Закрыть рекламу ×

Эстрадное представление на День Победы – “Дорога памяти”.

Сценарий написан на основе местного материала, который легко заменить на другой, необходимый вам. Использованы стихотворение Ю. Друниной «Солдатские будни» и неко¬торые стихи других поэтов.
Музыка. Занавес открывается. Справа на сцене стоит щит, на котором приколоты два плаката – два листка из календаря в увеличенном виде. На первом написано чёрным: «22 июня 1941 г.», на втором написано красным: «9 мая 1945 г.» В центре – небольшая скамейка. Слева на сцене стол, за которым на стульях сидят ребята. На столе – развёрнутый лист ват¬мана, на нём рисуют стенгазету. Сбоку от стола сидит Саша с раскрытой книгой в руках.
САША (оторвавшись от книги). Где хранится пушка, сделавшая первый выстрел по Бер¬лину? Знаете? (Смотрит на ребят, те пожимают плечами.)
ВЕРА. Не знаем.
САША (читает в книге). Пушка № 4785 хранится в Военно – историческом музее, первый выстрел по Берлину был произведён 21 апреля 1945 года в 18 часов 10 минут.
ВИКТОР (перестав рисовать на листе ватмана). Очень хорошо! А что ещё?
ВЕРА. Мы решили, что вместо песни будут частушки. Частушки о войне.
МАША (показывает место на листе ватмана Виктору). Вот здесь… оставь место для часту¬шек. (Виктор кивает и отмечает что-то на листе.)
КАТЯ. Ребята, я вот шла сюда и думала… Ведь столько лет прошло. Что мы можем сейчас написать в нашей газете? Что мы знаем о войне?
САША. Да ладно, одну стенгазету для нашей школы как-нибудь сочиним…
АЛЯ. Одно дело стенгазета, а там ведь были живые люди… Вот, послушайте…(Открывает сборник стихов, встаёт и читает.)
Вспомним их сегодня всех до одного,
Вымостивших страшную дорогу.
Скоро среди нас уже не будет никого
Кто слышал тогда первую тревогу…
МАША (в зрительный зал). И сегодня, как сумеем, сможем,
О военной юности тех лет
Мы расскажем поколеньям новым,
Будущим наследникам побед!
ВИКТОР. А наследники – это мы. Они, прошедшие войну, передали память о ней своим сы¬новьям и внукам, потом правнукам… И так дальше… Из поколения в поколение – дорога памяти.
Все поворачиваются, смотрят на плакат с календарным листком «22 июня 1941г.»
САША (не сразу). 1941 год. Как это было?
Фонограмма – грохот боя, все расходятся. В центр сцены выходит Катя с наброшен¬ным на плечи чёрным шарфом.
КАТЯ. Я ушла из детства в грязную теплушку,
В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший сорок первый год.
С другой стороны сцены к Кате подходит девочка младшего возраста с блокнотом и ручкой в руках.
ДЕВОЧКА. Здравствуйте!
КАТЯ. Здравствуй.
ДЕВОЧКА. Нам сочинение задали «Дорога памяти». Я знаю, что вы воевали… Расскажите, пожалуйста.
КАТЯ. А что тебе рассказать?
ДЕВОЧКА. Ну… биографию, награды, подвиги… фронтовое прошлое.
КАТЯ. Фронтовое прошлое… (В зрительный зал.) Фронтовое прошлое… Вы видели людей, раздавленных танками? Обгоревший девятнадцатилетний лётчик умирает, а ты ничем не можешь ему помочь… А глаза лошади, подорвавшейся на мине, которой тоже ничем нельзя было помочь… Каждый день с утра и до ночи, – искалеченные, изуродованные раненые… (Поворачивается к девочке, спокойно.) Биография у меня самая обыкновенная. Подвигов ни¬каких…
ДЕВОЧКА. Но вы же воевали…
КАТЯ. Война не подвиг. Война – это очень тяжёлая работа.
Вместе присаживаются на скамью в центре сцены.
ДЕВОЧКА. Сколько раненых вы вынесли из боя?
КАТЯ. Не считала… Много.
ДЕВОЧКА. А были раненые больше вас?
