателем на комсомольском собрании.
Васков: Собрании?
Женька: Трусость! (встряхивает Четвертак)
Васков (свирепея): Собрание — это хорошо. Это замечательно: собрание! Мероприятие, значит, проведем, осудим товарища Четвертак за проявленную растерянность, протокол напишем. Так?…
Девочки молчат. Даже Галя реветь перестала: слушает, носом шмыгая.
Васков: А фрицы нам на этот протокол свою резолюцию наложат. Годится?… Не годится. Поэтому как старшина и как коммунист тоже отменяю на данное время все собрания. И докладываю обстановку: немцы в леса ушли. В месте взрыва гранаты крови много: значит, кого-то мы прищучили. Значит, двенадцать их, так надо считать.
А что до трусости, так ее не было. Трусость, девчата, во втором бою только видно. А это растерянность просто. От неопытности. Верно, боец Четвертак?
Четвертак: Верно…
Васков: Тогда и слезы и сопли утереть приказываю. Осянина и Комелькова, приказываю в лагере меня ждать. Боец Четвертак, пойдешь со мной в поиск. За мной идти в след и глядеть, что делаю. И что бы ни случилось, молчать. Ясно?
Четвертак неуверенно кивает. Девчонки уходят.
Васков: (задумчиво) Стало быть, немцев двенадцать осталось. (подбадривает) А это нам не страшно, боец! Это, считай, пустяки! За мной, Четвертак!
Уходят вправо, спускаются по сцене вниз, забираются из зала на сцену, садятся на ступеньки.
Васков: Не боись, Четвертак! Про Павла Корчагина читала когда?
Четвертак не отвечает, она подавлена.
Читала, значит… А я его, как вот тебя, видел. Да. Возили нас в город Москву. Ну, там Мавзолей смотрели, дворцы всякие, музеи и с ним встречались. Он — не гляди, что пост большой занимает, — простой человек. Сердечный. Усадил нас, чаем угостил: как, мол, ребята, служится…
Четвертак: Зачем Вы обманываете? Паралич разбил Корчагина. И не Корчагин он совсем, а Островский. И не видит он ничего и не шевелится, и мы ему письма всем техникумом писали.
Васков (совестно стало): Ну, может, другой какой Корчагин?… Ну, может, ошибся. Не знаю. Только говорили, что… (услышал шорох) Тсс…Замри, Галя! (притаились, выглядывает) Двое идут…
На Гале «лица нет».
Васков (очень тихо, но залу слышно, медленно): Не боись, Четвертак… Сейчас мы их прищучим с тобой. Просто сиди, молча сиди.
Пауза… Музыка играет.

Галя с руками за головой вылетает на середину сцену НЕОЖИДАННО, бежит по диагонали в другой конец с криком «мамаааа». Звучит удар автомата. Крик резко обрывается уже ЗА КУЛИСАМИ.
20) Смерть Четвертак
Тишина, молчание.
Васков с ужасом смотрит вдаль.

ДЕЙСТВИЕ 11. ВАСКОВ

Рассказчик выходит:
Замерло все на поляне. На секунду какую-то замерло. И Васков еще недвижимо лежал за своим валуном, не успев даже понять, что все планы его рухнули, что вместо козырного туза на руках оказалась шестерка.
Заметили их немцы. За спиной Васкова раздался треск и топот, и он догадался, что правый дозорный бежит сюда. (Васков оглядывается)
Соображать некогда было. Надо уводить немцев – это главное. Увлечь их за собой, оттянуть от последних своих бойцов. Уж их-то, непременно уберечь он был должен, обязан был перед совестью своей мужской и командирской. Хватит тех, что погибли. По горло хватит, до конца жизни. А решив это, не таясь уже, вскочил, полоснул очередью по топоту в кустах и, пригнувшись, бросился подальше от Синюхиной гряды, к лесу. (Васков вскакивает, выстреливает, убегает)
Давно старшина так не бегал, как в тот вечер. Его ранили, несильно, но рука ныла, а он все метался по кустам, юлил меж валунов, падал, поднимался, снова бежал и снова падал, уходя от пуль, что сшибали листву над головой.
Одно оставалось у Васкова – к болотам переходить. Немцы болото непроходимым считали, а значит, старшина давно для них утопленник.
Васков выходит на сцену, с перевязанной рубашкой рукой, буквально падает от усталости и боли, тяжело дышит. Плетется по сцене.
Рассказчик: А в нашу сторону, в ту, что к разъезду вела, прямо к Полине Егоровне, туда он не глядел. В той стороне опасностей не было, там, наоборот, жизнь была! Яишенка с салом, ласковая хозяйка, чай в кружечке. И не глядеть бы ему в ту сторону, но помощь оттуда не шла да не шла, и он все—таки туда посмотрел.
Васков останавливается, видит юбку на декорации, подходит к ней, шатаясь. Берет ее в руки, чуть не падает.
Рассказчик поддерживает его.
Рассказчик: Чч, тихо-тихо.

