Закрыть рекламу ×

Сценарий литературно – музыкального спектакля – «У войны не женское лицо».


Автор 1:
( выходит под песню А. Розенбаума « А может не было войны?»)
На фоне идет ролик «На всю оставшуюся жизнь»
Я не видел войны, я родился значительно позже.
Я ее проходил и читал про нее с детских лет,
Сколько книг про войну, где как будто все очень похоже,
Только самого главного нет…
Автор 2:
Только , слышишь, звучит, пробивает из стен Ленинграда
Тихо- тихо поет и в тебе, и во мне, и вокруг.
Может быть о войне слишком громко и рьяно не надо,
Чтобы ревом фанфар не спугнуть, не убить этот звук.
Звучит музыка Моцарт « Реквием» .
В белых плащах со свечами в руках появляются 8 девушек, становятся в определенном порядке.
Автор:
Кто сказал, что у войны не женское лицо? Они шли вместе с нами плечом к плечу, они сеяли, стирали, вытаскивали нас из поля боя, они ночами стояли у станков, чтобы мы делали эту победу. Они ждали нас. Женщина и война… Оба эти слова женского рода, но как же они несовместимы… Женщина и война…

Автор 2:
В мир приходит женщина, чтоб свечу зажечь.
В мир приходит женщина, чтоб очаг беречь
В мир приходит женщина, чтоб любимой быть.
В мир приходит женщина, чтоб дитя родить.
В мир приходит женщина, чтоб цветам цвести.
В мир приходит женщина, чтобы мир спасти.
Автор 1:
На самой страшной войне XX ве¬ка женщине пришлось стать сол-датом. Она не только спасала, пе¬ревязывала раненых, но и стре¬ляла из “снайперки”, бомбила, подрывала мосты, ходила в развед¬ку, брала “языка”. Женщина уби¬вала. Она убивала врага, обрушив¬шегося с невиданной жестокостью на ее землю, на ее дом, на ее детей.
Автор 2:
Качается рожь несжатая .
Шагают бойцы по ней .
Шагаем и мы –
девчата ,
Похожие на парней .

Нет , это горят не хаты –
То юность моя в огне .
Идут по войне девчата ,
Похожие на парней .
Автор 1: ( называет имя персонажа, на экране высвечивается фото героини)
Клавдия Григорьевна Крохина, старший сержант, снайпер.
Героиня № 1:
“Мы залегли, и я наблюдала. И вот я вижу: один немец приподнялся. Я щелкнула, и он упал. И вот, знаете, меня всю затрясло, меня колотило всю. Я заплакала. Когда по мишеням стреляла – ничего, а тут: как это я убила человека?
Потом прошло это. И вот как прошло. Мы шли, это было возле какого-то небольшого поселка в Восточной Пруссии. И там, когда мы шли, около дороги стоял барак или дом, не знаю, все это горело, сгорело уже, одни угли остались. И в этих углях человеческие кости, а среди них звездочки обгоревшие, это наши пленные или раненые, не могла прийти в себя, только зло и мщение осталось.

…Пришла я с фронта седая. Двадцать один год, а я уже беленькая. У меня ранение было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: “Я верила, что ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь”. Брат на фронте погиб. Она плакала. “Одинаково теперь – рожай девочек и мальчиков. Но он все-таки мужчина, он обязан был защищать Родину, а ты же девчонка. Я об этом просила, если ранят, то лучше убьют, чтобы девушке не остаться калекой”.
( Звучит «Альбинони «Адажио»
( гасит свечу, уходит на авансцену)
Автор 2:
Восемнадцать было вам в то лето,
Первым чувством сердце расцвело.
Грянула война и на полсвета
Распростерла черное крыло.
Что тогда вы, милые, умели?
Знали лишь одно — пришли враги.
Не в театр надели вы шинели,
Не на бал обули сапоги.
В тот июнь чего не повидали вы,
Женщины с военными медалями!
На войне в кустах не отсидеться,
Трудно, страшно — маму не зови.
Защищали вы и наше детство,
Юные защитницы земли.
Где он, юный, синеглазый, милый —
Та любовь, та первая весна?
Где та юность, за какими далями,
Женщины с военными медалями?
Автор 1: : ( называет имя персонажа, на экране высвечивается фото героини)
Звучит « Адажио» Моцарт
Героиня № 2
Ксения Сергеевна Осадчева, санитарка в военном госпитале
“Девятого июня сорок первого года мне исполнилось 18 лет, а меньше чем через две недели началась эта проклятая война. Со школьной скамьи мы пошли на строительство железной дороги Гагра – Сухуми. Я запомнила, какой мы ели хлеб. Он был словно ежик.
В сорок первом году добровольно пошла в госпиталь. Бои шли очень жестокие. Раненых было много. Меня поставили на раздачу питания – эта должность круглосуточная. Через несколько месяцев ранило в левую ногу – скакала на правой, но работала. Потом дали еще должность сестры-хозяйки, это тоже надо быть на месте круглосуточно.
Двадцать месяцев никто не подменял, не сменял меня. Левая нога, опухшая до колена, забинтована, руки прооперировали, тоже перебинтовали. Голова забинтована. В школьные годы я сдавала нормы ГТО, но нет еще спортсмена в мире, который бы в таком состоянии проскакал двадцать месяцев круглосуточно. Я проскакала и перенесла все.
…Все у нас сейчас восстановлено, все утопает в цветах, а я изнываю от болей, у меня и сейчас не женское лицо. Я не могу улыбаться, я ежедневно в стоне. За войну я так изменилась, что когда приехала домой, мама меня не узнала.
( гасит свечу, уходит на авансцену)
Автор 2:
Я ушла из детства
В грязную теплушку,
В эшелон пехоты
В санитарный взвод
Дальние разрывы
Слышал и не слышал
Ко всему привычный
Сорок первый год.
Автор 1: ( называет имя персонажа, на экране высвечивается фото)
Вера Сергеевна Романовская, партизанка.
Героиня № 3
( звучит « Адажио» Моцарта)
Какие у нас были девчонки, спрашиваете? У нас была Чернова, уже беременная, она несла мину на боку, где рядом билось сердце ребенка… Вот и разбирайтесь с этим, что это были за люди.
История еще сотни лет будет разбираться: что это такое? Вы представляете, беременная идет с миной… Ну, ждала же она ребенка… Любила, хотела жить… Но она шла…
( Звучит «Альбинони «Адажио»
( гасит свечу, уходит на авансцену)