КАТЯ. Были и великаны…
ДЕВОЧКА. И как же вы?
КАТЯ. Не хотелось, чтобы такой богатырь погиб… Очень надо было, чтобы он жил на земле, понимаешь? А когда хочешь, значит – можешь. Сможешь преодолеть невозможное.
ДЕВОЧКА. Как вы считаете – я бы тоже смогла?
КАТЯ. Обязательно.
ДЕВОЧКА. Вспомните какой-нибудь исключительный случай…
КАТЯ (задумчиво). Только что пришла с передовой,
Мокрая, замёрзшая и злая,
А в землянке нету никого
И, конечно, печка затухает.
Так устала – руки не поднять
Не до дров: согреюсь под шинелью
Прилегла, но слышу, что опять
По окопам немцы бьют шрапнелью.
(Встаёт.) Из землянки выбегаю в ночь,
А навстречу мне рванулось пламя,
(Выходит вперёд.) Мне навстречу – те, кому помочь
Я должна спокойными руками.
И за то, что снова до утра
Смерть ползти со мною будет рядом,
Мимоходом – «Молодец, сестра!»
Крикнут мне товарищи в награду.
Да ещё сияющий комбат
Руки мне протянет после боя:
Старшина, родная, как я рад,
Что опять осталась ты живою!
ДЕВОЧКА (встаёт со скамьи, подходит к ней). Спасибо вам.
КАТЯ. За что?
ДЕВОЧКА. За всё… За то, что воевали, за то, что живы остались! За Победу спасибо!
КАТЯ. Победа. Мирная жизнь. Встреча с родными, с любимыми… Как мечтали об этом на фронте в редкие часы затишья!
Все ребята за столом встают.
ВИКТОР. Горело всё – цветы и клёны,
Былинки не было живой.
Вокруг кустарник запылённый
Шуршал обугленной листвой.
АЛЯ. Земля, казалось, до предела
Была в огне накалена
И вся иссохшая, гудела:
«Да будет проклята война!»
ВСЕ (хором). Да будет проклята война!
Катя снимает с себя чёрный шарф, вешает к плакату «22 июня 1941 г.» и уходит вме¬сте с девочкой. Звучит припев песни о г. Кстово, где происходит действие. Ребята, склони¬лись над своей газетой, что-то тихо обсуждают между собой. С другой стороны появились мальчик и девочка. За столом все сели и молча смотрят на пару в центре сцены.
МАЛЬЧИК. Вот скамейка! Посидим? (Садится на скамейку.)
ДЕВОЧКА. Маленький у вас город! (Садится рядом.) Ни трамваи не ходят, ни троллей¬бусы…
МАЛЬЧИК. А зачем они? Когда в любой конец и так дойти можно.
ДЕВОЧКА. Я и говорю – маленький город.
МАЛЬЧИК. И правильно. Ему в сентябре 58 исполнится. Кстово в 1957 году поя¬вился.
ДЕВОЧКА. А раньше тут что было?
МАЛЬЧИК. Деревня, потом посёлок. Тут люди жили ещё с середины второго тысячелетия до нашей эры. А может и раньше…
ДЕВОЧКА. А ты откуда знаешь? (Встаёт со скамьи.)
МАЛЬЧИК. Знаю, читал.
ДЕВОЧКА (идёт направо, останавливается, что-то разглядывает). Что там за надпись на доме?
МАЛЬЧИК. Это мы с тобой на улице Талалушкина сидим.
ДЕВОЧКА. А кто это?
МАЛЬЧИК (встаёт со скамьи, подходит к ней). Николай Талалушкин на Курско – Орловской дуге повторил подвиг Александра Матросова, закрыл собой амброзуру дзота. 24 июля это было, 43-го года. Ему звание героя присвоено, посмертно…
ДЕВОЧКА (после паузы). Он что, здешний был?
МАЛЬЧИК. Да. 14 кстовчан получили звание героя, четверо стали кавалерами ордена Славы. Всего у нас 3750 жителей были награждены орденами и медалями.
ДЕВОЧКА. А ещё есть у вас улицы с именами героев? (Возвращается к скамье и садится.)