Васков: Эх, Лиза-Лизавета… (снимает пилотку с головы, опускается в бессилии на ступеньку, руки прячет в ладони)
Рассказчик: И осталось от Лизы армейская рубашка… А больше ничего. Даже надежд на то, что помощь придет.
Разводит руками. Уходит.

21) Лещенко. За того парня. (-)
Из-за кулис: Федот Евграфыч, товарищ старшина! Васков!
Васков оглядывается, приподнимается. Осянина и Комелькова выбегают на сцену. Виснут на нем.
Девочки: Федот Евграфыч, миленький! Живой!
Васков: Эх, девчоночки вы мои, девчоночки! Я думал, навечно потерялись мы с вами… Съели хоть кусочек? Спали хоть в полглазика?
Обнимаются.
Осянина: Не хотелось, товарищ старшина!
Васков: Да какой я вам теперь старшина. Зовите просто Федот. Или Федей…Как маманя звала.
Женька: Ты, Федя, Бричкину по пути не встретил? Заждались мы ее…
Васков неожиданно замолкает, выходит из объятий. Лица девочек становятся серьезными.
Васков: Нет у нас теперь артиллерии. Бричкина в болоте утопла, а Четвертак…Четвертак пала смертью храбрых.
Девочки опускают головы.
Васков: Но ведь зато сутки здесь противника кружим. Сутки!.. Так что помянем сестренок наших. Добром помянем.
Девочки стоят, молча опустив головы. Потом Осянина выходит на аван, влево от зрителей, садится на ступеньки, смотрит вдаль. Женька подсаживает к ней, обнимает ее. Васков справа от зрителей.
Сидят, грустно смотрят куда-то.
Васков: Почему приказ не выполнили?
Комелькова: Какой приказ?
Васков: Приказал я вам отойти в лагерь.
Комелькова: Так мы и отошли.
Васков: Отошли…
Комелькова: Мы имущество собрали.
Васков (раздражаясь): За имущество спасибо. А теперь слушай новый приказ: заправляйтесь, укладывайтесь (пауза) и шагом марш отсюда. Помощи нам теперь ждать неоткуда. Немцы сюда идут, рассиживаться некогда.
Девочки переглядываются все это время.
Осянина (твердо): А ты, Федот?
Васков (не сразу, глядя жестко Осяниной в глаза): Теперь мой черед сутки выигрывать. Троих, которых не вернешь, мне до конца дней моих хватит!
Девочки опять переглянулись. Васков начинает рыться в сумке.
Комелькова: Что потерял, Федя?
Васков: Запал. А граната без запала – кусок железа. Булыжник – и тот больше стоит. (ищет дальше)
Осянина: Ничего, Федот, отобьемся!
Васков медленно поворачивается к ним.
Комелькова: Отобьемся, товарищ старшина!
Васков медленно встает.
Васков: А ну, чтоб духу вашего здесь не было! Три минуты даю!
Девочки подравнялись, встают «стеной».
Осянина: Никуда мы отсюда не уйдем.
Васков: Да я вас за неисполнение… ПОД ТРИБУНАЛ!
Девочки неподвижно и твердо смотрят на него.
Васков обесиленно садится на ступеньки.
Васков (хватается за голову): Что ж вы со мной делаете-то, девоньки…
(медленно встает)