фильм «Женщина и война»
Автор 1: ( называет имя персонажа, на экране высвечивается фото)
Героиня № 4
Нона Александровна Смирнова, рядовая, зенитчица.
Звучит « Адажио» Моцарт
После карантина, перед принятием присяги, старшина привез обмундирование. В роте по своему росту и комплекции я оказалась самой маленькой, рост 153 сантиметра, обувь 34 размера.
Мне достались ботинки 42 размера, американские тяжелые, с металлическими подковами во весь каблук и на носках. Я надевала и снимала их, не расшнуровывая, прямо через голенище, тяжелые, и я в них ходила, волоча ноги по земле.
От моего строевого шага по каменной мостовой высекались искры, и ходьба была похожа на что угодно, кроме строевого шага. Страшно вспомнить, каким мучительным был первый марш. Командир увидел, как я иду, вызвал меня:
– Смирнова, как ты ходишь строевым? Что, тебя не учили, почему ты не поднимаешь ноги? Объявляю три наряда вне очереди…
Я ответила:
– Есть, товарищ старший лейтенант, три наряда вне очереди! – повернулась, чтоб идти, и ботинки остались на полу, ноги были в кровь стерты голенищами.
Тогда и выяснилось, что ходить по-другому я уже не могла. Ротному сапожнику Паршину дали приказ сшить мне сапоги из старой плащ-палатки, тридцать шестого размера.
( Звучит «Альбинони «Адажио»
( гасит свечу, уходит на авансцену)
Автор 2 :
Когда, упав на поле боя –
И не в стихах, а наяву, –
Я вдруг увидел над собою
Живого взгляда синеву,
Когда склонилась надо мною
Страданья моего сестра,-
Боль стала сразу не такою:
Не так сильна, не так остра.
Меня как будто оросили
Живой и мертвою водой,
Как будто надо мной Россия
Склонилась русой головой!
Автор 1: ( называет имя персонажа, на экране высвечивается фото)
Героиня № 5
Звучит « Адажио» Моцарт
Рядовая, санитарка Наталья Ивановна Сергеева