МАЛЬЧИК (идёт за ней). Есть улица имени Александра Сутырина. Моряк был, всю войну на Чёрном море.
ДЕВОЧКА. Ты, наверное, здесь всё знаешь?
МАЛЬЧИК. Я тут живу. Между прочим, живу на улице, которая носит имя Лаврентия Чва¬нова. (Садится на скамью.)
ДЕВОЧКА. Тоже герой?
МАЛЬЧИК. Его рота знаешь как фашистов била, и не просто била, а совершала дерзкие вы¬лазки к ним в тыл! Немцы прямо дурели от нашей наглости.
ДЕВОЧКА. Хорошо, что их именами улицы назвали. Это живая память… Это память навсе¬гда.
МАЛЬЧИК. Да, это правильно. Из восьми тысяч жителей Кстовского района, что ушли на фронт, три тысячи не вернулись. У нас есть ещё улицы имени Ступишина, капитана Рачкова и проспект Победы. А на площади Мира – Вечный огонь.
ДЕВОЧКА (встала). Пойдём туда, мы ещё там не были.
МАЛЬЧИК. Пойдём. (Встаёт, недалеко отходит и останавливается.) Я когда бываю у Веч¬ного огня, знаешь, о чём думаю?
ДЕВОЧКА (идёт за ним, тоже остановилась). О чём?
МАЛЬЧИК. Если бы не они, нас бы, может, и на свете сейчас не было. Они ведь погибли за наше будущее, за нас, за наше счастье.
ДЕВОЧКА (эхом). За наше счастье… Хороший у вас город!
МАЛЬЧИК. Я знаю. (Вместе уходят.)
ВИКТОР (встал за столом). Так и напишем в нашей газете: «Жители Кстовского района вое¬вали на всех фронтах – от Белого до Чёрного морей».
МАША. Четыре года шли наши солдаты дорогами войны, приближая победный час.
САША. Знаете, каким стал по счёту салют Победы? Сколько пушек в нём участвовало и сколько залпов было дано?
МАРИНА. Не знаем.
САША. Он был 369-м по счёту. Было дано 30 залпов из тысячи орудий.
ВЕРА. 9 мая 1945-го года.
АЛЯ. Хлынули люди на весенние улицы…
МАРИНА. Утро победы… Радость победы!!!
Все участники выходят на середину сцены.
МАША и АЛЯ (поют). Сидит Гитлер на берёзе, а берёза гнётся!
Вот порадуются люди, как он навернётся!
САША и ВИКТОР (поют). Немцы в панике бегут, у них крыша съехала!
Это наша армия танками наехала!
ВСЕ УЧАСТНИКИ (поют хором и танцуют). У фашистского бандита
Морда словно светофор –
Эта морда нами бита –
Дали русские отпор!
САША. А 24 июня был Парад Победы и наша армия шла чеканя шаг по Красной площади Москвы.
МАША. Катя, ты обещала расспросить свою бабушку про 24 июня 45-го года!
КАТЯ. Расспросила и всё записала. Сейчас!
Все ребята возвращаются к столу. Катя достаёт из сумки лист бумаги.
ВИКТОР (склоняется над газетой). Очень хорошо. Поместим её рассказ сюда… (Отмечает что-то карандашом.)
КАТЯ (стоит и читает). Жила тогда в Москве. В 41-м мне было 11, в 45-м – 15. Как и мои ро¬весники, я училась в холодной нетопленой школе, собирала бутылки для зажигательной смеси, ходила в госпиталь читать бойцам книжки и гладить бинты, стояла в долгих очередях за хлебом…
САША. Мировая у тебя бабушка!
АЛЯ. Тогда все так жили, ведь шла война…
КАТЯ (читает дальше). 24 июня 1945 года в Москве был парад Победы. А у меня был день рождения. Мне исполнилось 15 лет. Мне казалось, что и парад, и войска, и громкое «Ура!» – всё это подарено лично мне по случаю дня рождения. И даже дождь – многочасовой летний ливень – воспринимался, как подарок…
МАША. Я её понимаю. Я тоже такая.
САША. Не перебивай.