Женька (начинает очень тихо, почти проговаривая):
Здесь птицы не поют,
Деревья не растут,
И только мы, к плечу плечо
Врастаем в землю тут.
Васков медленно оборачивается.
Осянина:
Горит и кружится планета,
Над нашей Родиною дым,

Вместе девочки:
И значит, нам нужна одна победа,
Одна на всех – мы за ценой не постоим.
Одна на всех – мы за ценой не постоим.

Васков встает и поет с ними. Сначала средний круг внимания, затем большой.
(вместе с фонограммой)
22) И значит нам нужна…
Нас ждет огонь смертельный,
И все ж бессилен он.
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный,
Десятый наш десантный батальон.
Десятый наш десантный батальон.

Едва огонь угас,
Звучит другой приказ,
И почтальон сойдет с ума,
Разыскивая нас.

Взлетает красная ракета,
Бьет пулемет неутомим,
И значит нам нужна одна победа,
(обнимаются) Одна на всех – мы за ценой не постоим.
Одна на всех – мы за ценой не постоим.

Припев.

Васков (так и стоит между девочками, выходит вперед, говорит прямо) Товарищи бойцы. Противник, вооруженный до зубов, движется в нашем направлении. Соседей у нас нет. И помощи нам ждать неоткуда. Поэтому приказываю всем бойцам и себе лично держать фронт. Держать. Даже когда сил не будет, все равно держать. На этой стороне немцам земли нет. Потому за что спиной у нас Россия. Родина значит, проще говоря. (к девочкам поворачивается) Девчата, позиции занять!

ДЕЙСТВИЕ 12. БОЙ
Сидят какое-то время в тишине, выглядывают.
Осянина сидит в середине в глубине, Васков лежит на животе с правой стороны ближе к краю, Комелькова сидит слева перед занавесом.

Васков: Позиции занять!
23) Гранаты и пистолеты.
Какое-то время молча стреляют.
Удар (звук).
Васков кричит: пригнись!
Все нагибаются. Осянина охает.
Комелькова (замечает осянину, кричит Васкову, отстреливаясь): Скорее, Рита!
Пригнувшись, бежит к Рите. Васков успевает первым. Поддерживает ее, прислоняет к стене.

Васков: Чем?
Осянина: Граната…
Васков (кричит Женьке): Белье давай! Да не шелк, льняное!
Женька (роется в рюкзачке): Нету…
Васков: Ааа, леший!
Осянина (тяжело): Немцы…где немцы?

Женька секунду смотрит в упор, затем, схватив автомат, бежит в правую кулису.
Васков достает из рюкзака бинты, заматывает живот Рите, бинты краснеют.

Васков (приговаривает, заматывая): Ничего, Рита, ничего… Он поверху прошел. Заживет.
Рита (каждая буква с трудом дается!): Иди…туда иди…Женька…там.
Женька (за кулисами): Эге-гей! Куда торопитесь?
Васков: Уводит она их…за собой уводит…
Рита: Брось меня…брось..
Васков: Нет.
Остаются неподвижными на сцене.

ДЕЙСТВИЕ 13. ЖЕНЬКА

Женька выбегает на сцену, бежит в левую часть, приседает, стреляет, громко кричит:
Он говорил мне…
В правую часть также стреляет и кричит: будь ты моею…
И стану жить я…
В левую: Страстью сгорая!
На месте, запыхавшись: Бедному сердцу…так говорил он… Сволочи! Ну идите сюда, заразы! (пытается стрелять) Эх..
(бежит по диагонали в левую арьерсцену): не любил он…