“… Раненых нам доставляли прямо с поля боя. Один раз двести человек раненых в сарае, а я одна. Вот не помню, где это было…В какой деревне…Столько лет прошло…Помню, что четыре дня не спала, не присела, каждый кричал: “Сестра…Сестренка…помоги, миленькая!..” я бегала от одного к другому, и один раз я споткнулась и упала, и тут же уснула. Проснулась от крика, командир, молоденький лейтенант, тоже раненый, приподнялся на здоровый бок и кричал: “Молчать… молчать, я приказываю!” Он понял, что я без сил, а все зовут, им больно: “Сестра…Сестричка…” Я как вскочила, как побежала – не знаю куда, чего. И тогда я первый раз, как пришла на фронт, заплакала…”
( Звучит «Альбинони «Адажио»
( гасит свечу, уходит на авансцену)
Автор 2:
Я пришла из школы
В блиндажи сырые
От Прекрасной Дамы
В “мать” и “перемать”,
Потому что имя,
Ближе чем Россия
Не могла сыскать.
Автор 1: ( называет имя персонажа, на экране высвечивается фото)
Героиня № 6
Звучит « Адажио» Моцарт
Нина Яковлевна Вишневская, старшина, санинструктор танкового батальона.
“Когда танкисты саму меня подобрали с покалеченными ногами и привезли село, это было село Желтое на Кировоградчине, хозяйка хаты, где размещался медсанвзвод, причитала:
– Яки ж молоденький хлопчик!..
Танкисты смеются:
– Яки ж то хлопчик, бабка, то ж дивка!
А она села надо мной и разглядывает:
– Яка ж то дивка? Яка ж то дивка! То ж хлопчик молоденький…
Я стриженная, в комбинезоне, в танкошлеме – хлопчик… Она на полатях мне место уступила и даже поросенка зарезала, чтобы я быстрее поднялась. И все жалела!
– Неужто мужиков не хватило, чтобы дитэй таких побрали, дивчаток…
В восемнадцать лет на Курской дуге я была награждена медалью “За боевые заслуги” и орденом Красной Звезды, а в девятнадцать лет – орденом Отечественной войны второй степени.
( Звучит «Альбинони «Адажио»
( гасит свечу, уходит на авансцену)
Автор 2:
Я только раз видала рукопашный
Раз – на Яву и сотни раз во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.
ФИЛЬМ «Фронтовая сестра. Женщина войны»
Автор 1: ( называет имя персонажа, на экране высвечивается фото)
Героиня № 7
Звучит « Адажио» Моцарт
Александра Семеновна Масаковская, в войну рядовая, повар.
“Мы не стреляли. Я не стреляла. Кашу солдатам варила. За это медаль дали. Я о ней и не вспоминаю, разве я воевала? Кашу варила, солдатский суп. Тягала котлы, баки. Тяжелые-тяжелые…
Командир, помню, говорил: “Я бы пострелял эти баки… Как ты рожать после войны будешь?” И однажды взял все баки – и пострелял. Пришлось в каком-то поселке искать баки поменьше.
( Звучит «Альбинони «Адажио»
( гасит свечу, уходит на авансцену)

Автор 2:
Ах, война, что ж ты сделала, подлая,
Вместо свадеб – разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестрёнкам своим.
Сапоги – ну куда от них денешься,
Да зелёные крылья погон.
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведём с ними счёты потом.
Пусть твердят, что надеяться не на что,
Что идёте судьбой наугад.
До свидания, милые девочки,
Постарайтесь вернуться назад…
Автор 1: ( называет имя персонажа, на экране высвечивается фото)
Героиня № 8
Звучит « Адажио» Моцарт
Мария Степановна Детко, рядовая, прачка.
“Стирала белье. Через всю войну стирала. Белье привезут, оно такое заношенное, черное, завшивленное. Халаты белые, ну эти, маскировочные. Они в крови, не белые, а красные. Гимнастерка без рукава, и дырка на всю грудь, штаны без штанины. Слезами отмываешь, слезами полощешь. И горы, горы этого белья. Как вспомню, руки и теперь болят. Я часто во сне вижу, как оно было. Так словами не расскажешь”.
( Звучит «Альбинони «Адажио»
( гасит свечу, уходит на авансцену)
Ведущий 1: Самое важное на войне – остаться человеком. И эта нравственная победа оказалась самой великой нашей победой в эту страшную войну.
Женская память возвращает нас на круги милосердия.
Ведущий 2:
…Да разве об этом расскажешь
В какие ты годы жила!
Какая безмерная тяжесть
На женские плечи легла!..
В то утро простился с тобою
Твой муж, или брат, или сын,
И ты со своею судьбою
Осталась один на один.
Один на один со слезами,
С несжатыми в поле хлебами
Ты встретила эту войну.
И все – без конца и без счета –
Печали, труды и заботы
Пришлись на тебя на одну.

Ты шла, затаив свое горе,
Суровым путем трудовым.
Весь фронт, что от моря до моря,
Кормила ты хлебом своим.

В холодные зимы, в метели,
У той у далекой черты
Солдат согревали шинели,
Что сшила заботливо ты.

Бросалися в грохоте, в дыме
Советские воины в бой,
И рушились вражьи твердыни
От бомб, начиненных тобой.

Рубила, возила, копала –
Да разве всего перечтешь?
А в письмах на фронт уверяла,
Что будто б отлично живешь.

Бойцы твои письма читали,
И там, на переднем краю,
Они хорошо понимали
Святую неправду твою.

И воин, идущий на битву
И встретить готовый ее,
Как клятву, шептал, как молитву,
Далекое имя твое…

( Героини вновь зажигают свечи, выстраиваются в линию)

Фильм « Вечная память»
( обрезать из «минуты молчания»)

Автор: Всем воинам – женщинам, всем фронтовым подругам, всем тем, кто ткал, прял, стоял у станка. Всем женщинам войны- эта минута молчания. Пожалуйста, зажгите ваши свечи.
ФИЛЬМ « Минута молчания»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
TORY BURCH
8 067 RUR