КАТЯ (продолжает читать). Толпа, промокшая до нитки, как и я, праздничная, ликующая толпа кружила, кружила меня по городу, занося в какие-то совсем неизвестные мне улицы и переулки… И вот, когда я влетела в какие-то ворота, чтобы отжать свои завязанные баран¬ками тощие косички…
Шум дождя. Появляется паренёк в гимнастёрке, подходит к скамейке, отряхивается от воды. Его может играть Виктор. Девушка, вбежавшая на сцену, чуть не сбила его с ног. Катя незаметно села на своё место, все ребята за столом притихли и смотрят, что происходит у скамьи.
ПАРЕНЬ. Куда на такой скорости? Тормозить надо!
ДЕВУШКА. Да ведь мокро!
ПАРЕНЬ (передразнивает). Мокро… Сюда давай! Тут не так льёт. (Показывает на скамью.)
ДЕВУШКА. А ты откуда здесь взялся?
ПАРЕНЬ. С Первого Белорусского.
ДЕВУШКА (потрясённо). Да?
ПАРЕНЬ. Да. (Оглядывает её.) А уж вымокла-то…
ДЕВУШКА. Ну и ладно, а лет тебе сколько?
ПАРЕНЬ (не сразу). По документам или по правде?
ДЕВУШКА. По правде. (Садится на скамью.)
ПАРЕНЬ. По правде 15… скоро будет… (Садится рядом.)
ДЕВУШКА. Вот… «Скоро будет». А мне сегодня исполнилось.
ПАРЕНЬ. Ишь ты… Как раз к параду подгадала… (Пошарил по карманам гимнастёрки.) И подарить как назло нечего.
ДЕВУШКА. Да ну, зачем… А ты в армии – кто?
ПАРЕНЬ. Сын полка. Воспитанник боевого подразделения. Слышала про таких?
ДЕВУШКА. Значит, ты сын полка? Настоящий?
ПАРЕНЬ. Чудачка… А то какой же?
ДЕВУШКА. Нет, ну надо же! И Наталка потерялась…
ПАРЕНЬ. Какая Наталка?
ДЕВУШКА. Да, мы гуляли… подруга моя. Расскажу ей потом, что с настоящим сыном полка разговаривала, – не поверит.
ПАРЕНЬ. Найдётся твоя Наталка, никуда не денется. Я в Москве впервые, товарища майора потерял и то не переживаю.
ДЕВУШКА. А он тебе кто?
ПАРЕНЬ. А он мне всё.
ДЕВУШКА. А родные у тебя есть?
ПАРЕНЬ (не сразу). До войны были. А теперь товарищ майор. (Встал со скамьи и вышел на передний план.) Чудно… Пацана маленького на бульваре видел, машину игрушечную на ве¬рёвочке тянет… В окнах герань в горшках цветёт… Мирная жизнь.
ДЕВУШКА. Та чего на дождик вышел?
ПАРЕНЬ (оглядывается). Так… Мирная жизнь, говорю… (Идёт к ней.)
ДЕВУШКА. А хочешь, я тебе Москву покажу?
ПАРЕНЬ. Правда? (Посмотрел на часы на руке.) Сейчас сообразим.
ДЕВУШКА. Ух ты… Часы…
ПАРЕНЬ. Старшина на память подарил. Так… Товарища майора я могу не найти… Город большой… На случай, если потеряемся, он мне адрес написал. Туда прибыть надо к 15 ча¬сам. Время ещё есть. А дождь переставать не собирается… Пошли? (Выглянув, вдруг рва¬нулся вперёд.) Товарищ майор! (Девушке, быстро.) Всё! Поход отменяется! (Побежал было.) Товарищ майор! Не слышит… Ну, ничего, пока держу в поле зрения. (Девушке.) Переулок как называется?
ДЕВУШКА. Не знаю… Посмотреть можно. (Вскочила со скамьи.)
ПАРЕНЬ. Некогда… Стой! Ворота приметные! Я сюда ещё приду – Москву покажешь?
ДЕВУШКА. Ага! А когда?
ПАРЕНЬ. Не знаю… Только приду обязательно! С днём рождения тебя!