24)Немецкая винтовка

(уже тише) Не любил он меня…
Ползет на коленях в левую авансцену. Сидит:
Интересно…
Ползет в правую авансцену. Садится, изнемогает от боли. Звук – немецкие голоса.
Берет в руки автомат, стреляет, направляя автомат в зал, в сторону левого окна!
Эй, вы! За Риту, за Галку, за Соню, за Лизу!!!
Немецкие голоса.
Встает, ужасно качаясь, тяжело идет в левую аван, пока идет, медленно:
Он говорил мне….Яркой звездою… …хладную душу… ты озарила….
Останавливается в левой аван, говорит в зал: ну идите сюда… ну, идите, идите… ааа…боитесь…
24)Немецкая винтовка

Выстрел. Падает на занавес, сползает по нему…приподнимается..
Вы…ответите… за все ответите! (изо всех сил кричит)
снова выстрел
24)Немецкая винтовка
падает…

ДЕЙСТВИЕ 14.

Рита: Женя погибла?

Васков удрученно кивает.
Пауза.
Васков: А они ушли. За взрывчаткой видно… (кричит) Не победили они нас, понимаешь? Я еще живой, меня еще повалить надо!

Качается, потирая левую руку.
Рита (тихо): Болит?
Васков (хлопает по груди): Здесь у меня болит, здесь свербит, Рита! Положил ведь я вас…всех пятерых положил…а за что? За десяток фрицев?
Рита: Ну зачем ты так…Все ведь понятно…Война.
Васков: Пока война понятно. А потом, когда мир будет? Будет понятно, почему вам умирать приходилось? Что ответить, когда спросят: что же это вы, мужики, мам наших от пуль защитить не могли? Что ж это вы со смертью их оженили, а сами целенькие? Дорогу Кировскую берегли да Беломорский канал? Да ведь там тоже, поди, охрана, там ведь людишек куда больше, чем пятеро девчат да старшина с наганом…
Рита: Не надо…Родина ведь не с каналов начинается… А мы ее защищали. Сначала ее, а потом уж – канал…
Васков: Да.. (отдает наган Рите) Возьми… Два патрона осталось, правда, но все-таки спокойнее с ним.
Рита (смотрит мимо него, наверх, «на небо»): Погоди…Помнишь, на немцев я у разъезда наткнулась? Я тогда к маме в город бегала. Сыночек у меня там. Мама больна очень, долго не проживет, а отец без вести пропал…
Васков: Не тревожься, Рита, понял я все.
Рита (пытается улыбнуться): Просьбу мою последнюю выполнишь?
Васков (жестко): Нет.
Рита: Бессмысленно, все равно ведь умру. Только намучаюсь.
Васков: Я разведку произведу и вернусь. К ночи до своих доберемся.
Рита: Поцелуй меня.
Васков неуклюже наклоняется, целует в лоб.
Рита: Иди… Иди, Федя. Иди.

Васков уходит, Рита прикладывает пистолет к виску, НЕ НАЖИМАЙ НИ НА ЧТО!
25) Выстрел Риты
Заваливается на противоположный бок.

Васков выходит на сцену. Молча стоит возле Риты.
Проходит вперед. Смотрит на Женьку.
Выходят Четвертак, Бричкина, Гурвич.

В зал, только не глядя в лица зрителей!!!!!! Они – не фашисты!!!
Что, взяли?..Взяли, да?…Пять девчат было, пять девочек было всего, всего пятеро! А не прошли вы, никуда не прошли и сдохнете здесь, все сдохнете! Лично каждого убью, лично! А там (показывает пальцем на небо) пусть судят меня! Пусть судят!
Девочки забирают одежду погибших. Встают, улыбаясь, смотрят на Васкова.
26) Шум дождя.
Васков поворачивается, медленно встает, тянет к ним руку, хочет дотянуться. Девочки молча делают шаг назад. Пытается взять их за руки, они уходят, продолжая смотреть на него.
Он ничего не понимая, стоит.
Кирьянова (из-за кулис): Вон он! Товарищ Третий, вон он!
Товарищ Третий: Дождь заливает, ни черта ни видно!
Кирьянова: Вон он, миленький! Васкооов!
Выбегает на сцену, припадает возле Васкова, обнимает его.
Товарищ третий: Шевелимся, ребята!
Выбегают на сцену: Товарищ Третий, Солдаты (все трое Кирьянова, что за слюни? (осмотрев его) Живой? ранен! Забирайте его! Эй, Васков, где бойцы твои?
Васков молчит. Все смотрят на него, обступив.
Товарищ третий: Контузило? Чего молчишь?
Васков: Свои… (нелепо улыбаясь, смотрит на них) Свои….
Падает, товарищ третий подхватывает его, Кирьянова все понимает, опускает голову в знак памяти девочек, отходит.
Товарищ третий (сурово): Некогда слезы лить, уходим.
Уходят, тащат на себе Васкова.
27)Песня туристов