ДЕВУШКА. Спасибо!
ПАРЕНЬ. Всё, а то уйдёт. (Убегая.) Товарищ майор!
Парень убегает, девушка медленно уходит. Катя встала со своего места, ребята за сто¬лом склонились над своей газетой.
АЛЯ. А дальше?
КАТЯ. Всё.
САША. Они не встретились?
КАТЯ. Только на дороге памяти.
МАРИНА. Это как?
КАТЯ. Вот слушайте… (Читает дальше.) Я много читала об этом… Всё, что могла найти. Разными дорогами приходили мальчики на фронт, и любая дорога могла быть его дорогой… Страницы книг, газетные строки, где говорилось об этих героических мальчишках, я листала, как страницы собственной памяти. И из множества разных удивительных судеб у меня скла-дывалась одна…
ВЕРА. Жаль… что всё так вышло…
КАТЯ. Прошлым летом поехала бабушка в Москву, нашла те ворота…
МАША. Не может быть! Ты хочешь сказать? Он… и она…
КАТЯ. В день её рождения… Только дождя не было.
МАРИНА (радостно). И она показала ему Москву?!
КАТЯ. Он все эти годы прожил в Москве, в доме, рядом с этими самыми воротами…
АЛЯ. Ребята, надо что-то для ветеранов!
САША (встаёт и выходит из-за стола). Давайте так скажем: дорогие наши!
Сегодня, в праздник великого Дня Победы, завоёванной Вами, мы горячо приветствуем вас и желаем долгих лет жизни, бодрости и здоровья! И… И пусть этот праздник надолго сохра¬нится в вашей душе и памяти!
МАША. Вам, ветераны яростных сражений,
Чья молодость закалена в бою,
ВСЕ УЧАСТНИКИ (встали со своих мест, хором).
Приносим мы любовь и уваженье
И светлую признательность свою!
Музыка. Девочки расходятся и выносят букеты цветов.
МАРИНА. Синий – синий предрассветный час и лёгкий озноб то ли от свежего весеннего ветра, то ли от пронзительного крылатого чувства победы…
ВЕРА. Если бы кто сказал тогда, в 41-м, что война продлится 4 года, этому никто бы не по¬верил. Но прошёл год, и два, и три…
САША. Всё было не так, как представлялось в начале… Они сдались, когда были взяты за горло в Берлине.
Появляется Катя с букетом цветов и белом шарфе.
КАТЯ. Тысячу раз пыталась представить, каким будет для меня первый день мира. Чего только не воображала! В самые худшие минуты – что меня вообще не будет в этом дне. В лучшие – рисовала себе что-то сияющее, никогда ещё не бывшее, какое-то счастье солнеч¬ного цвета… Кончилась война. Кончилась! И опять можно думать о жизни, о платьях, кни¬гах, кино и танцах… Кто знает – с чего начинается восстановление мирной жизни? Может быть именно с танцев и красивой причёски… День Победы. Год Победы! Потом долго – долго люди будут вести отсчёт с этого года. «После сорок пятого прошёл год…»
АЛЯ. Десять.
МАРИНА. Тридцать.
МАША. Пятьдесят.
САША. Семьдесят.
На сцене появляется Виктор в гимнастёрке.
ВИКТОР (зрителям). Идите по жизни вперёд, берегите нашу страну! Вы – её будущее!
Музыка. Все девочки подходят к плакату «9 мая 1945 г.» и с разных сторон украшают его своими букетами. От стола из рук в руки ребята передают нарисованную школьную стенгазету. Катя и Виктор показывают её зрителям.
ВЕРА. Берегите своё счастье люди!
МАША. Каждый день мечтай, учись, трудись!
САША. Пусть проклятых войн вовек не будет!
ВСЕ УЧАСТНИКИ (хором). И тогда прекрасной будет жизнь!

Общий поклон. Материал опробован на практике. В представлении возможно участие всего 7 – 8 человек, которые будут играть несколько ролей. А возможно и большее количе¬ство участников, на усмотрение постановщика.
Интересных вам репетиций, счастливых показов и бурных аплодисментов!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
CECE
13 432 RUR