ДЕЙСТВИЕ 15. ФИНАЛ.

Выходит на ступеньки (занавес закрыт) рассказчик с ручкой и тетрадкой. Садится на ступеньки по центру.

Рассказчик:
…Привет, старик!
Ты там доходишь на работе, а мы ловим рыбешку в непыльном уголке. Правда, комары проклятые донимают, но жизнь все едино райская! Давай, старик, цыгань отпуск и рви к нам. Тут полное безмашинье и безлюдье. Раз в неделю шлепает к нам моторка с хлебушком, а так хоть телешом весь день гуляй. К услугам туристов два шикарных озера с окунями и речка с хариусами. А уж грибов!..
(занавес открывается)
Впрочем, сегодня моторкой приехал какой-то старикан: седой, коренастый, без руки и с ним капитан-ракетчик. Капитана величают Альбертом Федотычем (представляешь?), а своего старикана он именует посконно и домотканно — тятей. Что-то они тут стали разыскивать — я не вникал…
…Вчера не успел дописать: кончаю утром.
Встает.
Здесь, оказывается, тоже воевали… Воевали, когда нас с тобой еще не было на свете.
Выходят медленно девочки в белом, встают строем за ним. Альберт Федотыч и его отец привезли мраморную плиту.
Выходят, встают за девочками Товарищ третий, Васков, Солдат, Кирьянова, Полина Егоровна.
Мы разыскали могилу — она за речкой, в лесу. Отец капитана нашел ее по каким-то своим приметам. Я хотел помочь им донести плиту и — не решился.
А зори-то здесь тихие-тихие, только сегодня разглядел.
28) Колокол с 0:53 6 ударов
Пауза.

Выходят Саша Горохова, Ульяна, Маша Иванова, Полина, Даша в исходных костюмах. Исходные костюмы: Маша, Полина – девочки-пионерки. Уля – девочки-крестьянки.

Маша:
Я знаю о войне лишь понаслышке,
Но вновь и вновь в мои приходит сны.
Безусый паренёк, совсем мальчишка,
Который не вернулся с той войны.

Уля:
Сожмётся больно сердце от печали,
Хоть с той поры прошло полсотни лет,
Но снится мне тревожными ночами
Мой молодой, мой вечно юный дед.

Полина:
Мы знаем о войне лишь понаслышке,
Но матерям сегодня не до сна.
Ведь подрастают юные мальчишки,
А где-то до сих пор идёт война.

Уля:
И сколько их ещё, наверно, будет
Солдат, не возвратившихся с войны.
Вам говорю, к Вам обращаюсь, люди
Мы научиться мир беречь должны.

Маша:
Над миром вновь ликует светлый май,
В который раз мы празднуем Победу.
Но то, что совершили наши деды,
Ты помни, никогда не забывай.

Ася:
Ты помни, путь к Победе был не прост,
Кровавою была её цена.

Нина:
Ты помни Бухенвальд и Холокост
И смерть, и страх, что сеяла война.

Лиза:
Ты помни поседевших матерей,
Солдат, не возвратившихся домой.
И похоронки забывать не смей.
Всё это надо помнить
Нам с тобой!

Маша:
Над миром вновь ликует светлый май,
В который раз мы празднуем Победу.
Но то, что совершили наши деды,
Ты помни, никогда не забывай.
Ты помни, никогда не забывай.
29) Птицы белые

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
ROCK AND ROLL COWGIRL
2 920 RUR
5 694 RUR